02.08.2018: Ура! Проблемы с дополнениями сервиса успешно решены. Все подробности в объявлении.

Мы приятный на вкус коктейль из шпионских игр, альтернативной истории и юмора. Основное внимание уделяем логике, бою и выполнению заданий - шпионских или диверсионных. 2016-й год. На карте сохранены СССР и ГДР. Могущественны США, ФРГ, Англия, Япония. Спецслужбы - не бездействуют, так как в ходу - гаджеты и интернет. Подписывайтесь в паблик. Если есть вопросы обращайтесь к ЦК НОЛФ или в гостевую книгу.

ДОСКА ПОЧЁТА
ДОСКА ПОЗОРА
НАША ГОРДОСТЬ
Допросы временно не проводятся

"Тут теперь, главное, поговорить с Аней без свидетеля Ивана Хоменко. Кстати, о разговоре с Аней Серёга вообще старался не думать. Кто его знает, что чувствует сейчас его любимая в сложившейся ситуации и что она устроит капитану Дубову после освобождения. Он, признаться, даже боялся немного." (с) Сергей Дубов

"Волнение стихло, после слов Дубова о том, что его отец сможет на раз решить исход ситуации. Только что-то подсказывало Хоменко, что генерал будет далеко не в восторге от услышанного, не так он скорее всего планировал провернуть эту миссию. Очередной плюсик в корзинку с названием "Презрение и нелюбовь к выпендрежнику Дубову". (с) Иван Хоменко

Вроде не от дурака рожала, сама не идиотка… Вот в кого она у меня такая простодырая и наивная? Дурочка романтическая… (с) Людмила Шевчук

"- Не понимаю, что люди в нем находят, только и знают, что губят себя и не более того. - Девушка и в самом деле не курила, да и к этому занятию относилась явно негативно. Просто не понимала, что все находят в этом занятии, какой удовольствие. Вот приводить себя в порядок, выглядеть красиво, совершенствоваться в чем-то – это удовольствие, а курение к удовольствию не относится, скорее это уничтожение собственного организма." (с) Кэтрин Уодли

"- Жрать хочу, - пробормотал Валерий, ввалившись вместе с Дубовым на кухню внутреннего двора. - Ведь нам мужикам что главное? Пожрать да выпить. Ну и титьку какую помять!" (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"Опять же, качественная банальность, поданная под другим углом, может быть той еще внезапностью." (с) Джарах "Сабах"

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

"Нет, этот образ никогда не надоест. Разыгрывать суматошную, неуклюжую женщину было забавно, интересно и не надоедало." (с) Глория Хадсон, НПС

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

" Хатори, конечно, лучший агент ЮНИТИ, но даже самые уникальные агенты стареют и даже у самых уникальных бывает плохое настроение на этой почве." (с) Исамо Хатори

"Мне всё ещё было не по себе. Главным образом от того, что я услышала слово, которое Анна сказала, находясь в полуобморочном состоянии. У меня перехватило горло. Я чётко поняла одну вещь: если сейчас ко мне приставят ствол автомата и потребуют, чтобы именно я сказала Анне о смерти её матери, я не смогу. Мамочка! Мамочка! Мамочка! Это слово, сорвавшееся с губ девушки не давало покоя. Сердце у меня защемило." (с) Зарема Окаева

"Резиновых или перчаток из латекса не было, а потому пришлось довольствоваться перчатками-мочалками, которые у всех в ванных комнатах." (с) Том Гудмен

"У Джараха Тому приглянулась книга на русском, в спальне немца Йозефа были права на другое имя – Маттиас Руссо, у итальянки, имени которой Том не знал, было много записок на русском, английском и немецком языках." (с) Том Гудмен

"*Том решает осмотреть отдавленную им ногу Глории, сидит перед ней на коленях и тянет руки, но его посещает мысль* Да, сложно поверить, но в Штатах в подобных ситуациях вероятность возмущений и фраз в духе «Маньяк!» где-то пятьдесят на пятьдесят. " (с) Том Гудмен

"*опытный маньяк агент Том продолжает настаивать на осмотре ноги и забалтывает Глорию, попутно размышляя* Американцу даже стало любопытно, льстит ли ей это или всё с точностью наоборот?" (с) Том Гудмен

" *Сильвия пишет мужу* Ты как бы не входишь в лигу богатых и знаменитых, как другие гости турнира..." (с) Сильвия Руссо

"...посмотреть кино или послушать водопад, а лучше просто посидеть в уборной, но долг обязывал заниматься ерундой и помогать убийцам и аморальным людям." (с) Томоё Камики

"...он уже сам не понимал где говорит правду, а где лжёт..." (с) Том Гудмен

"Нет, искать что-то в женской сумочке?! Даже секретному агенту не стоит этого делать и поберечь нервы." (с) Том Гудмен

"А ещё, даже у самой обычной представительницы прекрасного пола в сумке могут быть вещи, которые могут заставить подозревать её в самых тяжких преступлениях, а на деле окажется что она использует всё это в мирных целях..." (с) Том Гудмен

"И, как казалось Глории, блондинка была опаснее качков-шкафов, которые эдак третьим-четвертым предложением сообщали, что они работают у "самого..." телохранителем. В смысле, ходят в неудобных костюмах, темных очках и всем своим видом показывают, кто тут охрана." (с) Глория Хадсон

"- Получается, я в банях сперла простынь! Надо потом вернуть будет, - а то некрасиво получилось как-то. Стащить простынку у нее планов не было. А то их, наверно, и так считают очень, очень странными гайкокудзинами, в смысле иностранцами, - заходите." (с) Глория Хадсон

"Что не говори, а подослать щенка, чтобы познакомиться с девушкой- это очень необычно и остроумно. Обычно мужчины предпочитают какие-то банальности вроде неловкого вопроса о самой кратчайшей дороге к местной библиотеке, стоя от нее в двух шагах, избитых с длинной бородой комплиментов или аналогов дерганья понравившейся девушки за косичку. Во взрослом варианте это были "случайные " столкновения, заскакивания в переполненный лифт в последний момент и попытки, изображая внезапный приступ клаустрофобии, прижаться поближе. Удар локтем в солнечное сплетение Эмили на таких находчивых отработала до идеала." (с) Эмили Батлер

"Теперь ей стало как-то боязно, просто прохожий не сможет вот так ткнуть пальцем в небо и попасть в ГДР." (с) Анна Шевчук

"...и это дорога к больнице! - всплеснул руками я, - наверное для большей посещаемости: пока дойдёшь, уже нужно будет идти на несколько отделений сразу." (с) Юрий Куракин

"...если когда-нибудь встречу кого-нибудь из градостроительного управления Новосибирска, обязательно заставлю его пройти здесь посреди ночи без фонарика. Можно даже в заморозки." (с) Юрий Куракин

"А подальше от Новосибирска отдохнуть лет пятнадцать не хочешь?" (с) Юрий Куракин

"Бог, или кто там есть на небе (если есть, конечно) знает, как не хотелось мне, чтобы той медсестрой с вакциной оказалась именно Анна!" (с) Юрий Куракин

"...но по этой советской беде, - я кивнул на раздолбанную дрогу, - идти я вам, всё-таки, не дам. Не хочу, чтобы вас лечил здешний персонал." (с) Юрий Куракин

"Тишина, нарушаемая только урчанием не выключенного ещё мотора. Она смотрит в мои глаза цвета стали, а я в её - цвета горького шоколада." (с) Юрий Куракин

"Гипнотический взгляд? Да, возможно. Его глаза... они были такими красивыми, но такими холодными. Она словно оцепенела, даже дышать стала, кажется, через раз." (с) Анна Шевчук

