http://forumfiles.ru/files/0015/1e/ae/15170.css
http://forumfiles.ru/files/0015/1e/ae/60313.css
http://forumfiles.ru/files/0015/1e/ae/19846.css

Nо One Lives Forever

Объявление

Больше 60 лет агент 007 пил водку-мартини, уничтожал злодеев и соблазнял женщин на экранах, в книгах и упорно не хотел идти на форумы... Но мы его заставили! No One Lives Forever - крепкий, яркий, интеллигентный форум, события которого происходят в параллельной вселенной, где в XXI существует СССР и берлинская стена. А главные козыри в рукаве игры – это миссии, юмор, национальный колорит разных стран и возможность колесить по миру или забить на все эти спецслужбы и просто жить.


Рейтинг форумов Forum-top.ru
# просим поголосовать в топах, если нравится форум
: 16.01: Вышла мини статья-туториал для тех кто «плавает» на форуме и не может сориентироваться что и где находится. ►►►
06.01: Уважаемые, этой зимой обстановка особенно заряженная. То и дело вспыхивают ссоры и недопонимания, но самое печальное что никто никому не дарит подарков. Что же, администрация НОЛФ решила взвалить на себя роль Деда Мороза. Каждому из вас мы подарили подарок и написали тёплые слова и пожелания. С Рождеством вас и хороших вам зимних каникул!
30.12: Последний месяц в году как всегда выдался очень занятым. Мы все старались доделать всё что напланировали себе до конца уходящего года, чтобы в Новый год с чистого листа, как говориться. Это почти не сказалось на статистике! Поразительно! Но обо всём по порядку... ►►►
21.12: На календаре 21 декабря, а это значит что нам всем пора дружно поздравить Аню Шевчук! Одного из наших старейших участников! Она на НОЛФе с открытия и мы очень-очень ценим что она до сих пор с нами! Поздравить...
14.12: Повесили новогодние украшения на форуме! Если кому-то что-то не нравится, всегда рады вашим отзывам в ЦОН или любом из чатов. Также поставили ёлку пожеланий. Сама тема с пожеланиями переехала в гостевой раздел, чтобы даже гости могли оставлять приятные слова.
07.12: Поскольку последнее время очень много вопросов, споров и разногласий, связанных с навыками и их уровнем, небольшое пояснение. Читать далее...
30.11: Подведены итоги ноября. Все новости за прошедший месяц читайте в этой теме. Если вы что-то пропустили, советуем заглянуть чтобы восполнить пробелы.
16.11: Администрация НОЛФ с небольшим опозданием, но от всей души поздравляет Сильвию и Харуку с днём рождения! Поздравления принимают девушки в этой теме. Если хотите чтобы вас поздравили - welcome!
12.11: Добавлена статья о навыках ниндзя и тому как конкретно этому учат в «Катакури» (читать). И поэтому до нас дошло что мы немного "накосячили" и из общего списка навыков убрано ниндзюцу, а добавлено «Японские искусства ниндзя».
06.11: Пиарщикам: у нас новые шаблоны реклам в стиле минималистичного реализма.
Гостям: тема акционных персонажей была серьёзно переработана.
Участникам: теперь доступны подборки сцен чтобы сделать вашу игру ещё проще и интереснее!
03.11: пофиксили дайсы, теперь можно генерировать любое количество граней у одного кубика. Из формы ответа исчезла "Проверка орфографии онлайн". Долой Grammatik-Nazi! А у новостной ленты и у цитат появились архивы (и сами вкладки были почищены). Лента теперь будет чиститься каждый месяц, а блок цитат каждые три.
АРХИВ ЛЕНТЫ
МЕЧТА МИЛЛИОНОВ
музыкант, рокер
Классический плохой мальчик, чья яркая харизма удивительным образом сочетается с отсутствием тормозов. Нонконформист, нигилист, рокер. Пользуется успехом у девушек, хотя вне своего романтического образа он бывает высокомерным, крайне самолюбивым и нечестным. В целом такое вечное дитя, который даже несмотря на возраст никак не хочет взрослеть, брать на себя ответственность и что-то решать.

ПОДРОБНОСТИ ЗАЯВКИ ►
ДМИТРИЙ ВОЛКОВ
человек с красной лилией
Мрачный, но ужасно живучий русский. В нём сочетается элегантность с редкой формой садизма (причём с восьмилетнего возраста). Сбросился со скалы, чтобы инсценировать свою смерть и исчезнуть из СССР.

ПОДРОБНОСТИ ЗАЯВКИ ►
ИСАКО КАТО
глава клана «Катакури»
Ниндзя с повышенным чувством долга и чести. Целыми днями тренируется или выполняет бредовые поручения директора «С.Т.Р.А.Х.»

ПОДРОБНОСТИ ЗАЯВКИ ►
+ ЛЮБИМАЯ ЦИТАТА
АРХИВ ЦИТАТ

"К слову о советах - она в них не нуждалась. Однако кто-то считал иначе и активно их раздавал. Ну что же, всё равно заняться нечем, пусть хоть Томас поупражняется в навыках креативного мышления. Но... идея мужчины показалась разумной. Может и правда зря она на него нападает, каждый ведь по-своему думает. Может у него такое мышление, через попытки выделиться, кто его знает." (с) Эмили Батлер

"- Простите, а что за юбка с карандашом? Разве мне нельзя будет пользоваться ручкой?" (с) Рита Климова

"То, что мертво, умереть не может. Оно лишь восстаёт, сильнее и крепче, чем прежде..." (с) Эмма Вудс

"Если мы тут начнём петь «Мурку», привлечём личностей как твои «друзья», - конечно при последнем слове обрисовала кавычки в воздухе, чтобы Рита поняла что в переносном смысле, — И нам не только не дадут денег, но ещё и отберут последнее." (с) Алиса Нестерова

"Только вот, - я хохотнула, - как мы с тобой спать будем? Койка-место в доме одно. Большое, правда, но одно." (с) Алиса Нестерова

"Город, полный молчания, страхов, затаенных надежд; город, внимательно следящий за цифрами, напечатанными в местной газете, печально провожающий из окон угрюмые санитарные фургоны; город, тайком изображающий на своих заборах невзрачное черное солнце с тонкими лучами протуберанцами; город, забывший о шорохе дождей, о звуках смеха, шагов…" (с) Эрих Шмидт

"Все проходит. Проходят эпидемии. Проходят циклоны. Проходят века. Не утешение для тех, кто попал на кладбище, но, с другой стороны, для живых тоже не утешение. Смерть не всегда связана с мучениями, это уже хорошо. Можно рассматривать остров со специально оборудованной площадки, можно купаться в запрещенной зоне, можно не выходить из дому, можно валяться в канаве, что угодно, черт возьми, лишь бы не чувство, однажды вдруг обдающее тебя жаром. Говорят, на час, на два смертельно заболевший человек может впасть в эйфорию, он счастлив, он любит весь мир, но затем сон… Болезни, подобные этой, приходят из ничего и в ничто уходят." (с) Эрих Шмидт

"Сейчас гораздо больше интересовала Силвия, с которой произошли кардинальные перемены. Раньше от её болтовни хотелось повеситься. Она делала поспешные выводы и торопилась их высказать, а теперь она будто стала «нормальным» человеком. Это и пугало." (с) Манни Хаупт

"Да и черт с ними! Что они там с себя представляют? Занудные особы с завышенной самооценкой и чрезмерным чувством собственной важности. И все с карманными драмами, мышиными трагедиями, в которых варятся, страдают и требуют сопереживания и соучастия... " (с) Юрий Бойко

"Рука скользнула по плечу к ее шее, и большой палец, автоматически лег на сонную артерию. " (с) Юрий Бойко

"Какая к хренам вербовка? Из меня разведчица как из Эммы Вундс натуралка." (с) Рита Климова

"... Фелисити может вызвонить меня в любой момент, либо позвонит Эмма, чтобы передать задание, которое у нас с ней вполне может быть совместным. Но... ведь я по рассеянности могу забыть зарядить телефон, да? Такое ведь бывает?" (с) Рита Климова

"Шум, музыка (вернее сказать то, что здесь принято называть музыкой, а на самом деле нечто по звуку напоминающее пересыпание гвоздей из одного жестяного ведра в другое), запах алкоголя и сигарет." (с) Рита Климова

"Ой, нет. Это вон тем лярвам оставь. А нам покрепче что-нибудь.
- Вон тем кому?
Я махнула рукой, решив не засорять мозги парня лишней информацией. В конце концов и правда, как объяснить англичанину русское, да ещё и жаргонное слово «лярва»?" (с) Рита Климова

"Не вставая со стула делаю ей подножку, выставив ногу вперёд, затем «объятие» за шею, сильный тычок под рёбра, и вот уже девица впечатывается лбом в барную стойку. Удовлетворённо улыбаюсь и, взяв её за волосы, приподнимаю голову так, чтобы видеть её глаза:
— Занято, подруга!" (с) Рита Климова

"Но, она бы точно удивилась такому способу мысли. И подумала бы:
«Вот и мужчины пошли! Им любая попытка сделать что-то самостоятельно уже феминизм!»
А потом удивилась бы, насколько это похоже на Эмму Вудс." (с) Сильвия Марино

"Горячая волна ударила в голову. Нет-нет, дело было не в том, что мне нужны были деньги на пропитание. Смешно было говорить об этом, когда на тебе блузка из натурального шёлка за почти тысячу долларов и от тебя пахнет духами за полторы штуки. Это было что-то другое. Будто щёлкнул какой-то давно не работающий уже механизм, который вновь запустили. Леди КлимОва отправилась на покой, а место её заняла Ритка-Кобра, увидевшая перед собой конкретного лоха, которого можно было опустить на карман." (с) Рита Климова