"Слава Аллаху, это были лишь её мысли, иначе интимная связь со мной была бы для неё последней.))))" (с) Зарема Окаева

"Ему самому было не лучше и, может, он тоже хотел упасть в обморок и потом слёзно умолять о чём-то..." (с) Сергей Дубов

"Ты расстреляла мою совесть!" (с) Юрий Куракин

"А ворчать надо, а то как она узнает, что я все вижу, знаю, ругаюсь, но готов к компромиссам?" (с) Джарах "Саббах"

"Американцы честно врали нам." (с) Юрий Куракин

"Мужчина сказал, что Анна его девушка, но я не спешил тут же отдавать ему драгоценный груз." (с) Юрий Куракин

"Яркий свет настольной лампы выхватывал лишь нижнюю часть моего лица, но в остальной полутьме поблёскивали сталью глаза. Пока эта сталь только изучала, прикидывала, где лучше пробурить скважину для фонтана откровений." (с) Юрий Куракин

"Да за такую подставу я ему мозги взломаю, не то, что компьютер!" (с) Глория Хадсон

"Твой хрустальный мир легко разбить, а вот, построишь ли ты его вновь, не порезавшись о его осколки?" (с) Юрий Куракин

"Я полагаю, вы тоже когда-нибудь найдёте человека, с которым захочется просыпаться в одной постели, а не только ложиться в неё. Если, конечно, вы понимаете разницу." (с) Эмма Вудс

"Я хотела убежать от самой себя, а попалась в руки КГБ..." (с) Анна Шевчук

"Вот за что он лично не любил террористов, так это за отсутствие внятной базы. Чего ты хотел добиться? Как это должно было получиться из-за твоих действий? В чем смысл вашей борьбы? На эти вопросы они не могли ответить ничего, кроме невнятных лозунгов, осевших у них в мозгах." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Фахид-то, может, уже поумнел, раз выжил..." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Украдкой я смотрела на куратора, наверное, любуясь им. Сильный крепкий суровый восточный мужчина-воин. Меня привлекали такие, но у Джараха была особая жёсткая, притягательная власть." (с) Зарема Окаева

"Если истово верить в каждую, то в скором времени превратишься в дерганное существо с огромными перепуганными глазами и мешком соли в руках, как у Деда Мороза из русских сказок, ага. А, и для полноты образа две лошадиные подковы на шею для равновесия и четырехлистник клевера в кармашек. Представили?" (с) Эмили Батлер

"Понедельник тоже не был ни в чем виноват. Дурную славу ему обеспечили бурные выходные, из-за которых некоторые люди не успевали высыпаться и раздражались при наличии малейшего повода, чтобы выплеснуть дурное настроение на того, кому не повезет попасть им под горячую руку. Если повода не было, его придумывали." (с) Эмили Батлер

"...это кто же тебя так воспитал, что ты во время разговора со старшим уходишь?" (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его" (с) Джарах "Саббах"

"независимая, свободолюбивая женщина, привыкшая отвечать за себя сама, добровольно стала помогать террористам, для которых женщина не то, что не человек, даже хуже хорошего коня" (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"...иорданец дождался момента, когда девушка повернется к нему спиной и, быстро взяв в руки нож, вытянул руку, проводя кончиком ножа от затылка Заремы вниз, по позвоночнику, к плечам. Пока - не сильно, не дожимая едва-едва, что бы линия окрасилась кровью."(с) Джарах "Саббах"

"До какой степени физического воздействия мог зайти разговор, он пока и сам не знал. Калечить ее он точно не собирался, но взрывная чеченка могла повести себя непредсказуемо,..." (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его. А спорить с каждым, доказывая и объясняя почему у тебя так... времени не хватит. Коран учит и мудрости и терпению и вести себя достойно и примером показывать верность религии." (с) Джарах "Саббах"

"Дверца, висящая на одной петле, негромко, но противно скрипнула. Джарах резко пнул ее ногой, действуя как раз просто, грубо и потому, что захотелось и та грохнулась на пол." (с) Джарах "Саббах"

Девочкам, в конце концов, тоже надо развлекаться, а пялиться так откровенно и впрямь было нехорошо.(с) Джарах "Саббах"

Честно говоря, Силвия не сразу поняла мужа. Он вдруг изменился в лице, замахал руками и заговорил как настоящий надменный и самовлюблённый сноб. Ей, вдруг, показалось что и её супругу стало плохо, раз уж несёт такую чушь и даже захотела покрутить пальцем у виска, уточнив не "того"ли он. И вот, когда растерянная итальянка занесла руку для характерного жеста, взгляд случайно скользнул вниз по лицу мужа и застыл на груди. "Кристиан Мильсбах" - было написано на нём. Руссо сразу поняла поведение супруга и моментально проверила свой бейдж. «Герда Егер» - прочитала она.(с) Силвия Руссо

Настроение было не «айс»: план провалился, за столом они обсуждали месячные, а дорогое вкусное вино было пролито зря... *Или как испортить мужчине вечер*(с) Том Гудмен

Хотел же незаметно, тихо, без фейерверков и шума убраться. Аллах свидетель, хотел! И поспать хотел, но это уже детали, поспать можно и потом. Когда-нибудь.(с) Джарах "Саббах"

Она задумалась над тем, что если бы... А ведь у каждого много этих самых "если бы" в жизни. Если бы мы поступили по-другому. Если бы я не встретила этого человека. Если бы я сказала так, как надо было... Переведя взгляд на Эмму, она подумала, что эта девушка должно быть никогда и не жалела о прошлом. Хотя это вовсе не значит, что жизнь у неё была радужная. В терроризм не из-за хорошей жизни приходят. Здесь все, от директора до боевика первого уровня имеют свою особую трагедию в жизни. Люди все здесь какие-то больные... Не здоровые...(с) Фелисити Дюма

У него создавалось такое ощущение, что сама судьба ему специально тыкает носом, мол, смотри, у всех тут друзья есть, поддержка и прочее, а ты один. Ясное дело, что на себя проще рассчитывать в таком положении, но от этого все равно не легче.(с) Мортимер Кинг

Хоть тот и беспомощен в плане техники, только вот сам мужчина выглядел достаточно крепким, особенно по сравнению с щуплым подростком. Если бы дело дошло до боя, то Дилан не поставил бы за себя и один фунт. Убегать тоже смысла нет - догонит. (с) Мортимер Кинг

Получается, что Мортимер рос каким-то затворником раз не умеет водить машину, а это значит не красуется на крутой тачке перед сверстниками, не пропадает на незаконно организованных гонках и не курит марихуану на рок-концертах (или что там слушает современная молодёжь?!) (с) Исаму Хаттори

Этот день как всегда начался с ничего и ничем продолжался. Три дня назад я вернулась в Ленинград с не очень далёкого, но холодного русского Севера. Толи я привыкла к, даже летом холодному, магаданскому климату, толи лето в Ленинграде выдалось жарким, но сегодня было как-то особенно неуютно. (с) Рита Климова

- В данной ситуации "шестёрка", это не цифра "шесть". Это на фене... тьфу! На тюремном жаргоне означает прислуга. Понимаете? Человек, который делает всё, что пахан... ох.... - Климова-Климова, учи русский - полезен в общении с иностранцами, - что главный авторитет прикажет. Это я образно сказала. (с) Рита Климова

- Блядь, вам к мосту надо? - охренел малость лесник, глядя на двух мужчин, уходящих в какие-то дебри со своими рыбами. Джарах и Осипов одновременно кивнули. (с) Джарах "Саббах"

- Кого мы еще не задолбали? - спросил Джарах, - Местное НИИ? (с) Джарах "Саббах"

— Бу, — произнесла Томоё на ухо незнакомцу, встав для этого на носочки, и сразу после упёрла ему в живот ручку так, чтобы гарантировано ощутил её острый кончик. — Не советую дёргаться, иначе узнаешь, что чувствуют тараканы, когда они становятся лишние в доме. — Говорила она на английском и с милой улыбкой, и благо благодаря станции не приходилось перекрикивать шум. — Где вы остановились, куда едите? Быстро выкладывай! (с) Томоё Камики

И с Томоё даже чай пить и разговаривать о других странах интересно и приятно. За годы службы в ЮНИТИ Хаттори слегка подзабыл что бывают такие моменты когда чувствуешь себя так счастливо, спокойно, расслабленно и понимаешь что ничего больше не нужно в этой жизни. (с) Исаму Хаттори

Манни горько усмехнулся. И зачем только он согласился на работу охранником в Штази? Столько лет провёл в пограничной службе и всё было спокойно, но тут временно ему прислали распоряжение поработать в головном офисе. Оказали честь, понимаешь. Да уж, честь... (с) Манни Хаупт

В конечном счёте, поскольку физическое насилие проявлять было не желательно, место-то публичное, Томоё пришла к забавной по её мнению мести. Она уменьшила давление ручкой и свободной рукой тихонько пошаманила с брюками. А именно расстегнула все пуговицы и значительно ослабила ремень, чтобы при любой попытке пойти, штаны в тот час же отправились на пол. <.....> А дальше Томоё и вовсе отступила, благо люди как раз взялись выходить, и появилось куда. Ей стало интересно, как долго он собирался спать и, конечно же, захотелось посмотреть, как грохнется, запутавшись в своих штанах. Даже фотоаппарат подготовила, чтобы сделать пару хороших снимков. (с) Томоё Камики

Всё же он солдат, а не какая-нибудь истеричная и чувствительная барышня. Да, несправедливо. Да, мерзко и низко... Но служба редко бывает справедливой и на благо. (с) Манни Хаупт

...что остаток дней придётся проходить в мокрой обуви и носках... (с) Том Гудмен

Ну, подходящий отклик на заявку, это как дроби, приведенные к общему знаменателю, а мы - дополнительные множители. Я - с заявкой, соигрок с какими-то деталями для дополнения. Внутри отыгрываемых историй могут быть и ссоры, и проблемы, и несчастья. (с) Маттиас Руссо

Да и Томоё вновь пришлось отпрянуть, но в этот раз уже от внезапного крика. Ох, и нашла профессора... мистер обламывающий пугач. Тут аж стало жаль его студентов, успокоительное, наверное, прочно вошло в их жизни. Но ничего карма настигла и его, и мистер Обломись обломался сам, позабыв кого-то в поезде. Над чем Томоё в душе хорошо посмеялась. (с) Томоё Камики

— Духов нет, но есть сигареты... Может сгодиться? Говорят, капля никотина убивает лошадь, - Руссо помахала пачкой "Честерфилда", — Вам тут на целую конницу хватит! (с) Сильвия Руссо

- За кого ты меня принимаешь? - оскорбилась Аня, сама от себя того не ожидая. (с) Анна Шевчук

- И как выглядит банный день изнутри? (с) Анна Шевчук

— Терпите, мистер Гудмен. Вы же профессионал! А покрашу я вас перед самой поездкой, чтобы и борода, и усы, и волосы, и брови - всё, одним словом, было тёмно-русым цветом.
— Спасибо хоть ресницы красить не будете… - пробубнил под нос Томас, но его бубнёж был услышан. — Кстати! И ресницы, - вскоре было добавлено собеседником.
— Понятно, - Гудмен встал со стула и спешно пошёл к выходу. — Я пошёл, пока вы мне ещё что-нибудь не решили покрасить. (с) Том Гудмен

Я же лампочку-то прострелила, когда на меня нападать стали. Единственный раз в жизни попала, представляешь? (с) Рита Климова

Даже тут Рита умудрилась найти хорошую сторону. Это уметь надо! (с) Сильвия Руссо

Может, конечно, общий унитаз на пяти квадратных метрах и сближает, но для медсестры это было несколько непривычно... (с) Анна Шевчук

Конечно, он бы любил Стива будь он бестолочью, постоянно сбегающей без причины, питомец всё-таки. (с) Том Гудмен

И как только стало понятно что нет, не оглушил, американец решил ответить, но не забирать у девушки пса. Ведь чем больше он пробудет у неё на руках, тем дольше они проговорят - элементарно же, ну! (с) Том Гудмен

- Потеряли в тот момент, когда так неожиданно исчезли, - американец помог себе жестами, чтобы передать насколько неожиданным был для него её “нет” и внезапный уход. - Буквально растворились в воздухе… (с) Том Гудмен

...не хотел чтобы она решила что он правда за ней следит или намекать на то что он искал её по всему аэропорту (это, конечно, очень романтично, но глупо)... (с) Том Гудмен

...в глубине души Томас очень надеялся (просто, очень-очень надеялся) на то что вся это сцена с молодым человеком ему почудилось: кондиционер в ресторане, вода с примесью грибов - всё что угодно, но главное что сейчас рядом с ней никого не было. (с) Том Гудмен

Тут люди или слишком пьяные чтобы понять о чём речь, или слишком глупые, раз готовы в тридорого переплачивать за котлету по-киевски. (с) Сергей Дубов

- Скажите пожалуйста, товарищ майор, а взрывчатку она на рынке приобрела? По розничной цене? Вот, как раз после того как купила фрукты? (с) Сергей Дубов

Чего уж там, раз сам товарищ майор тебя поставил в один ряд с Аль-Каидой. Они башни-близнецы взорвали, а ты больницу. (с) Сергей Дубов

- Думаю, мне стоит подумать о визите к русским и пойти посмотреть, что там с билетами на Москву - с этими словами Маттиас, что называется, "взял с места в карьер" и прогарцевал по коридору, словно скаковая лошадь паломино (с) Маттиас Руссо

Лента Rusff
Prologue. The Power of Imagination Daring life: NEW YORK Loves You


» NOLF в VK » NOLF на Photoshop: Renaissanse » NOLF на Мийроне » NOLF на Live Your Life » NOLF на White PR » NOLF на ТАНКЕ » NOLF на ЗЕФИРЕ » NOLF на COFFEE BREAK » NOLF на APTiSHOK » NOLF на Едином форуме поддержки » NOLF на Каталоге ролевика
ТОПЫ
Рейтинг форумов Forum-top.ru
*жми каждый день!
БАННЕРЫ

Ничто не вечно | Nо One Lives Forever

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Назад в прошлое, будущее или путь в никуда » Мой дом тюрьма, тюрьма мой дом. (с)


Мой дом тюрьма, тюрьма мой дом. (с)

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

Что:  Подозреваемая в совершении теракта, Анна Шевчук попадает в ленинградские "Кресты" с лёгкой руки майора КГБ Куракина.  В камере, к5уда привели Аню уже сидят две заключённые, одна из которых недавно вышедшая на свободу Рита Климова, по кличке Кобра -  матёрая, можно сказать, уголовница со стажем.  Вторая заключённая не менее жёсткая, но более беспринципная, да к тому же страшная как сто инфарктов.  Поладят ли Аня и Рита?  Как сложатся отношения "ангела и демона"?
Локации:  ленинградская тюрьма "Кресты", а дальше решим, куда сбегут девушки.
Участвуют:  Рита Климова, Анна Шевчук.
Конец:  побег и, наверное, мирное расставание.
Погода:  ужасно жарко.  Примерно 27 градусов и не ветринке.