"Я хочу повести свой отряд и перейти границу Карелии под Петрозаводском или Выборгом, а потом захватить деревню или небольшой город, главное, чтобы потом местные люди выступили по радио и телевидению с призывом отсоединения от СССР… Я вызову туда Куракина и сражусь с ним в открытом поединке лицом к лицу, как подобает. Вместе с тем, это будет предлог для вмешательства Великих Держав в русские дела, и мы заставим признать независимость Карелии и отменить коммунизм… Думаю, нам хватит полка тяжёлой пехоты, для истребления и захвата любой пограничной заставы потребуется не более 2-3 минут." (с) Эрих Шмидт

"Кинг попытался поработать в своей мастерской, но руки тряслись. Хотелось рыдать, но слезы не шли. Мортимер мог только кричать. Хорошо, что стены их дома были толстые, а соседи на работе, поэтому никто не мог вне дома услышать его отчаянных криков. Мортимер кричал от ярости и бессилия, кричал до тех пор, пока он не охрип от собственных криков." (с) Мортимер Кинг

" Ну да, конечно... Если нахамить «Бобби», и скрыться от погони в собственном авто, то может возникнуть подозрение, что они взяли и забыли о инциденте. И ни разу не подумают, искать, догонять, ввести план перехват... Полисмены просто обожают, когда их выставляют дураками! По четвергами, до обеда — особенно. Вот они так сидят и думают: «А давайте еще где-то выставимся клоунами, пусть над нами народ потешается!»" (с) Юрий Бойко

"...он встал из-за стола, на ходу дожёвывая кусок пиццы, допил полный бокал пива и медленно подошёл к Рите, затем присмотрелся, как на неведомого зверя, после чего правой рукой быстро взял её за подбородок:
— А ну, сюда смотри! Смотри в глаза, когда с тобой разговаривают!" (с) Эрих Шмидт

"А ну, отвечай! — и приблизил своё лицо вплотную к ней, с неприязнью и ненавистью глядя ей прямо в глаза, прямо как один из его дедушек, тогда ещё совсем молодой, но довольно жестокий солдат, во время битвы за Корсунь на Восточном фронте, на поле боя смотрел в глаза русской медработнице, чтобы потом просто застрелить её и потом вместе с батальоном идти дальше на прорыв для встречи с авангардными порядками танковой группы Манштейна..." (с) Эрих Шмидт

"Невозможно бить в нос или глаз. Ты наносишь удар в голову, в область лица., попадая в нос. Ведь противник — не безжизненное существо, на замах реагирует, и может уклониться, сместиться в сторону. Сколько раз слышал, что «выстрелил точно в глаз, (между глаз)». Всегда улыбался подобной фантазии человека. Пуля, даже на скорости 489 м/сек. на расстоянии в километр... это же чуть более двух секунд! а я видел парней, которые за одну секунду, с револьвера одинарного действия, производили по шесть выстрелов. За эти две секунды может мишень сместиться, повернуться, качнуть головою. Сделать шаг. А пуля такая, почно между глаз, как и было задумано. Во время войны, снайпера стреляли, попадая в глаз противнику, понятное дело. Почему у меня нет возражений, по этому поводу? Потому что в этом случае человек — статичен. Замер на месте, смотря в бинокль, прицел. ЗАМЕР! Получил пулю. А при движении снайпера стреляют не в глаз, а в туловище. В него проще попасть и предугадать движения. Так же и в схватке. Противник двигается, смещается. Ты двигаешься. О какой сверх-точности может идти речь? Самый великий воин не способен рассчитать, развитие событий, с точностью в 100%. Вот скажем, я в поединках вычисляю противника по взгляду. Он предварительно смотрит, куда будет наноситься удар. какую-то долю секунды. И если успеваю перехватить этот взгляд — он мой. Ловлю на контратаке. А если нет — тогда уклоняюсь, отступаю, дожидаясь более благоприятного момента, для атаки. Хотя иногда навязываю бой сам, взрываясь сериями жестких коротких ударов на средней дистанции. Быстрых, которые слишком тяжело блокировать или отбить. И суммарным количеством «забиваю» оппонента. Но это — если спарринг, и если он один. Но подобное у меня только в спортзале случается..." (с) Юрий Бойко

"Э, loco*, да у тебя кукушка задвинулась! Так гнать и не сигналить. Подвеску потеряешь, Шумахер хренов! Там же ямы... И камни." (с) Юрий Бойко

"— ... Сейчас я расскажу... Сами скажете, спешить мне или нет...— Вот не знаю, кто там чего кому рассказывать собрался, но я-то, пожалуй поспешу. Авто не мое, взято на прокат. Там, конечно и страховка, и все как полагается.... Но у меня нет желания таскать с собою этот контейнер. Он не тяжелый, но сука, неудобный,— ... настроило против меня полицию. Они заподозрили меня в чём-то, хотели забрать...— Правильно делали, что подозревали, я вот тоже, подозреваю любого, кто трется возле чужой тачки, черт возьми!— ... и сбежал от них. Теперь скрываюсь. Как думаете,— про себя я думаю! И думаю, что кто-то неправильно ориентируется на местности. Раз полез к чужому добру. Ну что же, может и во времени потеряться!" (с) Юрий Бойко

"...встретил он его русскими словами. Правда, не совсем понятно какими..." (с) Эрих Шмидт

"У этой блондинки — не мозг, а процессор. Причем, явно «тормозящий». Блин. Это вот не до смеха. И если она вдруг заявит, что свалилась сюда из будущего, черт возьми, я поверю! Даже если она скажет, что я — будущая надежда человечества, потому что умею строгать рогатки, и мастерить катапульты. И последнее, решающее сражение будет разыграно здесь, в темном и далеком прошлом, в мрачном общественном сортире на улице «имени сорокалетия КПСС», за кинотеатром «Красный Октябрь». Да, черт возьми. Я — поверю... Она — инфильтратор. Я буду тебя называть ТХ-2017. Альтернативная модель." (с) Юрий Бойко

"Дубову даже вдруг закралась мысль что это не девушка, а какой-то вражеский человекоподобный робот-андроид. Ну потому что не будет нормальный человек ходить по морозу в лёгком летнем платье и в летней обуви на каблуках." (с) Сергей Дубов

"Потом скинула обувь, сняла верхнюю одежду и пошла на кухню где съела майонез, сардельки, разогретые в микроволновке и даже лук. Запила всё это чаем." (с) Алиса Нестерова

"— Телефон в сумке, а в холодильнике ничего нет. Совсем ничего, — было противно и неприятно делать так как ей говорит, нет, даже приказывает, какой-то там уголовник. А потому осознание что холодильник в самом деле пустой грело душу." (с) Алиса Нестерова

"— Просто траектория «пальто — окно для посуды — выход» мне показалась более удобной. Хотя технически она должна быть длиннее, потому что неравенство треугольника... — Эмма на пару секунд задумалась, почему она избрала именно такой путь, но затем тряхнула головой." (с) Эмма Вудс

"...они разочаровались в жизни, поняли свой труд и поднялись на восстание, стали жечь, разорять и разрушать дома хозяев, а командовал Флориан Гайер со своим Чёрным Отрядом, они множество тупых священников отправили на тот свет, кричали пасторские дочки, но убивали и их, после известной процедуры, разумеется... Но у крестьян было мало оружия, они собирались вместе и камнями метались... Поэтому их быстро разбили и заставили работать бесплатно снова..." (с) Эрих Шмидт

Для корректного отображения форума рекомендуем использовать браузеры:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nо One Lives Forever » #Миссия Выполнима » В мире чудаков‡Лондон, сентябрь 2017 г.&


В мире чудаков‡Лондон, сентябрь 2017 г.&

Сообщений 21 страница 40 из 45

1

Что: Однажды по городу появились странные обьявления, что Шмидт ищет учеников, потому что он открыл свою школу и хочет создать новый стиль. Увидев это и встретившись с ним, Рита решает поучиться у него, мало ли, всё может в жизни пригодиться. 
Локации:Лондон
Участвуют: Эрих Шмидт и Рита Климова
Конец: Неизвестно, что из этого получится, пройдёт ли она обучение или нет...
Погода:Часто пасмурно, дождливо, потом вдруг солнце и потом снова дождь...

Дополнительная информация

Без информации

0

21

Пришедший Шмитд процитировал Гёте и включил яркий дневной свет.  Почему-то этот свет проассоциировался у меня с допросами в советской милиции.  Ассоциация была не самой приятной, но всё же это была ностальгия.  Самая настоящая ностальгия, так что даже защемило сердце.  Правда особенно долго думать об этом было некогда, потому что Шмидта распорядился части группы взять себе учеников.
- А разве он сам не учитель? -  усмехнулся и одновременно растерялся долговязый парень, помладше меня, абсолютно лысый.  Не знаю почему, но я подумала, что он может оказаться представителем криминального мира.
- А это его изощрённый хитрый ход, чтобы самому не работать, -  шёпотом сказала я парню.
Мы засмеялись.  Подошедший Эрих прервал наш смех, обратившись ко мне.
- Корейский мастер? -  брови у меня удивлённо взлетели вверх, -  И... за что же мне такая честь?
К нам также присоединилась потрясающей красоты блондинка.  Так как Эмма открыла во мне ещё один аспект моей личности, а именно бисексуальность, то на женщин я могла смотреть теперь не только с эстетической точки зрения.  Однако сейчас я не собиралась увлекаться этой девчонкой.  Не было настроения.
- Итак, -  начала госпожа Хё, поставив нас перед собой, -  сначала я хочу, чтобы вы показали мне, что можете сами.
- Как это? -  захлопала глазами блондинка.
- Спарринг, -  пояснила кореянка.
- Это мы завсегда, -  ухмыльнулась я и обернулась к Принцессе, -  готова?
    Девица была готова, но видимо только морально.  В самом начале спарринга она набросилась на меня как дикая кошка и так вцепилась в волосы, что я даже пару раз вскрикнула, а затем молниеносным, отработанным за долгие годы приёмом, я перехватила тонкое запястье красавицы и резко вывернула.  Послышался хруст.  Девица закричала и, подойдя к Шмидту возмущённо сказала:
- Мистер Шмидт!  Мы так не договаривались!  Вон та ненормальная мне руку сломала!
Девушка говорила так убедительно, что я сама невольно задумалась, а не переборщила ли я.  На миг на моём лице появилась растерянность.  Чёрт...  А вдруг правда?  Это ж если девчонка пойдёт в полицию, это же статья!  Вот засада!  Я стояла в тени, явно сбитая с толку.

+1

22

Идеально. Вот это гармония. Пребывая в этом поистине дзеновском мгновении, Шмидт прикрыл глаза и не сразу услышал как его зовут, но как только услышал, лицо его исказилось от недовольства: "Это что еще такое, черт знает что". Ему сильно не хотелось спускаться со своего места к ним. Но иначе было бы трудно все успокоить. Поетому, он поднялся, и медленно подошел навстречу им.
- Не зовите меня мистер. Я вдруг понял, что мне это не нужно. Лучше, называйте меня... мастер Шмидт, - вообще то слово мастер в староанглийском имеет значение господин, хозяин, повелитель, но им-то откуда об этом знать? Мелочь ,а приятно. Он понемногу стал успокаиваться. Просто сказал потом: - Хм... - и взялся за поврежденную руку. Снова добавил: - Хмм.. - и вдруг резко дернул запястье вперед. Послышался крик. Не давая ей опомниться, быстро спросил: - Ну как, боль прошла? - оказалось, он вправил кость на место. - Вообще, что случилось, я видел, Рита перехватила руку и вывернула, надо было по другому... Никакого кошачьего боя, хватания за волосы, деритесь нормально, как подобает. - он обернулся к Рите. - Что ты ей сделала? - подошел ближе, - А ну, попробуй-ка так со мной! - но когда она потянулась к нему, он тут же бросился ей под ноги, сбил на пол и уселся на нее верхом, оседлав.
- Как это называется? - спросили у него.
- Это... - "да я и сам не знаю, само собой получилось!" - это... ну, Стиль Крысы... знаете, Крыса, такое маленькое животное, но тоже сражается, когда придётся...     

+2

23

Я не заметила даже как полетела на пол.  Слава богу, что он был устлан матами и падать было не больно, так что глаза у меня округлились разве что от удивления.  Когда Шмидт оседлал меня и остался сидеть на мне, отвечая на вопрос своего ученика, я захохотала:
- Вот-вот, именно что крысы -  низенько и подло.
Кто-то оценил мою шутку и тоже посмеялся, кто-то-то не понял, а кто-то так благоговел перед мастером Шмидтом, что всерьёз обиделся за него.  Некоторое время я сохраняла пикантность позы, потом резко выбросила руку вперёд, ударив мужчину растопыренной ладонью в лицо:
- А это называется "кошачья лапа!  Кошки всегда побеждают крыс!
Ещё один удар в корпус, потом небольшие усилия, но мне всё же удалось выскользнуть из-под него, после чего я ударила сэнсэя в пах.  Некоторые почему-то зааплодировали, видимо решив, что это наше показательное выступление.  Господи, боже!  Мир полон дураков!

+1

24

- А что вы хотели, сами просили показать, что можно сделать, в такой ситуации! - огрызнулся Шмидт в ответ на её слова, что его поступок был низким и подлым. Только пусть представит себе, что её ждёт, если она попробует обратить свои навыки во зло, а не во благо. Все искусства построены на том, чтобы помогать людям, а не вредить, и надо это понять, чем скорее тем лучше. Он, ещё гордо продолжал находиться сверху, посмеиваясь про себя об этом положении, как внезапно, Рита нанесла ему удар раскрытой ладонью по лицу, пальцы и ногти больно оцарапали и повредили лицо Шмидта, которое кстати выглядело до того очень довольным. И со словами про кошачью лапу. И про то что кошки всегда побеждают крыс. Честно говоря ему и самому не очень то хотелось чтобы его так прозвали, но однажды произошло событие, после которого это и повелось, это было в Камбодже, когда они искали лагерь кхмеров, и как нибудь мы об этом расскажем подробно, сейчас же пока хватит упоминания, что в благодарность за их подвиги, местные жители провозгласили Циммера Тигром Джунглей, а потом сказали, что Шмидт отныне будет известен среди них как Крыса Джунглей. Он позлился немного, да и плюнул, на всё это дело, но прозвище осталось. Вернемся же к нашим героям. С ненавистью, он попробовал снова перехватить её руку, но вдруг она нанесла удар по его телу, после чего вылезла из под него.
- Сейчас, вы видели один из жестоких приемов из японского карате, который способен лишить человека зрения, и это очень опасно, никогда не делайте так! Вообще, не очень люблю этот стиль... - сказал он зрителям, а что, пусть, в самом деле, думают, что это постановочное, показательное выступление.
Но затем, Рита атаковала туда, где он меньше всего ожидал нападения. С криком, он отпрыгнул назад. В глазах засверкали огоньки откровенной, теперь уже ничем не скрытой неприязни.
- Ну уж нет... - пробормотал он так, что только она могла услышать его.  - Это моё шоу, и я не позволю тебе всё испортить! - в глазах разгоралась злость, не успел он опомниться и отдышаться, как снова обратился к зрителям:
- Она хорошо дерётся, но по ней и её виду, по выражению лица и глаз видно ,что она собирается сделать в следующий миг, и это тоже не очень хорошо, старайтесь, чтобы по вам было ничего не заметно со стороны!
И тихо шёпотом сказал, чтобы снова только она слышала:
- Попробуй-ка отразить вот это! - Рита хорошо билась, но он вспомнил приём "полет чибиса", а потом провёл атаку "удар Сокола" и в прыжке он все таки достал её тело, и последовало прикосновение пятки к её ключице, будь это всерьёз, ключица была бы выдрана наружу с мясом и костями.  Весьма, довольный собой он вежливо поклонился:
- Спасибо что согласились помочь мне в этой демонстрации, потому что не знаю, кто бы ещё тут выдержал такое. - это было сказано Рите. - Ну как, поняли, что нужно делать? - потом сказал он всем. - Изобретайте, творите, выдумывайте, пробуйте, но в разумных границах. Это и есть рождение Нового Стиля! А теперь, продолжим! - и, стараясь скрыть свою боль от атак Риты, отошел в сторонку.

+1

25

О, сколько нам открытий чудных, готовит просвещенья дух!  Да-да, именно так, потому что, например, первым открытием для меня было то, что известный любой бабе в советской тюрьме приём "кошачья лапа", оказывается, это часть карате, а второе -  что я не на уроке по боевым искусствам, а оказывается, на лично шоу мистера Шмидта.  Павда, сначала я немного опешила, когда глаза "сэнсэя" стали сверкать настоящей, неподдельной яростью:  ни фига себе!  Однако, когда он злится, он даже привлекателен.  Так уж получалось, что меня привлекала тёмная сторона людей и с этим ничего нельзя было поделать.  Но сейчас настроение у меня было явно не для флирта:
- Ты чё, клоун?  Какое, к чертям, шоу? -  спросила я, делая шаг к Шмидту, -  Ты...
Но дальше я не успела договорить, потому что получила такой удар ногой в ключицу, что у меня даже сбилось дыхание и устоять на ногах мне удалось только чудом.  Поначалу я подумала, что у меня перелом, настолько сильной была боль, кто-то из присутствующих даже посмотрел на меня с беспокойством и предложил помощь, от которой я, правда, вежливо отказалась.  А Шмидта ещё и поблагодарил меня за помощь в проведении шоу, причём не ясно, поиздевался, или он и вправду ведёт какую-то свою игру.  Все зааплодировали и тоже стали благодарить меня.  Я же сделала демонстративный театральный поклон, при этом держась за жутко болевшую ключицу и сказала:
- Товарищи!  Тьфу, то есть, господа!  Вы легко можете расходиться!  Он ничему не научит вас!  Ну сами подумайте, какой нормальный сэнсэй скажет своим ученикам "придумывайте всё сами", а сам уйдёт в тень зализывать раны, а?
Разговаривающие о своём и, что-то показывающие друг другу люди вдруг затихли, потом стали медленно поворачивать головы в сторону Шмидта.  Вперёд вышел какой-то здоровяк спортивного типа и спросил Шмидта:
- А, правда, зачем нам вы, если вы всё переложили на нас и ушли в сторону?  Этак мы и сами можем, на улице.
Некоторые одобрительно закивали, я же, подойдя к Шмидту, торжествующе улыбнулась и сказала так, чтобы слышал только он:
- Это тебе за ключицу.