Дополнительная информация

Возможно некоторое количество блатного жаргона.  о в конце постов будут сноски.

+1

2

Внешний вид и с собой

Летние открытые туфли, чёрные лёгкие брюки и белая футболка.  Волосы распущены и растрёпаны.  С собой ничего -  всё отобрали при задержании.

Это случилось три дня назад.  Меня задержали на Сенном рынке за карманную кражу.  А вы как думали?  Я неделю как откинулась, жить-то на что-то надо.  Меня повязали и сразу упаковали в "Кресты".  На мой вопрос, почему сюда, а не в отделение, мне сказали, что я подрезала карман какого-то очень влиятельного цеховика п дело будет громким, даже с учётом того, что лопатник* был возвращён владельцу.  Он требовал, чтобы меня судили.  Вот меня и кинули в камеру, чтобы я там дожидалась суда.
   Меня сунули в четырёхместную камеру.  По бокам двухъярусные нары, посреди камеры длинный стол и две деревянные скамьи.  На столе видавшая виды клеёнка и самодельная пепельница, в которой лежат уже пару окурков.  Там же железная чашка, в которой зэки обычно варят чифир и к4усок хлеба.  По правую руку от входа шторка, за которой находится отхожее место, по левую -  железная раковина с ржавым краном и небольшая, прибитая к стене деревянная полочка, на которой стояли какие-то книги (явно из местной библиотеки), пластиковый стаканчик с одной зубной щёткой и ещё какие-то мелочи, на которые я даже не обратила внимания.  Когда меня, со скаткой* в руках, втолкнули в камеру, за спиной тут же послышался уже знакомый мне лязг железной двери.  Ну, вот ты и дома, Кобра, -  усмехнулась я, оглядывая камеру.  С верхних нар спрыгнула крепкая баба (вот именно баба, а не женщина) среднего роста, с накаченными руками с какой-то татуировкой вокруг левого плеча.  Какой именно, я не разглядела, но, видимо, это была надпись "не забуду мать родную" -  довольно популярная среди женщин-заключённых.  Она была в чёрных тренировочных штанах и чёрной майке.  Чёрные волосы были коротко подстрижены, а жёсткие грубые черты лица были будто высечены из монолитной глыбы, причём высекал далеко не Церетели.  Вообще говоря, если бы не довольно большая грудь, я бы приняла её за мужчину.  Осмотрев меня, словно товар на рынке, заключённая прищурилась и спросила:
- Кто будешь, красавица?  Или случайно в наших краях?  Проездом, так сказать.
Голос у неё был прокуренный и грубый.  Очень неприятный, но, что поделать, сокамерников не выбирают.
- Ритка-Кобра.  Слыхала?
Я смотрела уверенно, в моих глазах не было ни капли страха.  Похоже этой заключённой это не нравилось.  Видно было, что она была непривычна к тому, чтобы на неё вот так открыто смотрели.  Наверное, она привыкла держать людей в страхе, таким образом, показывая им свою власть.  И, видимо, у неё это получалось.
- Нет, не слыхала, -  немного подумав, сказала она, -  из питерских что ли?
- Ну да.  Я честный фраер.**
- Да?  А я думала проститутка с Невского, -  противно засмеялась сокамерница, -  мордашка-то, гляжу, смазливая.
Больше она ничего не успела сказать, потому что я, растопырив ладонь, надавила ей на глаза, зажав нос и рот и, резко толкнула назад.  Заключённая пошатнулась, но не упала, лишь ударилась спиной о металлическую спинку нар.
- Это тебе за проститутку! -  глаза у меня горели, я взяла её за горло, -  Фильтруй базар в следующий раз, поняла?
- Ах, ты, кур-рва!
Каким-то образом, ей удалось ударить меня под локоть, в ту самую точку, при ударе которой по руке пробегает электрический разряд.  Пальцы у меня разжались.  В руке женщины тускло сверкнула заточка, сделанная из обычной алюминиевой ложки,  но сделанная так умело, что, если смотреть издалека, то можно не отличить от ножа.  Когда я была на зоне, у меня тоже были такие (да и на воле, пока не отобрали при задержании).  Теперь преимущество было явно на её стороне.  Я была абсолютно безоружна.  Ну, давай, Климова, вспоминай, что умеешь!  И Климова вспомнила!  Прежде всего то, почему имеет погоняло Кобра.  Сделав шаг к противнице, я резко бросилась к ней, перехватила руку с заточкой и резко вывернула.  Послышался хруст.  Сокамерница застонала и выругалась.  Заточка выпала, со звоном ударившись о каменный пол.  Не знаю, смогла бы я проделать такой трюк с мужчиной, но мы обе были женщинами (хотя и не в равной весовой категории), так что мне, можно сказать, повезло.  Удерживая противницу за руку, я быстро подняла заточку и приставила ей к горлу:
- Ещё раз базло*** раскроешь, на пику посажу!****  Вопросы есть?
Судя по тому, что заключённая не сопротивлялась и никакого отрицания не выказывала, вариантов было три:  либо она, оценив обстановк4у, решила трусливо отступить (но в это верилось с трудом), либо признала мой авторитет, во что я тоже не верила -  кто я такая?  Я ведь некоронованная даже.*****  А третий вариант заключался в том, что она могла, элементарно проверять меня на крепость характера.  И это было вернее всего.
- Лады, -  прохрипела она, -  разойдёмся миром.
- Разойдёмся, -  я убрала заточку от горла заключённой и вернула ей же, -  как откликаешься?
- Пантера...
    Вот так мы и познакомились.  А дальше всё как обычно:  рассказы друг другу о нелёгкой криминальной житухе, о том, кто за что сел и так далее.  При этом, конечно, с неизменной чашкой густого чифира, вкус у которого был, прямо скажем, на любителя, но действовал он как смесь хорошего кофе и дорогого коньяка.  Так что все три дня жили мы с Пантерой в мире и согласии, однажды даже шутки ради играли в очко на раздевание.

                                                                                                                        ***

    А вот на рассвете четверного дня дверь нашей камеры отворилась и за ней послышался голос женщины-охранника:
- Заходи, не стой столбом.
Господи, терпеть не могу ранних пассажиров, -  зевая, подумала я, потягиваясь.  Ещё будучи под одеялом, я оперлась на локте и посмотрела на вошедшую с высоты своих верхних нар.  Это была молодая девушка с таким ангельским личиком, что мне почему-то на миг7 стало неловко.  Ангел просто!  Хотя, среди этих ангелов иногда такие попадаются.  Я уже раскрыла рот, чтобы поздороваться, но Пантера опередила меня.  Также спрыгнув с верхних нар, как и при встрече со мной, она точно таким же взглядом осмотрела вошедшую и сказала, прищурившись:
- Смотри-ка, какая красотка к нам заехала, -  она взяла девушку за подбородок.  Смотрелось это довольно мерзко, ко я пока не вмешивалась, наблюдая, как проявит себя новенькая, -  кто будешь-то?  За что повязали?
Пантера улыбнулась, наверное, пытаясь изобразить добродушие, но от такого оскала даже я отвернулась.
__________
*Лопатник -  кошелёк.
**Честный фраер -  в воровской среде вор (обычно карманник), соблюдающий воровские законы и живущий по понятиям.
***Базло -  рот.
****Посадить на пику -  зарезать.
*****Коронованный -  вор в законе.  Женщин коронуют очень редко.  Единственный известный случай -  это Сонька -  Золотая ручка, которую считали королевой воровского мира.  Затрудняюсь сказать, есть ли сейчас коронованные воровки, но, вроде есть, но редко.