+1

26

- Говорите, сами сможете? - вдруг встрепенулся Шмидт. - Ладно, давайте проверим. Правда ли это. "Придется как в фильме Звездный десант, хотя кто сейчас его помнит, все смотрят всяких там мстителей и тому подобное"...
Он подошел, к здоровяку и сказал ему:
- Вот, попробуй ка поставь свою ладонь на эту доску.
- А это еще зачем? - удивился тот.
- Поставь, - просто добавил Шмидт, потом отошел на несколько метров вдаль и неожиданно развернувщись совершил бросок ножа так, что лезвие вошло в доску прямо между пальцами человека, не повредив их. Все остолбенели. Таким приемом можно было проткнуть ладонь как масло.
- А теперь представьте, что это произошло на улице и вас лишили возможности владеть руками, что вы тогда будете делать? - спросил он. Снова вернулся на прежнее место и отдал нож здоровяку, - А сейчас, кидай его в меня! - и сам выставил руку. Тот медлил. - Я говорю, отойди и метай! - разозлился Шмидт. Люди смотрели, не зная что он предпримет на этот раз. Последовал новый бросок, но Шмидт за долю секунды  успел убрать руку, развернулся и в прыжке достиг здоровяка, сбив его с ног на маты, впрочем не опасно и не больно. - Видели? Уклонение в сторону и быстрое движение вперед на противника. Кто меня этому научил? Говорю же, каждый способен на многое, но не каждый знает на что именно он способен, попробуйте раскрыть в себе что-то новое, смешивайте известные стили и применяйте их к себе, а я помогу вам отточить мастерство! Если есть что спросить, спрашивайте, у меня только одно дело сейчас на минуту.
После этого он подошел к Рите и отведя ее в угол, принялся выговаривать и укорять ей:
- С твоей ключицей всё в порядке, зачем ты так поступаешь со мной. Может, это привычка? - он задумался. - Если тебе плохо в настроении, сделай так, чтобы всем остальным было ещё хуже. Так у вас ведут себя в матушке России? - спокойствие снова покинуло его, он эмоционально разошелся. - Разве это правильно? Разве это справедливо? Разве это культурно? Хотя какая там культура... - он снова задумался. - Ну вот например, есть у вас такие слова... - вспомнил несколько слышанных раньше строк и попытался их воспроизвести, имея некоторые способности к мнемотехнике, вышло не очень, но наверное понятно. - "Я зьиграю длья тьебья на акордах на блатних, ну а коль не вийдеш ти, то польючиш под дых"... "На вьесь хьютор под гитару пьесни матом буду петь"... И что это такое, как прикажете такое понимать? Самая некультурная культура в мире!  Я хочу помочь и открыть в вас всех новый стиль, а вы... - ему стало грустно. Так тоскливо, что аж плакать хочется. Он поник головой. Снова посмотрел на нее - Ну зачем ты так поступаешь?

Отредактировано Erich Schmitt (06.04.2019 21:16)

0

27

То, что продемонстрировал Шмидт с ножом, конечно впечатлило и я резко посерьёзнела.  Может же, когда хочет.  Что ж выпендривался не по делу столько времени?  Здоровяк, вроде тоже поутих, и вернулся к остальным.  Под впечатлением были конечно все.  Потом Шмидт подошёл ко мне и выдал пронзительную речь, умудрившись даже процитировать "Сектор Газа" с акцентом.  В конце он вообще стал похож на незаслуженно обиженного ребёнка, так что я даже растерялась.
- Э, ты чего, учитель?
Я положила руку ему на плечо, не зная, собственно, что говорить дальше.  И главное, не зная, что отвечать на его вопрос.  А, правда, почему я так поступаю?  Да понятно почему...  Кто рос среди волков, тот сам есть волк.
- Слушай, сэнсэй, -  начала я уже более миролюбиво, -  я просто человек такой, понимаешь?  Я не могу иначе.  Если я пришла к учителю, то учитель во всех отношениях должен быть сильнее меня.  Вот я и проверяла тебя на силу характера.  Ты дал слабину.  Лады, успокойся, я же против тебя ничего не имею, -  я засмеялась и хлопнула его по плечу, -  продолжай спокойно свои занятия.
Ребёнок ты ещё, сэнсэй.  Сущий ребёнок.

+1

28

Стоя прямо перед ней и смотря глаза в глаза, Шмидт понял, что ещё не всё потеряно, и его шансы помочь людям возрастают, он с благодарностью кивнул, вначале не находя нужных слов потому что сам расчувствовался, и наконец проговорил:
- Ну вот и хорошо... - и почувствовав, что сказал ничтожно мало, добавил. - Хорошо, что вы не просто приободрили меня, а поняли, в чем тут дело и стараетесь помочь... Ваши слова насчёт меня оказались очень важными и ценными, я постараюсь их никогда не забыть. - С этими словами, он медленно прикоснулся к её руке на своем плече, накрывая её ладонью, и стараясь запомнить это. Многие годы спустя сцена эта так  и  стояла перед ним, словно все это случилось только вчера: он  запомнил все, все до мельчайших подробностей, как запоминают поразившую воображение картину. Словно в полусне, Шмидт думал, что будет с ним теперь...
- Ладно, думаю вам лучше будет кое-что увидеть, - смущенно пробормотал он. - Пожалуй, и всем остальным тоже, - сказав так, отошел поближе к остальным. - Прервитесь, пожалуйста, я покажу вам один случай из своей жизни, может быть стоило бы просто рассказать, но думаю есть вещи которые сами говорят за себя, - и развязав одну из лент, опустил сверху белое полотно, которое накрыло часть стены напротив. Где-то поблизости на столе стоял аппарат с пленкой, потому что рано или поздно он всё равно хотел устроить просмотр. - Сейчас вы увидите, что помогло мне обучиться и стать таким какой я есть... Это было ужасное время, но оно было одновременно и прекрасным... - встав за стол, он включил аппарат, послышался шум, полотно осветилось, как экран в кинотеатре. Это был репортаж про то, как однажды они, вместе с Циммером, спасли деревню в Камбодже...
***
- Мы заставим жителей выдать местонахождение всех повстанцев! - сурово заявил капитан Вин, в белой форме, с цветными знаками различия, приканчивая очередную бутыль местной рисовой водки Меконг.  - А если не выдадут, спалим эту деревню к чертям. Правильно я говорю?
Сержант Минг Тай подобострастно заверил начальника в полной правоте этих слов, но Шмидту стало не по себе, и он, стоя чуть поодаль, вместе с Циммером, понял, что нужно спасать людей от неминуемой гибели.
- Нет, вы этого не сделаете! - заявил он.
- А вы мне не указ! - разозлился капитан Вин. - Вы здесь наблюдатель, вот и наблюдайте! У вас даже нашего звания нет, так что просто не мешайте!
- Ошибаетесь... - покачал головой Шмидт и едва заметно кивнув Циммеру, сказал: - Отмените операцию. Иначе мы вас заставим.
- Чего? - капитан потянулся к оружию, но Шмидт сумел выбить армейский пистолет из руки, а тем временем Циммер уже держал сержанта на прицеле своей мощной винтовки.
- Выруби его, - коротко велел Шмидт, указав на Минга, а сам тем временем продолжил: - Вы хотели совершить преступление против человечности, и по возвращении в город я сам буду против вас свидетельствовать, посмотрим кому больше поверят.
- Сначала сам выберись отсюда, грязный варвар! - сверкая глазами, прошипел капитан. -Мои люди сделают из вас салат.
Приклад Циммера вовремя настиг его, и Вин без сознания замолчал, уткнувшись головой в стол. Посмотрев друг на друга, друзья молча вышли из палатки, и Шмидт обратился к солдатам:
- Послушайте, там за деревенскими воротами - простые мирные люди. Я знаю, что у некоторых из вас есть родственники и  знакомые в этой деревне. Вы же не будете их убивать?
Большинство молчали, но раздавались и крики недовольства:
- А ты кто такой, чтобы командовать?
- Убирайся отсюда, не то пожалеешь.
- Прочь отсюда, свинья!
- Долой!
Он продолжал:
- Капитан Вин отстранен от командования в наказание за приказ, противоречащий нормам международного права.  Теперь здесь распоряжаюсь я. Как старший по званию, приказываю вам разойтись и готовиться к отбытию в город!
Солдаты разделились, хотя в его словах был смысл. Одни были за, другие против. Раздавались крики, оскорбления. Вдруг началась рукопашная схватка. Кто-то открыл огонь, и через несколько секунд по всей поляне полыхала стрельба.
- Для кого честь и родина важнее ненависти, сюда! - прокричал Шмидт и бросил Циммеру: - Собери всех, кто остался на нашей стороне и постарайтесь отбиться! - а сам побежал обратно в палатку, отыскал рацию и принялся вызывать на помощь. Аппаратура страшно трещала под грохот выстрелов и разрывы гранат. Наконец ему ответил штаб военной миссии.
- Слышу вас, что произошло, говорите!
- Нам нужна помощь, - торопливо рассказывал Шмидт. - У нас поднялось восстание.
- Обрисуйте ситуацию! - ответили ему из штаба, но он торопливо закончил:
- Быстрее, иначе через несколько минут мы погибнем! Высылайте подмогу  в точку, откуда идет эта радиопередача. Мы подверглись нападению...
Рядом со входом в палатку раздался взрыв. Подхватив с земли автомат сержанта, Шмидт упал под стол и взвел затвор.... Неизвестно, сколько времени он не помня себя орал от ужаса, стреляя через полог наружу. Секунды казались минутами. Время словно остановилось. Но тут сверху, откуда-то со стороны гор раздался гул. Не веря своим ушам, он подполз к выходу и выглянул наружу.
Солдаты в серо-зеленой форме спешили скрыться за деревьями, беспорядочно стреляя в массивный вертолет, что приближался с юга. В ответ стальная громадина полыхнула огнем, и ракетный залп накрыл опушку леса...
Не вполне доверяя собственным глазам, Шмидт выскочил из палатки и бешено размахивая над головой опустевшим автоматом, звал на помощь... Навстречу ему спешил Циммер с горсткой смельчаков, которые отважились поддержать его в этом трудном  испытании на верность...   
Вскоре прибыли делегаты миссии. Разумеется, вряд ли в какой другой стране к месту событий допустили бы журналистов, но тут было все по другому, и вскоре Шмидт уже вынужден был давать интервью в деревне... Будучи в шоке, он не мог даже подбирать слова и говорил коротко, отрывисто, не слыша себя со стороны. А затем по окончании его крайне сумбурной речи поднялся староста деревни и проговорил на местном диалекте, обращаясь к Циммеру:
- Ты проявил недюжинную храбрость, выступив против множества врагов, поэтому мы нарекаем тебя Тигром Джунглей.
- Да здравствует Тигр Джунглей! - хором проговорили крестьяне, что столпились вокруг.
Староста повернулся к Шмидту.
- А ты явил нам свою хитрость и скрытность, поэтому отныне ты будешь известен среди нас как... Крыса Джунглей!
- Да здравствует Крыса Джунглей! - прокричала толпа крестьян.
- Чего это они? - спросил Шмидт у журналистки и, когда она перевела ему слова старосты, полез вперед и принялся спорить:
- Да не хочу я быть крысой, перестаньте... Ну хватит ради Бога... - но тот только таинственно улыбался, а жители деревни продолжали восславлять новоявленных героев...
***
Конечно, не все это увидели сейчас в зале те, кто собрался на первую встречу с мастером. Далеко не все. Но интервью со Шмидтом в хорошем переводе, а также слова старосты, не менее хорошо переведенные на английский, стали известны всем. "Не знаю, хорошо это или плохо..." - покачивая головой, бормотал Шмидт, а когда сеанс закончился, выключил пленку и устало, как будто возвращаясь в настоящие дни из прошлого, тихо встал из-за стола и проговорил:
- Ну вот, теперь вы все видели и знаете, что однажды со мной случилось... Именно это событие так и повлияло на всю мою жизнь. Без этого, меня бы здесь не было...

Отредактировано Erich Schmitt (19.04.2019 00:43)

+1

29

На некоторое время Шмидт просто удерживал мою руку на своём плече, коснувшись её.  Я не противилась.  Ну держит и держит.  Мне не жалко.  А потом он устроил небольшой киносеанс.  Часть собственной биографии.  Я, будучи человеком любознательным, смотрела "кино" не отрываясь.  Кадры действительно были любопытными и ценными уже тем, что это была не постановочная съёмка, а реальная документалистика.  Интересно.  На самом деле интересно.  Он всё время рвётся кого-то спасать, облагораживать, -  думала я, внимательно глядя в глаза тому Эрику Шмидту, который был на экране, -  ему бы быть священником.  А он взял ношу не по себе.  Сломается.  Мне почему-то, вдруг стало очень жаль этого человека.  Чисто по-человечески жаль.  Я не любила людей, которые лезут в чужую жизнь и указывают другим, что им делать.  Сама тоже так никогда не делала, но вот сейчас -  захотела.
    Просмотр закончился, все из вежливости (а, может и нет) зааплодировали.  Кто-то стал обсуждать с кем-то просмотренное только что.  Я же, выждав несколько минут, подошла к Шмидту и спросила:
- А вы никогда не хотели стать священником?  Ведь тут в Европе разрешена религия.  Мне кажется, это ваше призвание и у вас бы получилось.
Говорила я это так, чтобы слышал только Эрик, так как понимала, что моё предложение может вызвать у остальных вполне понятный и обоснованный смех.

+1

30

Люди полны отчаяния, страхов, затаенных надежд, внимательно следящие за цифрами из телевизора и газет, печально провожающие из окон угрюмые машины, невзрачное солнце с тонкими лучами, город, забывший о звуках смеха, шагов… К черту! Листва, устлавшая улицы и крыши, обмороки в душных домах, сыщики–дилетанты, научные сотрудники, тревога, шорохи, страхи… Что я здесь делаю? Разве сон, полный кошмаров, лучше вечного?
Шмидт хотел с ненавистью ударить кулаком по стене.
Все проходит. Проходят стихийные бедствия и века. Не утешение для тех, кто попал на кладбище, но, с другой стороны, для живых тоже не утешение. Можно не выходить из дому, можно валяться в канаве, что угодно, черт возьми...
Человечество давно миновало свой золотой век. Оно миновало его, не заметив. Великие географические открытия, расширение территорий… Тогда еще можно было мечтать о том, что хлеба будет больше, земель будет больше, энергии будет больше. Но мечта разбилась. С ней покончено. Идет драка за оставшееся. Если впереди нас и ждут неожиданности, то, скорее всего, сходные с теми, что обрушились на него...
Посмотрев на Риту, сначала он ничего не ответил, но через минуту, окончив занятие и отпустив людей по домам, вернулся к ней.  Он знал свою особенность - отвлекаться в сложные моменты на некие общие рассуждения – и вовремя взял себя в руки, после чего произнес:
- Завтра у нас выходной, я буду есть Пиццу в одном заведении, здесь рядом... - нащупав пальцами визитку с адресом в кармане, протянул ей. - Давайте лучше поговорим там... Будет поспокойнее...
Он понимал, что такие люди, как Рита, если их направить в нужное русло, несомненно, более полезны, чем множество других самых разных людей, чем тот же Лангсдорф, к примеру, который единственный мог помочь Шмидту вытащить его из горных Альп, а сам вместо этого поехал куда-то отдыхать вместе с девочками и с пивом. Да, ненависть не худший двигатель, но Рита плохо умеет себя контролировать. Да, честолюбие тоже не самый худший двигатель, но она слишком часто бывает опасной для окружающих. Он ненавидит людей за то, что оказалась в плохих руках, он ненавидит власть за то, что те сажали её. Ничем добрым это не кончится.  Сможет ли она жить тихо? А начнись шум, рано или поздно встанет вопрос о том, как это она оказалась здесь. Понадобятся объяснения. Что скажет Шмидт?
Ладно.
Рита как лунный свет: смутно, но пронизывает воду бытия. Она и мешает, и помогает. Так же, как мешали, но и помогали Шмидту по вечерам горевшие на переходных мостках фонари по дороге домой. Благодаря им, он быстро находил нужный дом, добираясь до него, чуть ли не царапая животом асфальт, густо и страшно усеянный битыми бутылками, обрывками газет, рваным тряпьём...
Шмидт взглянул на часы. Уже пришло время возвращаться к себе.
- Если Вы придёте, тогда до завтра, - добавил он, снова задерживая её руку в своей чуть дольше, чем это подобает правилами поведения.

Отредактировано Erich Schmitt (21.08.2019 06:36)

+1

31

- Да, Эрих, я приду, -  ответила я, позволяя ему держать мою руку в своей столько, сколько он сочтёт нужным.
Зачем?  Да просто так.  Зачем я согласилась?  Тоже просто так?  От скуки?  Может быть.  А, может быть потому, что мне стало интересно, ведь я ни разу ещё не видела людей подобных Шмидту.  Он напоминал толи сельского священника из старых советских фильмов, немного походил на душевно больного, но умел и заинтриговать.  Мне захотелось помочь ему.  Просто, безвозмездно, бескорыстно (ну, имею же я право хоть на одно доброе дело в своей жизни), но помочь не с секцией, а, как ни странно, с его собственной душой.  Ну, а если не получится -  просто повеселиться.

                                                                                                      ***

    На следующий день я пришла в назначенное место, в назначенное время.  Словно бы на свидание.  Но нет, при всей внешней привлекательности Шмидта он не смог бы заинтересовать меня как мужчина, потому что кроме внешности в нём не было больше ничего, что бы зацепило лично меня.  Даже физическую силу он растрачивал на то, что лично мне казалось глупым -  нет, речь конечно не о тех военных действиях, которые ему пришлось пройти, а о том шоу, которое он показал вчера (хотя рука до сих пор побаливала).  Найдя молодого человека за одним из столиков, я подошла и села напротив:
- Здравствуйте.  Я пришла как обещала, -  некоторое время я смотрела чётко ему в глаза, потом улыбнулась, -  а вы, наверное, решили, что я не приду?  Я за свои слова всегда отвечаю.