Отредактировано Рита Климова (26.06.2018 22:02)

+2

3

Внешний вид

Чёрное платье и чёрные балетки
http://sg.uploads.ru/iUVW4.jpg

Всё происходящее никак не укладывалось в голове. Она никогда бы не поверила, что попадёт за решётку и что вообще будет за что ей туда попадать. А теперь ситуация повторяется и снова она не виновата. Первый раз хотя бы пушка действительно была в сумке, а тут... подозрение в совершении теракта. В больнице? Это было бы смешно, если бы не оказалось так грустно. Она ведь медсестра! Планирует стать врачом! Разве осмелилась бы она вредить людям, которым должна помогать? Которые лежат там с верой в лучшее? Но результат один - её отправляют в очередной раз за решётку. Да ещё, для большей трагичности, прямо с похорон матери.

К приезду у неё уже не было ни сил ни эмоций. От самой мысли о том, что она снова будет заключена под стражу было тошно. На душе становилось мрачно и мерзко от одного лишь вида холодных стен коридора и камер. И стоило охраннику, вернее охраннице, открыть перед ней дверь камеры как девушку словно ледяной водой окатили. Она замерла на месте словно вкопанная, с трудом глотая ком, вставший в горле, пока её не привёл в себя строгий оклик. Только так Аня и сообразила, что нужно сделать ещё хотя бы пару шагов вперёд.

На этом поводы для радости не заканчивались. Естественно в камере она не одна (с чего бы такие почести?). Да и радушный приём обеспечили довольно быстро. Не успела она даже осмотреться, пискнуть или хотя бы осознать до конца происходящее, как её уже грубо схватила за подбородок, непонятно за какие грехи сидящая здесь, грузная женщина. Аня сильнее сжалась и попыталась высвободиться, скорее инстинктивно, дёрнув головой и поморщившись. Да и вопросов она не поняла. Их было для вымотанной девчонки много и они были так странно сформулированы, что она не поняла как на них отвечать и что именно от неё хотели услышать вообще. Кто будешь? Здесь называют имя, или должность, или принадлежность к расе, может вообще религию? За что повязали? А действительно за что? Да не за что! Просто она была уставшей, опечаленной и теперь ещё до смерти напуганной. - Что? Я... я. Прошу вас, не трогайте меня, пожалуйста - только и вставила в ответ Шевчук, стараясь говорить хотя бы ровно, не допуская дрожи в голосе и не отводя взгляда. Испуганного взгляда. Кто бы ещё рассказывал как себя вести здесь, перед тем как сажать - она бы конспектировала всё слово в слово. А сейчас хотелось просто забиться в угол и горько заплакать, но для начала бы ещё вырваться из рук опасной леди...

Отредактировано Анна Шевчук (27.06.2018 21:05)

0

4

- Ах, цаца какая! -  воскликнула Пантера, потянув девушку за прядь волос, -  Не трогайте её!  Да ты, кто такая, чтобы мне указывать?!  М?!
Пантера, не отпуская волос новенькой, провела её к нижним нарам и, грубо толкнув на них, ударила по щеке.
- Слушай меня, красючка!  Ты в МОЮ хату залетела, так что, будь любезна не перечить и отвечать на вопросы!  Кто такая, спрашиваю?!  За что взяли?
Пантера нависала над девушкой, как скала.  Ох и не любила я такие подходцы!  Грубо, топорно и противно.  Так4ое ощущение, что у тех, кто их совершает, понтов всегда больше, чем реальной личности и дела.  Сама я, практически, никогда так не делала, если, конечно, не попадалась явная хамка или какая-нибудь надменная девица, мнящая себя как минимум королевой и преступного и бог знает ещё какого мира.  Я закурила, вглядываясь в испуганное лицо новенькой, которая, в полутьме камеры, похоже, вообще меня не видела.  А Пантера лютовала по полной:
- Э, родная, ответа не слышу!
Удар в живот буквально впечатал полулежащую на нарах девушку в стену.  Да она ж отбиться не сможет, -  дошло до меня, когда я посмотрела в, полные страха глаза хрупкой арестантки, -  не блефует и время не выжидает!  Пока я садилась и откидывала одеяло, сокамерница ударила новенькую в лицо, разбив губу.
- Пантера, стой!
Мой хрипловатый властный голос прорезал ненадолго воцарившуюся в камере тишину.  Пружинно спрыгнув с нар, я затушила сигарету в пепельницу и подошла к женщинам.  Пантера осклабилась:
- Да, видишь, Кобра, не догоняет пассажирка, кто в хате рУлит, пояснить надо!
Сокамерница снова занесла руку, чтобы ударить девушку, н6о я перехватила её кулак и удержала за несколько сантиметров до лица "жертвы":
- А ты с чего взяла, что ты здесь рулишь?  Мы "смотрящую" не назначали!
- Так я же это... проверить надо, -  сбавила гонор Пантера, уже растерянно глядя на девушку, побледневшую уже как полотно.
- Окончена проверка!  Не видишь, она еле живая.  Ты арестантка уважаемая, но беспредельничать не дам.  Это такая же моя хата, как и твоя.
Пока Пантера переваривала сказанное, я подала девушке руку и сказала уже мягче:
- Вставай, не бойся.  Тебе умыться надо.
Когда девушка встала, я осторожно повела её к раковине.  Я была жёсткая и могла забить до полусмерти, но только если для этого был явный повод.  Сейчас повода не было даже для того, чтобы наорать на новенькую за что-либо.  Она явно была здесь случайным пассажиром.
    Когда новенькая умылась и мы остановили кровь, я провела её к столу:
- Присаживайся.  Чаю хочешь?  До завтрака ещё три часа, а тебя, небось, с постели прямо и взяли?
Я смотрела на неё с участием, понимаю, что небольшой кусочек льда в сердце гражданки Климовой М. Н. начинает таять.  Осторожно коснувшись её руки, я сказала:
- Да ты её не бойся.  Это она с виду грозная.  Я -  Кобра, но ты можешь называть меня Ритой.  А, как тебя зовут?

+2

5

Аня зажмурилась от натяжения, кожу головы неприятно покалывало, но это не вызывало раздражения, скорее ещё сильнее пугало. Девушка не отвечала ничего и только сердце бешено колотилось. Её в жизни били лишь раз и это был пьяный Серёга, теперь же у неё внутри с неимоверной скоростью нарастала паника. Она просто не понимала что делать и как вести себя. А ей вообще помогут? Стоит ли кричать? Не сделает ли она хуже? С этими мыслями она уже жёстко приземлялась на нары, снова морщась и прижимая ладонь к щеке. Но не смотря на то, что вопросы были одни и те же, Шевчук теперь не могла издать и звука. Она только широко распахнула испуганные глаза, которые быстро затянуло слёзной пеленой, но старалась держаться. Язык будто сковало, а от оцепенения она даже шевельнуться не могла чтобы хоть как-то прикрыться от очередного удара. От него медсестра вжалась в стену и согнулась пополам, подтягивая к груди колени, слезы потекли по щекам от того что она снова с силой зажмурила глаза. А потом опять удар, и Аня дрожащей рукой коснулась саднящей губы, вздрагивая от зазвучавшего в тишине голоса и сильнее вжимаясь в стену.