+1

32

- У вас ведь найдется тихое и укромное местечко для двоих? – спросил Шмидт у владельца пицерии, выкладывая на стойку удостоверение на имя инспектора юнити.
Почему нет? – тот ухмыльнулся.
Маловероятно, что его предупреждали о возможном появлении Шмидта, он не знал и не мог знать об этом. Просто его удивило появление нового, незнакомого гостя. Сезон, собственно, закончен, сам честно предупредил, к тому же, дескать, вы на этом сэкономите, объявил он, я не стану обдирать вас как обыкновенного летнего посетителя.
Конечно, – кивнул Шмидт. – Я гость осенний.
Улавливаете разницу, – одобрил эти слова владелец. – Но если вы думаете здесь развлечься, считайте, вам не повезло. Это мое заведение, оно для философов… Выше по улице, есть, правда, маленький бар, но он вам не понравится. Одно сплошное отделение полиции нравов. А чуть ближе к нам, штаб-квартира зеленых, ну, этих ребят из «Гринпис», не путать с ребятами другого цвета. Правда, и с ними рюмочку не опрокинешь - митингуют. Могут митинговать даже без посторонних, сами перед собой. Наверное, предполагают, что это какой–то особый вид эксгибиционизма.
Меня всё устраивает.
Тогда деньги вперед.
Похоже, хозяин заведения не удивился выбору, хотя по глазам было видно, он надеялся: Шмидт уйдёт. У этого пицерийщика были колючие голубые глаза - как звездочки в пасмурном небе. Правда, назвать мизантропом его тоже было нельзя. В конце концов, обсудив условия и еще раз перемыв косточки ребятам из «Гринпис», он сам предложил не чего-то там, а пузатый стаканчик вполне приличного джина.
***
Понятно,  сейчас не считают так буквально, это всего лишь образ, но все мы действительно вышли из океана. Неизвестно, что там так повлияло на наших доисторических предков, все они и сейчас могли наслаждаться глубинами. Нет, они зачем–то полезли на сушу, подобрали палку и камень, поднялись на задние конечности, бросились завоевывать новый мир. У них это, в общем, получилось. Сам Шмидт был не прочь вернуться обратно – во тьму океана, во тьму придонных теплых течений.
Выбравшись на сушу, люди с большим энтузиазмом построили вторую природу, вполне враждебную той, которую называют истинной. Не рев вулканов, а рев авиабомб, не потрясения животных стай, а смута бунтов и войн - кажется, уже ничто не связывает нас с прошлым, лишь океан, неутомимо накатываясь на береговые утесы, будит в нас тоску.
Один писатель сказал однажды: я никогда не знаю, что ляжет на следующую страницу, я просто слушаю вечность – она не молчалива.
И сейчас эти слова впервые дошли до Шмидта по-настоящему. В конце концов, он тоже слушает вечность. Её шепот, правда, не несет утешения.
Рита, возможно, тоже думала о вечности, правда, в её представлении она выглядела несколько странно.
Когда один из сотрудников пригласил её к столу Шмидта, который располагался в стороне от других, за полустеной, Рита сказала:
- Здравствуйте. Я пришла как обещала, а вы, наверное, решили, что я не приду?  Я за свои слова всегда отвечаю.
- Да, здравствуйте. Присаживайтесь, пожалуйста, - ответил он и сам встав со своего места, пододвинул ей стул, ибо так было положено. На столе уже были расставлены тарелки, соль и перец, столовые приборы и подставка с салфетками. Отдельно в большом блюде красовалась пицца величиной с велосипедное колесо. Поглядывая на то, как искрится электрический свет на поверхности высоких кружек с добрым, отменным пенистым пивом, Шмидт пришел в хорошее настроение.
- Если не возражаете, сначала вам, - и с этими словами, недолго думая, он взял нож с вилкой, отрезал несколько кусков ломтиками и подал ей на тарелку специальной лопаточкой. Вот как это делается… - Всё-таки, бывают же приятные вещи на свете! Я вот люблю путешествия. Всегда готов мотаться по свету,  мучительно вытравливая из себя прошлое. Если хотите, я расскажу вам об этом. Но решать только вам.

+1

33

В СССР не было такого блюда как пицца, потому, когда мне удавалось поесть её в Европе я всегда этому радовалась.  Еда эта, конечно была не полезной, но очень вкусной.  А в сочетании с хорошим пивом, таким, какое сейчас стояло на столе, это было сущим блаженством.
- Да, вы правы, приятные вещи на свете имеют место быть, -  сказала я, делая глоток холодного пива, а затем откусывая кусок ароматной свежеиспечённой пиццы.
Неясно пока, к чему именно Шмидт заговорил о своей любви к путешествиям, но он явно хотел, чтобы его слушали.  Он хотел к себе внимания, как ребёнок,которому его никогда не уделяли.  Вроде бы давал мне выбор, но подспудно было понятно, что выбрать я могла только один вариант:
- Конечно расскажите.  Слушать про другие страны это всегда интересно.  Только вот... можно ли убежать от себя или от своего прошлого?  Оно ведь как вторая кожа.

+3

34

Шмидт мучительно вспоминал прошлое.
Никто им не интересовался, никто не звонил – и его это не удивляло. Он, привык к одиночеству. Днем улица, сидение на ветру – бесцельное, исцеляющее; вечером отдых в баре – разве не этого он хотел? Разве не жил всегда по своим законам?
Я родом из деревеньки под Лютценбургом, знаете где это? Самая граница... Видели бы вы наши места... – сказал он, подбадривая себя пивом. – Ветер, скалы, справа обрыв. Белые облака… Они громоздятся на горизонте...
Казалось, каждое слово давалось ему с трудом.
Я из тех, кто никогда не будет богатым, – вдруг сказал он. – Того, что у меня есть, хватит на жизнь, но на большее рассчитывать нечего.
Никто не утешал его. Людям было наплевать, как он выглядит, но для своего вида он действительно выглядел неплохо.
И скептически поджимал тонкие губы:
Может, я и не выгляжу стариком, но в Индии мне уже не побывать. Будь у меня деньги, я бы вновь съездил в Индию. Не в Антарктиду же, – его глаза посверкивали, он был доволен, что его слушают. – Ещё я плавал на Оркнейские острова. Сам не пойму, что меня гоняло по свету. Но если мне нравилось место, я пытался его обжить. У меня свой взгляд на мир.
Фон живой человеческой речи не так впечатляет, как океан, но, в общем, помогает.
Почему в Индию? – вспомнил он свой вопрос. И хмурился: – Страдание очищает. Вид чужих страданий очищает еще лучше. Я до сих пор рад, что я не индус. Хорошо чувствовать свое тело, ступать по земле, знать, что завтра ты можешь поменять край, если он тебе разонравился. А индус рождается в одном месте и там же умирает. И никаких других вариантов. Наверное они есть, но они исключение. Страдание определяет кругозор. Человек, видевший Индию, мыслит совсем не так, как человек, никогда не покидавший какой–нибудь городишко. Это не страшно, – он покосился на Риту, – но кругозор таких людей сужен. И таких людей, к сожалению, большинство. Они не знают что с чем сравнивать, а потому они не умеют ценить жизнь.
Шмидт усмехнулся.
Его колючие глаза выражали некоторую усталость:
Каждый день мы слышим об убийствах. Разве станет человек, умеющий ценить жизнь, убивать других людей?
Некоторое время он пытался заесть паузу пиццей, но потом продолжил:
- Однажды сводный брат моего отца решил, что наша семья прячет от него тайное оружие, и хотел узнать всё, но мои родители никогда не желали об этом разговаривать, поэтому как-то раз он со своими людьми пришел и... Я гулял в предгорьях, а когда вернулся домой, увидел, что моя семья погибла... Их пытали, а затем сожгли...
Он почти хрипел, когда говорил это, чуть не сходя с ума. Было очень страшно даже вспоминать.     

Свернутый текст
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Erich Schmitt (26.10.2019 00:06)

+1

35

Я сидела и под пиццу с пивом слушала рассказ Шмидта.  Чего у него было не отнять, так это красочных описаний.  Я особенно-то не была нигде, кроме родной России, да серого Лондона, так что воспринимала его рассказ как лекцию по географии.
- А я бы хотела пожить в Индии хоть немного, -  честно призналась я, -  мне нравятся некоторые их философские системы и практики.
Казалось бы, откуда простая советская зэчка может знать об индийской философии?  Ответ прост!  СССР на протяжении долгих лет поддерживает дружбу с этой азиатской страной, потому в Союзе много чего из Индии есть в свободной продаже:  посуда, кофе, одежда, даже музыка и фильмы (конечно те, которые разрешены цензурой).  А в тюремной библиотеке нашлись книги и по йоге и по истории дружественной Индии и по индийской философии, которые я, как раз и читала долгими зимними вечерами, когда хотелось немного отдохнуть от сокамерниц, за семь лет ведь не всегда попадались интересные собеседницы.
    А Шмидт меж тем рассказывал дальше.  Он рассказал о семейной трагедии.  Да, это всё было ужасно и печально, но вот только зачем он мне это рассказывал?  Я ему никто.  Не девушка и даже не подруга.  Разве можно так опрометчиво делиться такими личными переживаниями с малознакомым человеком?  Ладно, будем считать, что эо как в пьяной компании -  выпили, и пошло-поехало.  Охота поговорить человеку.  Его пацанская воля.
- Это всё очень печально, -  проговорила я, делая глоток пива из своей кружки.
– Каждый день мы слышим об убийствах. Разве станет человек, умеющий ценить жизнь, убивать других людей? -  задал вдруг вопрос Шмидт.
Я криво усмехнулась:
- Конечно станет.  Если ценит свою жизнь и жизни своих близких.  Например, в случае нападения на них.  Или что?  Нужно стоять и смотреть, рассуждая о ценности жизни, но ничего не делая?
Мне снова стало смешно, но ситуация была не подходящей, ведь собеседник только что рассказал печальную историю.  Потому я откусила кусочек пиццы и, положив ногу на ногу, стала ждать продолжения беседы.

+2

36

Холодна, голодна й невчасна,
То світла, то темна й неясна,
До крові, до болі й до ночі,
Я знаю, я буду, я хочу,
Шукай в телефоні мій слід,
Цілуй вікно - мої губи,
Як знак на моєму плечі -
Ти - квітка, ти - квітка...
Шукай в телефоні мій слід,
Цілуй вікно - мої губи,
Так швидко в моєму житті,
Так швидко...
Ти - квітка...
С тобою по колу прощались,
По колу с тобою літали,
Без болі, без права на дії,
Так швидко, так сильно, так мало,
Ой, як мало...
Шукай в телефоні мій слід,
Цілуй вікно - мої губи,
Як знак на моєму плечі,
Ти квітка, ти квітка...
Шукай в телефоні мій слід,
Цілуй вікно - мої губи,
Так швидко в моєму житті,
Так швидко...
Ти - квітка...

Океан Ельзи "Квітка"

Думаю, кроме тоски, Рита ничего на моем лице не прочла, но я грусти не чувствовал.
Весь роковой для себя день, проведенный в стенах отеля, мой знакомый писатель ни на минуту не оставался один. Пресс–конференция была назначена на вечер, но уже с утра журналисты толкались в отеле. Великий отшельник собирался нарушить обет молчания, это не могло не привлечь. Правда, охранники и литературный агент никого к старику не подпускали.
О чем он хотел сообщить прессе? Они не знают, писатель соображениями на этот счет с ними не делился. Как он чувствовал себя? Превосходно, даже с утра позволил себе глоток виски. Скорее, его можно было отнести к умеренным трезвенникам. Был подвержен депрессиям? Выглядел как человек, принявший важное решение? Несомненно.
На любой вопрос его приближенные лица отвечали в высшей степени аккуратно.
Готовил к изданию какие–то новые вещи? Что-нибудь написал за годы затворничества? Возможно. А его известные литературные скандалы? О, это в прошлом. А его предполагаемые симпатии к крайне правым движениям? Домыслы. Скорее всего, домыслы.
Охрана и литературный агент отбили все предварительные атаки журналистов. Но сама пресс-конференция не состоялась.
За пятнадцать минут до ее начала в номере писателя раздался телефонный звонок. Старик сам снял трубку, но разговор не продлился долго. Если быть точным, разговора в общем–то и не было. Он выслушал неизвестного, ни слова не сказав в ответ. Потом аккуратно опустил трубку на рычаг, подошел к письменному столу, выдвинул нижний ящик и что–то из него достал. Никто не придал этому никакого значения. Но затем прогремел выстрел.
Писатель застрелился из старого «вальтера». Разрешение на хранение оружия у него имелось.
Что это был за звонок? Он ожидал звонка? Прятался от кого–то? Ему грозила опасность?
Никто на эти вопросы пока не ответил.
«Господи, господи, господи, господи…»
Насколько Шмидт мог судить, ему ни на кого было опереться.
Что надо услышать по телефону, чтобы, повесив трубку, не раздумывая пройти к столу, вытащить из ящика пистолет и пустить пулю в лоб, не обращая никакого внимания на людей, которые, может быть, могли оберечь его от опасности?
Могли?
К черту!
Шмидт ничем не хотел забивать голову. Даже газеты не стал просматривать. Устал от вранья, поскольку сам не раз прикладывал к нему руку. И чувствовал: вокруг этой смерти разверзнется океан вранья, чем дальше, тем его больше будет. Но разве будет человек, умеющий ценить жизнь, убивать себя?
Я вижу, вы не из трусливых, - сказал он Рите. И растянул тонкие губы в усмешке. – Вам что, смешно? Ладно, я расскажу ещё одну историю. Говорят, у вас там в России все друг друга знают… Конечно, это преувеличение, но, может быть, вы слышали про агента КГБ майора Юрия Куракина? Этот хам осмелился застигнуть меня, когда я не мог защищаться, и хотя человек чести обязан был оставить меня в покое, чтобы потом сразиться на равных, но этот негодяй, как последний трус, со своими людьми схватил меня и пытал, хорошо, что мне удалось вырваться оттуда. Это не человек, а дьявол, и ему самое место в преисподней. Я хочу отомстить. Но для участия в этом деле кроме обычных солдат и наёмников мне нужна команда Героев, способных на всё. У вас есть потенциал, и я хочу подготовить, выучить вас для этого. Да, это очень серъёзное предложение, не заставляю отвечать прямо сейчас, но подумайте. Вас много лет унижали, над вами издевались в России, обращались хуже чем с животными, вы ведь наверняка тоже хотите отомстить им за всё?

Отредактировано Erich Schmitt (19.11.2019 06:24)

0

37

Я конечно была наслышана о том, что творят с заключёнными в советских застенках представили спецслужб.  От подобных рассказов по телу всегда пробегала крупная дрожь и я была благодарна судьбе за то, что меня, как говорится, миновала чаша сея.  Слушая рассказ Шмидта я уже была готова ему посочувствовать и даже уточнить какие-то интересующие меня подробности, но, после последних двух фраз, я, в прямом смысле, прикусила себе язык, чтобы только не расхохотаться в голос.  Так, спокойно, Рита, спокойно!  Держаться!  Этот парень чуток перепутал фильмы про супер-героев с реальной жизнью.  Ничего, с кем не бывает?  То есть, с кем-то конечно и не бывает, но...  Я сделала глоток пива, откусила кусочек пиццы, потом спросила, изо всех сил оставаясь серьёзной:
- Простите, а, с чего вы это взяли?
Я долго и пристально смотрела на Шмидта, до последнего надеясь на то, что его пламенная речь это просто шутка и мы сейчас посмеёмся вместе.  Но мои надежды не оправдались.  Немец остался предельно серьёзным.  Гениальный человек!  Говорить такие вещи с таким серьёзным лицом...  Хотя, ежели он сам верит в то, что говорит -  его пацанская воля.
- Да, в колониях Союза не курорт, ясен пень, но чтобы мстить за это всей стране, -  я хохотнула, -  это извините, не по мне.  Кроме того -  вот так вот, не имея военной подготовки идти против спецуры, мне что, по-вашему, жить надоело?  Или я должна жертвовать жизнью ради убогих бледных идеалов добра и справедливости?
Криво ухмыльнувшись, я положила ногу на ногу и закурила, щёлкнув тяжёлой серебряной зажигалкой.  Слова "сэнсея" ни на грамм не тронули меня, потому в моих тёмных глазах было только спокойствие, а на миг вспыхнувший огонь, это было лишь отражение огонька зажигалки.  Сделав пару затяжек, я откинулась на спинку стула и, тряхнув головой, чтобы откинуть назад волосы, снова повернулась к горе-учителю:
- Кроме того, Эрих, руки прочь от страны Советов.  Я живу и работаю за границей, но душой я всегда была, есть и буду советской гражданкой.  И, если хотите знать, я благодарна судьбе за то, что всё в моей жизни сложилось так, а не иначе, а те неудобства, за которые, по вашему, я должна кому-то там мстить, так они сотворили меня.  Выковали характер и волю, так что, ха-ха, промахнулся ты, сэнсей-сама!
Последнее слово было сказало с явным сарказмом, а при традиционном в странах Востока и Азии наклоне головы на губах была ехидная улыбка:  хреновый из тебя вербовщик, однако.
Даже интересно, что ты скажешь дальше.

+2

38

Через мої окуляри
Я часто бачу шо буде, шо буде з нами,
Такi окуляри!
Куда ми з вами живемо.
Хтось каже: нам то не треба – кому это надо!
І лишається ззаду.
Через мої окуляри
Всьо виглядає яснiше - ну зовсiм як правда.
І може навчити,
Може навчити хотiти,
Може навчити любити,
Любити платити!
Шоби потiм цiнити.
Наше життя – то мiнне поле.
Куда не сунься – чужi навколо.
Надiйся на себе – своїх може й не буде,
В нас є тiльки ми – озимi люди.
Наше життя – то мiнне поле.
Куда не сунься – чужi навколо.
Надiйся на себе – своїх може й не буде,
В нас є тiльки ми – озимi люди.
І шо тут саме цiкаве:
Ти ж то їх маєш так само такi окуляри.
Вiзьми i вийми з футляру.
Наше життя – то мiнне поле.
Куда не сунься – чужi навколо.
Надiйся на себе – своїх може й не буде,
В нас є тiльки ми – озимi люди.
Наше життя – то мiнне поле.
Куда не сунься – чужi навколо.
Надiйся на себе – своїх може й не буде,
В нас є тiльки ми – озимi люди.

Скрябін "Озимі люди"

- Ладно... - потянул было слова Шмидт, чтобы иметь возможность продумать ситуацию. Но потом, посмотрев на происходящее с другой строны, строго произнёс:
- Ты что же это грубишь? Нарушаешь мою прерогативу. Тебе нельзя так вести в моём присутствии. Отлично, это твоё дело. Не хочешь, не надо. Всегда возможно, что передумаешь. И кстати, только мне здесь можно как следует выражаться! - он встал из-за стола, на ходу дожёвывая кусок пиццы, допил полный бокал пива и медленно подошёл к Рите, затем присмотрелся, как на неведомого зверя, после чего правой рукой быстро взял её за подбородок:
- А ну, сюда смотри! Смотри в глаза, когда с тобой разговаривают! - чувствуя, что это вряд ли подействует, лишил усилить воздействие, и вспомнил, что в России все только и разговаривают на абсолютно жутком, ужасном языке ругани, называемом там "матом", поэтому для усиления эффекта, он добавил несколько ругательных фраз, которые слышал где-то не то от эмигрантов, не то от кого-то ещё в Восточной Европе: - Плять! Йепать! Йоп тфою мать! Йепаль я ф ротт таких как ти!  - но тут оперативная память стала давать сбои, что привело к смешению языков, впрочем неосознанному, потому дальше без отрыва от производства последовали слова по-польски: - Пшя крев, курво, нех чен вшисцы дьябли вежьмо! Стокрочь дьяблув!  - после этого, не убирая руки, он завершил: - К тебе со всей душой, а ты против меня?! Бардзо добже, если хочешь учиться дальше, учись, но не забывайся. И сначала ответь, чего ты хочешь? Что там у вас принято? Власти? Денег? Наркотиков? Да на что может ожидать и рассчитывать, на что может надеяться в этой жизни девушка с "красотой" Хельги Патаки? Это было твоё лучшее предложение, что теперь скажешь?  А ну, отвечай! - и приблизил своё лицо вплотную к ней, с неприязнью и ненавистью глядя ей прямо в глаза, прямо как один из его дедушек, тогда ещё совсем молодой, но довольно жестокий солдат, во время битвы за Корсунь на Восточном фронте, на поле боя смотрел в глаза русской медработнице, чтобы потом просто застрелить её и потом вместе с батальоном идти дальше на прорыв для встречи с авангардными порядками танковой группы Манштейна...