Что если теперь они станут бить её вдвоём? Она опустила взгляд на руку, отнимая её от губы, и горько всхлипнула увидев кровь. Рука задрожала ещё сильнее. Как раз тогда ещё одна сокамерница спрыгивала на пол. Аня вздрагивала от каждого резкого звука и старательно подавляла в себе всхлипы. Но когда женщина снова замахнулась то резко закрыла ладонями лицо и уткнулась лбом, сквозь пальцы, в, поджатые максимально близко к груди, колени, продолжая дрожать словно на лютом морозе. Она уже не видела, что там происходит и кто кого останавливает. Но не получив удар сначала решила, что умерла от страха ещё до того как женщина успела его нанести. От почти ласкового "вставай" после недолгого затишья она снова вздрогнула, просто не ожидая, что в раю с ней продолжит происходить весь этот кошмар (голоса-то те же!). Но осторожно подняла голову, раскрывая ладони и медленно поднимая раскрасневшиеся от слёз глаза. Оттолкнувшись от жесткой опоры двумя руками, Аня послушно и очень медленно стала подниматься, чутко наблюдая за обстановкой, словно оказавшись в клетке с дикими зверями. Всё было до звона в ушах тихо и подозрительно спокойно. Её спасительница была такой миниатюрной по сравнению с бешеной леди, что медсестра совершенно не понимала как ей удалось всё остановить и почему её не повалили рядом, запинывая до полусмерти.

Девушка неспешно умывалась. Её сильно волновал вопрос санитарии. Вот, например, та леди, что била её, как часто моет руки. И... туалет... он что... в смысле прямо при них туда ходить надо?! Как вообще это возможно? Губа стала немного неметь и, казалось, будто бы опухла. Будто бы теперь это основная часть лица. Конечно, это было далеко от истины, но Шевчук ощущала всё точно так. После её провели за стол и медсестра недоверчиво осмотрелась, отрицательно мотая головой. Чай? Какой чай?! Да она ни к чему здесь не прикоснётся. Мало того, что здешняя еда уже заведомо не внушает доверия, соседи, по крайней мере железная леди, прямо напрягают, да ещё и туалет вызывает массу сомнений. А если что-то выпьешь или съешь известно, что потом нужно будет от этого естественным путём избавиться. И когда Рита коснулась руки Ани, то её бросило в жар от испуга. Да она и спать здесь не сможет! Как долго ей здесь находиться? А что если её не вытащат отсюда?! - Аня - еле слышно ответила она, переведя взгляд на собеседницу - Просто Аня - пожимая плечами, она чуть улыбнулась - Спасибо - взгляд сам собой перепрыгнула на леди монстра и она нервно вздохнула. Не стала говорить за что, очень не хотелось получить по шее снова. Вдруг ей всё же придётся задержаться, лучше выдерживать нейтралитет хотя бы, а не бесить всех вокруг...

+2

6

- Твоя воля,Ж -  сказала я, когда Аня отказалась от чая и посмотрела на Пантеру, -  кончай обижаться, необиженных воду возят и ещё кое-что делают.  Завари лучше чифирку.
Сокамерница поджала губы и, ничего не ответив, подошла к табуретке.  Отодвинув её в сторону, она поставила на неё перевёрнутую миску для баланды и, положив сверху газету, подожгла нелегально добытыми по тюремной "дороге" спичками.  Налив из крана раковины холодную воду в большую железную кружку (которая была предварительно вымыта), Пантера засыпала туда чай и стала нагревать кружку, держа над огнём.  Это чем-то отдалённо напоминало походное приготовление пищи.  Зевнув, я закурила, пытаясь взбодрить себя, потому что не выспалась из-за появления новой пассажирки.
- Не за что, -  махнула рукой я, в ответ на благодарность Анны, -  если что, обращайся ко мне -  растолкую как и что, -  я доверительно посмотрела на неё и чуть улыбнулась, -  расскажи уж, за что закрыли-то?  Бить не буду.  Нормально расскажи.
В этот момент Пантера закончила с чифиром и, держа кружку через тряпку, сделала глоток, потом передала её мне:
- Держи, защитница сирых и убогих.  Отличный чай мне в дачке заслали!*
А мне-то вот дачки засылать некому, -  подумала я даже с долей зависти.  С тех пор, как я откинулась после срока, в Питере у меня не было ни знакомых, ни тем более друзей, так что оставалось только гадать, как я продержусь здесь весь срок.  Взяв кружку, я чуть не выронила её:
- Уй...ёпт!  Горячий!  Хоть бы тряпку дала!
- С тряпкой и дурак сможет! -  усмехнулась Пантера.  Она явно мстила мне за то, что я не позволила ей разобраться с Аней.  Но тропку всё-таки отдал. 
Я сделала глоток "адского зелья" и, только потом обнаружила, что на пальце у меня вскочил ожоговый волдырь.
_______
*Заслать дачку -  передать передачу.

+2

7

Не избили за отказ и на том спасибо! Ане чуть полегче стало даже дышать. По крайней мере хотя бы одна из её соседок казалась вполне адекватной. С другой стороны... до этого девушка считала, что и у Юры есть сердце или хотя бы чутьё. Он ведь провёл с ней тогда весь день! Вернее даже провозился. Неужели он бы не отличил девушку пытающуюся пережить смерть матери от той, что планирует теракт?! И вот она здесь. Видно ошиблась в майоре. Теперь так же может ошибиться и в Рите, так что загадывать не стоит. Чего угодно можно ожидать от сидящих здесь. Может быть и сама Шевчук создаёт у соседок впечатление милого ангела, а на самом деле отравила весь жилой район каким-нибудь самодельным ядом. Никому в таком месте доверять не стоит. Но это правило никак не запрещает испытывать чувство благодарности.

Аня внимательно следила за движениями Пантеры, мало ли чего выкинет, и старалась не подавать вида, что курение в запертом помещении тоже не лучшая идея. И это даже если не начинать речь о его вреде! Радовало, что Рита ещё и человеческим языком владела и чётко задавала вопросы. Хотя бы становилось понятно, что именно она хочет спросить. - Моя мама умирала в больнице в Новосибирске от рака. Я по пути в отделение купила фруктов и принесла пакет в палату. Она ничего уже не ела, умерла практически у меня на руках. Этот самый пакет я унесла в регистратуру, чтобы отдали другим больным, раз маме он больше не был нужен, и рыдая убежала из больницы. Через какое-то время там произошёл взрыв. Имея лишь записи с камер и свои глупые домыслы эти люди считают, что в пакете было взрывное устройство. Они уверены, что я устроила взрыв в больнице. Меня увезли с похорон - последнюю фразу она сказала со странной усмешкой, с примесью отчаянья и осознанием абсурдности ситуации. О смерти матери она уже говорила ровнее. Сейчас бы не закончить свой путь в тюрьме, явно мама не хотела бы такой судьбы для дочери.

Пока медсестра рассказывала историю с кучей подробностей, женщины пили... нечто. Она заметила ожог на пальце Риты и инстинкт сработал быстрее здравого смысла. Поднявшись быстро со своего места она отвела свою спасительницу к раковине и включила ледяную воду, немного пропустив её. Потом сунула туда её обожженный палец и осознала, что это может быть расценено максимально неверно здесь - Извини, просто нужно срочно охладить ожог, иначе заживать долго будет - а чтобы у девушки не было сомнений в её праве так говорить она добавила - Я медсестра. Не врач, конечно, но так точно будет лучше - а ведь совсем недавно она с Серёгой планировала своё поступление. С её послужным списком, дважды сидевшей из них раз сбежавшей, едва ли её возьмут в какое-то приличное заведение. Может всё же лучше биохимия? Пробирки не люди, их можно и отсидевшей доверить, так ведь?