Отредактировано Erich Schmitt (22.11.2019 23:07)

+2

39

Некоторое время Эрих просто смотрел на меня, задумчиво так смотрел, словно бы искал что-то.  Потом была очередная "надувная" лекция о том, что лишь ему, такому понтовитому и важному разрешено здесь выражаться.  Я не обратила на это внимания и мне даже начало становиться скучно.  Потом Шмидт встал, доев свою пиццу и запив её пивом.  Решив, что "учитель" собрался уходить, я затушила сигарету и тоже начала было вставать, но тут произошло нечто для меня неожиданное.  Шмидт не дал мне встать, а резко взял за подбородок, властно приказав:
- А ну, сюда смотри! Смотри в глаза, когда с тобой разговаривают!
В первые секунды я даже опешила и... подчинилась, действительно посмотрев ему в глаза.  В моём взгляде помимо лёгкого шока и удивления также были искорки интереса:  неужто мальчик решил стать мужчиной и показать зубки?  Интересно, однако.  Неужели же ещё не всё потеряно у моего сэнсея?  Но меня тут же постигло глубокое разочарование, потому что дальше я услышала:
- Плять! Йепать! Йоп тфою мать! Йепаль я ф ротт таких как ти!  Пшя крев, курво, нех чен вшисцы дьябли вежьмо! Стокрочь дьяблув!
Мне понадобилось около минуты, чтобы, во-первых, понять, что он не бредит, а ругается матом, во-вторых, что это смесь плохого русского и хорошего польского.  Разобрала я из этого только ломаное русское б**дь, пару междометий на "ё" и слово "курва", так как оно было в ходу у нашего брата.
- Эрих, ты знаешь что, -  спокойно и даже разочарованно проговорила я во время паузы, с силой нажав на точку на его запястье и даже проткнув ему кожу ногтем до крови, -  ты если не знаешь чего-то-то, ты этого не говори -  людей смешишь.  Хочешь научиться ругаться по-русски?  Давай я стану твоим гуру в этом деле.  А-то выглядишь как...
- К тебе со всей душой, а ты против меня?! -  Шмидт всерьёз начал злиться и это распалило меня ещё больше, на губах появилась улыбка.  Стало интересно, что можно вытащить через злость из этого чудика.  Да-да, была у меня такая некая страсть -  играть с огнём, ходить по краю, проверяя, на что способен человек в гневе.  Наверное это было ненормально, но я ловила от этого кайф, это было посильнее наркотиков и алкоголя.  Правда в случае с этим немцем никакого огня, конечно, не было и не будет, дай бог пшик, да пламя свечки.
- Да я не "за" и не "против", -  продолжала я с улыбкой, -  я нейтралитет.
- Бардзо добже, если хочешь учиться дальше, учись, но не забывайся. И сначала ответь, чего ты хочешь? Что там у вас принято? Власти? Денег? Наркотиков? Да на что может ожидать и рассчитывать, на что может надеяться в этой жизни девушка с «красотой» Хельги Патаки?
- С красотой Хельги кого? -  я хохотнула, но Эрих как не слышал меня и продолжал, буравя меня уже ненавидящим взглядом:
- Это было твоё лучшее предложение, что теперь скажешь?  А ну, отвечай!
Ещё одно проскользнувшее проявление власти в голосе.  Сколько огня-то, боже мой, сколько страсти!  Ай-яй-яй, почти поверила.  Всё, теперь мой ход!  Резко перехватив его запястье, я какое-то время просто держу его и даже поглаживаю пальцами тыльную сторону его ладони:
- А ты что же, хочешь сказать, что ты меня и властью и деньгами обеспечить сможешь?  Святой Отец Шмидт?
Голос у меняя мягкий, почти манящий, это почти соблазн.  Взгляд глаза в глаза.  И вот-вот случится поцелуй.  Вот-вот.... хруст!  Это его запястье, которое я толи сломала, толи вывихнула.  Перехватываю его за мизинец тойй руки, которой он держал меня за подбородок и, выкрутив так, что за запястьем по инерции выворачивается всё предплечье, резко встаю:
- Я хочу, товарищ сэнсей, чтобы ты, если умеешь, учил технике боевых искусств.  Причём учил по делу!  А, если не умеешь -  так и не трепись попусту.  А твои душеспасительные морали мне без надобности, -  вынув из кармана финку, я щёлкнула лезвием прямо у него перед носом, -  мне вот это и крест и Библия и спасение души и тела, так яснее?

+2

40

Могла бы не продолжать, иногда до неё что-то доходит, но вся эта история еще раз подтверждает: есть люди, которые проявляют повышенный интерес ко всему, что выходит за рамки, скажем так, сегодняшнего дня. И эти люди очень многое знают. Очень многое знают. А я, в свою очередь, хочу знать, что именно они знают! Похоже, некий сознательный отбор того, на что мы, в силу своей ограниченности, не обращаем должного внимания. Я не виню себя, я все делал правильно, но иногда следует прыгать выше головы. Здесь что-то есть, пусть я не из оптимистов, и не знаю, верной ли дорогой идет человечество, или, уточним, наша цивилизация. Может, есть какой-то особый ответ, какой-то убеждающий, может, далее устрашающий ответ. Мы спустили с тормозов весь ряд конфликтов, мы практически обречены, мы теряем приспособляемость. Отсюда и вполне простительное желание. Кто поручится, что такой связи не существует? Кто поручится, что не существует тайного архива, в котором до поры до времени консервируется информация, признанная кем-то, поднявшимся над нами, несвоевременными? Я действительно начинаю думать, что нечто играет в нашей жизни гораздо большую роль, чем это может казаться.
Вырываясь в сторону от захвата, вдруг явственно ощущаю боль от поврежденной руки, пронизывающую до костей, она скрыла за собой очертания стола, обои на стенах, она текла и текла куда-то вверх, в бесконечность - стремительными извилистыми реками, извивающимися ручьями, нежная смутная пелена, пропитанная ядом и проклятиями.
«И все вокруг сразу приобрело бледно–серый линялый оттенок…»
- Что ты делаешь? Тебе нравится причинять боль? - это был риторический вопрос, но все же.
Кажется, да.
Я покачал головой.
Нет, я не безумец, я действительно нащупал какую-то тропу. Иначе тот же шеф давно отказался бы от моих услуг.
Мораль - изобретение чисто человеческое, она условна. Создавая машину, мы только думаем, что создаем машину, на самом деле мы выступаем против самого существа, против природы, создавшей нас. В конце концов, должна существовать некая идея, объясняющая все. Может быть, кое-кто подходил к ней слишком близко, может быть, пока это опасно для человечества. Белая пелена боли снова скрыла от меня очертания стола. Ледяной посвист ветра, угрюмый снег, промерзшее до дна береговое озеро подсознания. Береговое озеро промерзло до дна. На отшлифованный ветром лед медлительно падали вычурные снежинки. Сцепляясь кристаллическими лучами, они образовывали странные фигуры - тайнопись. Я не знал, как увязать узнанное мною с идеей, объясняющей все. Профессионализм тоже не безопасен, часто он сужает кругозор. Нельзя ограничивать себя поставленной задачей, это, в конце концов, приводит к провалу. Мне будет искренне жаль, если однажды нас двоих просто пристрелят. Мы столкнулись с чем–то, превосходящим наши силы, но у нас есть воображение. В конце концов, вся наша жизнь пока - спор с Дьяволом. Да, да, всем нам хочется спокойной беседы с Богом, но пока вся наша жизнь - это спор с Дьяволом. Чем бы мы отныне ни занимались, мы должны держать это в сознании. Защищаться. Да от нас же самих, ни от кого больше. Я не первый, кто задумывается об этом. Когда-то я цитировал Ньютона. Если забыли, напомню: «Существуют другие великие тайны, о которых не хвастают великие посвященные. Их нельзя постичь без того, чтобы мир не оказался в огромной опасности». Может, все тайники Вселенной открываются одним единственным ключом, одной единственной великой идеей? Может, кто-то из нас уже приближался к ее разгадке? Не пришло ли время?..
- Нет, я не Церковник, - медленно покачав головой, сказал я и вдруг, подхватив здоровой рукой со стола пачку салфеток, бросил их прямо на Риту. Она машинально посмотрела на них. Оттолкнувшись, я в свободном падении, здоровой рукой перехватывая нож, обрушился на неё, и мы вдвоем очутились на полу.
- Для кого-то я сегодня буду Демон и Трансильванский Граф, - с этими словами, прижав её к полу и удерживая в лежачем положении весом собственного тела, ведь все-таки женщины в основном не только меньше, но и легче мужчин, я впился в её губы своим собственным поцелуем, так, чтобы она ничего не видела вокруг. Пока у меня хватало дыхания, мы оставались в этой же неизменной позе. Ну что теперь ты сделаешь в ответ на это?

Отредактировано Erich Schmitt (26.11.2019 08:02)

+2


Вы здесь » Nо One Lives Forever » #Миссия Выполнима » В мире чудаков‡Лондон, сентябрь 2017 г.&