+2

8

- Мда-а-а... говённая история, -  задумчива проговорила я, выслушав рассказ девушки до конца, -  это тебе не гоп-стоп на Миллионной и не проституция в интуристе.
- А чё?  Шлюшка бы вышла неплохая, -  осклабилась Пантера, скользнув взглядом по Ане.  Видно было, что она её невзлюбила, только непонятно, за что. 
- Ты сегодня успокоишься или нет?  Разрядки не хватает?  Так поспрошай по камерам, чтобы Машку* какую привели -  выпустишь пар.
Сокамерница как-то сразу смутилась и потупилась, из чего я сделала вывод, что попала в точку и у неё, действительно, давно не было интимной близости.  Видя, что Аня всё время поглядывает в сторону Пантеры, я решила отвлечь её, чтобы сокамерница не расценила её взгляды неправильно.
- Тебя, я так понимаю, комитетчики прихватили?  Если так, то труба твоё дело.  У нас в Союзе сама знаешь -  теракт -  расстрельная статья, да ещё и на родной земле.
Господи, я ж её так вообще до полусмерти перепугаю! -  спохватилась я, -  Можно ж было как-то помягче, что ли...  Хотя, следак, чтобы запугать, ещё хуже скажет, наверняка.  Пока я думала, Аня, вдруг, потянула меня за руку и куда-то повела.  Ничего не поняв, я пошла за ней.  Анна без слов открыла воду и подставила мой обожжённый палец под струю холодной воды.
- Ай! -  я отдёрнула руку, но Анна аргументировала свои действия и, заодно, объяснила, что она медсестра.
- О, теперь у нас свой лепило** будет! -  опять влезла в разговор Пантера, -  Удобно!
Я только махнула рукой в её сторону, дав понять, чтобы отвязалась, наконец, и умолкла.  Потом я чуть улыбнулась Анне:
- Благодарю.  Я-то с ожогами не заморачиваюсь обычно.  Кстати, -  я понизила голос, -  в целях безопасности от вон той мадам, советую тебе лечь подо мной.  Ну... в смысле на нижние нары, -  я опять улыбнулась и кивнула на двухъярусные нары слева, потом посмотрела на, совсем уже светлое небо за зарешёченным окном, -  завтрак скоро.  Голодать тут, кстати, не советую.  Лечить тебя никто не будет, а, если, будешь очень нужна правосудию, силой накормят, чтоб не умерла раньше срока.  Поняла?
В коридоре послышались чеканные шаги охранниц и звон ключей -  начиналась утренняя поверка.
_________
*Машка -  в женской тюрьме опущенная заключённая (аналог петуха).
**Лепило -  врач.

Отредактировано Рита Климова (28.06.2018 20:18)

+2

9

Аня как-то тяжело и немного прерывисто вздохнула, услышав подтверждение своих малоприятных мыслей. Она не совсем понимала, что значит гоп-стоп, но вот отличить проституцию от теракта смогла. От взгляда той зверской женщины и её едких слов хотелось укрыться. Аня даже поёжилась, обнимая саму себя за плечи и отворачиваясь куда-то в сторону. В слова Риты, обращенные к сокамернице она вникать не стала. Да и, честно говоря, не хотелось слышать подтверждения ещё и своих предположений. Использовать кого-то чтобы выпустить пар? Всё здесь было чуждо и нестерпимо неприятно.

- Но я не делала этого! - возмутилась Шевчук. Сесть за побег тогда в ГДР было бы менее оскорбительно, ведь его она хотя бы совершила - Никогда бы мне даже в голову не пришло совершить подобное, да ещё и в больнице. Кто-то мог пострадать, это немыслимо! - её вера в справедливость уже начала шататься как маятник, благодаря Юре, но отношение самой медсестры к подобным мерзким поступкам было резко негативным, таким и останется. И причина далеко не в том, что ей пока приходится огребать за этот чёртов взрыв, а в том, что это жестоко и подло, отвратительно. - Я не боюсь расстрела, последнего родного человека я похоронила, мне практически нечего терять - а Серёга точно без внимания не останется, возможно и от проблем избавится таким путём - сплошные плюсы! - Я боюсь за этот мир. За то, что схватив первого попавшегося человека, являющегося невиновным, они упускают монстра, способного с лёгкостью пойти на подобное... - да, дальше последовало признание, но уже в мыслях, о том, что она, как идиотка, верила в силу закона и в то, что виновный будет найден, как в любом дурацком сериале. А на деле... У неё уже просто не было сил что-то кому-то доказывать, оправдываться. Не было сил сопротивляться.

На комментарий Пантеры девушка уже не отреагировала никак, словно не услышала. А на рекомендацию Риты лишь кивнула. Её бы воля - спала бы, свернувшись калачиком, исключительно под боком спасительницы, лишь бы подальше от злодейки. Но внизу так внизу. Если она вообще сможет спать. - Поняла - снова кивнула Аня, боясь даже представить чем тут вообще кормят - Всё будет хорошо - не нужно её лечить, даже если и поголодает немного - не помрёт. Но вот демонстрировать содержимое своего желудка соседкам в её планы совсем не входит, тем более туалет! Это же ужас! Она не планирует здесь ни пить ни есть. Будет терпеть до последнего. - И чем вас обычно кормят? Просто... это хотя бы съедобно? - она, конечно, на базе тоже не рябчиков в ананасе кушала, но всё же сама готовила и знала наверняка что кладёт в еду и моет ли перед этим руки. Однако, если вдруг она вынуждена будет здесь задержаться, то лучше прощупать почву и быть ко всему готовой. - Как считаешь, долго меня здесь держать будут? - может она хотя бы предположить сможет когда её судьба решится. Лучше бы выйти отсюда поскорее, но и умереть перспектива куда лучше чем спать с врагом и вздрагивать от каждого шороха.

+1

10

- Да тише ты! -  сказала я, положив руку Ане на плечо, ког7да та начала возмущаться, говоря о том, что она этого не делала, -  Не делала-не делала...  А ты спроси хоть у одного тут сидельца -  кто здесь что делал?  Все скажут "я не я и жопа не моя", ну!
Фраза девушки, действительно, выглядела до того шаблонно, что это даже раздражало.  Анна-то была не виновата, просто за семь лет прошлого срока я слышала её слишком часто и обычно от виноватых.  Однако, посмотрев Ане в глаза, я всё-таки поняла -  не делала.  Вот, не делала и всё тут ибо на лице человека, который совершил хотя бы одно преступление в своей жизни, остаётся след.  Нет, даже не на самом лице -  в глазах.  А в глазах Ани был только страх и куча немых вопросов, на которые у неё, видимо, не было ответов.  Но, я вновь была неоправданно резка, потому, осторожно взяв медсестру за плечи, развернула её к себе и заговорила как можно мягче:
- Ну, вот, например я!  Я тебе верю, что ты этого не совершала.  Правда верю.    Теракты и прочий кипеш в таком духе это обычно кавказцев тема.  Но вот следаки не поверят.  И адвокат вряд ли, -  если ей вообще его дадут.  В обмолот-то она крутой влетела, -  понимаешь, Аня, -  чтобы не стоять посреди камеры, я провела её к её нарам и, предложив сесть, села с ней рядом, -  если ты попала в руки спецслужб, то от тебя не отстанут даже если у тебя крылья вырастут и нимб засветится.  Тут варианта два:  либо тебя кто-то круто подставил, да так круто, что и гэбэшники поверили, либо спецуре нужно, чтобы села именно ты, чтобы, либо отмазать кого-то, кто реально виновен, либо показатели по раскрываемости привести в ажур.
Мы замолчали.  Пантера демонстративно закрылась от нас газетой.  Анна сменила тему, спросив про еду:
- Ну, как сказать... съедобно, но на одной баланде вряд ли продержишься долго.  Мало, да и не вкусно.  У тебя родные есть?  Ну, те, кто тебе дачки заслать может.  Ну вот, например, сейчас утро, завтрак, скорее всего овсянка и чай с хлебом.  Хотя чаем это назвать сложно.  Ты не пей.  Я тебе нормальный заварю.
- А, может, ей сразу чифирку? -  ехидно спросила Пантера, выглядывая из-за газеты.
Я не выдержала.  Поднявшись, подошла к Пантере и, вырвав у неё газету, хотела ударить, но тут дверь камеры с лязгом отворилась и в камеру вошла охранница:
- Поверка!  Со скатками на коридор!
Я взяла свою скатку и пошла к выходу из камеры.  Помедлив, подошла к Ане:
- Скатку возьми и выйди в коридор, пока вертухайка камеру обшмонает.
Мы вышли вместе.
    Утренний шмон ничего не дал.  Ни у меня, ни у Пантеры ничего запрещённого не нашли.  Пантера умела хорошо прятать, а я ещё ничем запрещённым не обзавелась.  Не было даже заточки.  К4огда мы вернулись в камеру, у меня не было времени, чтобы ответить на последний вопрос новенькой -  баландёрши принесли завтрак.  Мы выстроились с железными мисками к открытому окошку в двери камеры и ждали, когда нам положат нашу порцию и нальют чай.  Чай мы не взяли.  На завтрак была несолёная и несладкая рисовая каша и кусок явно не сегодняшнего хлеба.  Каша была не горячей, даже наоборот, почти холодной.  Сегодня была моя очередь заваривать обычный, не чифирный чай, потому, заварив его, я поставила перед Аней чашку:
- Ну, вот как-то так.  Сама видишь, это тебе не завтрак в "Метрополе".  Ешь.  Пока тебе дачку не зашлют, другого не будет.  И чай без сахара, к сожалению.  Нет его.
О том, что мне некому приносить передачи, я умолчала, чтобы это не выглядело как жалоба.  Да никто и не спрашивал, а, раз не спрашивали, зачем болтать попусту?  Спохватившись, я всё-таки ответила на Анин вопрос, который чуть не забыла:
- Сколько ты будешь здесь я сказать затрудняюсь.  Ежели найдутся доказательства твоей невиновности, отпустят.  Правда их и год и полтора искать могут.  Ну а если не найдутся.... с такой статьёй, какую тебе шьют только...
Я красноречиво постучала пальцем по лбу, в том месте, где его мажут зелёнкой перед расстрелом.

+2

11

Услышав слова Риты, Аня осела. И правда! Разве кто-то сознался бы, что хотел взорвать больницу или кого-то подставить, по собственной воле. Едва ли... Даже стыдно стало за это выступление. Она была возмущена до глубины души, но точно не входила в число тупых. И это её соседка по камере отрезвила, а те, кто судьбу вершить будет вообще только такие слова и слышат изо дня в день. Печально, но вера в них однозначно уже утрачена безвозвратно. Надеяться остаётся лишь на чудо. - Разве задача адвоката верить в историю, а не защищать? - из всего сказанного почему-то именно эти слова задели. Что и на него никакой надежды нет? Но ведь ему деньги за защиту платят. Пока при любом раскладе она оказывалась в не самом примечательном месте со всей этой историей. Да и варианты по которым здесь фигурирует именно она её совсем не утешают.

- У меня... у меня только Серёжа. Я не знаю - в том числе она не знала есть ли у неё тот самый Серёжа или родители ему уже посоветовали поискать кого-то менее проблемного. Но в глубине души она всё же верила, что он не оставит её в беде и прилетит на помощь. Все разговоры прервала проверка. Аня повторила действия Риты и вышла в коридор. Далее раздача еды. Аня молча сидела и смотрела на слипшуюся холодную кашу - Я не голодна... да и сахар обычно не добавляю в чай - созналась девушка. В течении дня аппетит не прибавился. - А что тебе приносят? В смысле... дачки? - не отрывая взгляда от блюда, тихонько уточнила она, неуверенно проговаривая слово. Наверняка ведь какие-то ограничения есть. - И что здесь искали? Для чего проверка? - разве возможно сюда что-то пронести незаметно да ещё и хранить? Запрещённое? На этом вопросе медсестра всё же взглянула на Риту.

Аня не забыла вопроса о сроке ожидания и думала, что морально готова услышать честный ответ, но ошиблась. Услышав эти год и полтора... она даже побледнела. А сможет ли она вообще здесь выжить? Взгляд сам собой переметнулся на Пантеру. А если Риту выпустят раньше? Что ей делать? В наглую стали подкатывать слёзы и Шевчук немного запрокинула голову, чтобы не разреветься. Только шумно вздохнула. Будущее безумно её пугало. Вдруг адекватная соседка сменится неадекватной? Что если они вдвоём с той злюкой просто забьют её как скот? А если их будет трое? А что если её в следующий раз скажут поискть чтобы спустить пар? И что вообще это значит?! Как они этот пар выпускают? И уверена ли она в этот раз, что готова знать правду? - Всё это звучит так безвыходно. Не понимаю как можно смириться с этой мыслью.

+2

12

По мере того, как мы разговаривали, в Аненом взгляде что-то неуловимо менялось.  Я никак не могла понять, что именно, но то, что она выйдет отсюда другим человеком -  это было очевидно.  И не важно, будет ли она жёсткой и бескомпромиссной или станет бояться каждого куста и сторониться людей -  это всё равно будет уже другой человек.
- Адвокат может защитить без веры, но за взятку.  А взяток в СССР как известно не берут, это тебе не капиталистический Запад, где всё продаётся и покупается.  А тут...  Тут же они все идейные!  С верой в справедливость, мать их... -  последние слова я произнесла с особенной злостью, взгляд у меня помрачн6ел, -  только нет никакой справедливости, понимаешь?  Нет её!  И за весь мир страшиться не надо.  Не блажи тут, а-то ещё подумают, что умом ё***лась с горя.  Справедливость!
По первой моей статье, за которой я отмотала семь лет, было всё более менее ясно:  убила главаря банды, участвовала в бандитской драке, Виктора подставила, тем самым, сделав соучастником.  Там я была виновна и к правосудию претензий, как говорится, не имела.  А вот некоторые невинно осуждённые имели, и очень большие.  И не только женщины -  многие братки, выходя с зоны такие страшилки рассказывали, как их месят на допросах по чём зря, что у меня (тогда ещё молодой да ранней) волосы вставали дыбом.  А теперь вот эта девочка, которая пока ещё верит в то, что её освободят, отпустят, да ещё и извинятся на выходе.
    Потом разговор плавно съехал на насущные наши проблемы.
- Это хорошо, что Серёжка есть, -  сказала я, делая глоток обычного чая, -  он знает, что ты здесь?  Если нет, ты ему письмецо на волю отпиши -  поставь в известность.  А-то что сахар не любишь -  это хорошо, -  я хохотнула, а Пантера добавила
- Но, ты всё равно проси, чтоб приносил -  нам с Коброй больше достанется.
Я буквально выстрелила взглядом в сокамерницу так, что та замолчала на полуслове:
- Я задарма не живу!  И ты не будешь!
Пантера ничего не ответила, только поджала губы и, выудив откуда-то иголку с ниткой, принялась зашивать порванную куртку-ветровку.  Гляди-ка, иголку где-то спрятала, так что и не нашли.  Бывалая!  На следующий вопрос Анны я ответила не сразу.  Почему-то правду говорить было стыдно, но и врать я не собиралась:
- Никто мне дачки не приносит.  Я недавно после магаданской колонии откинулась.  В Питере никого знакомых.
Вопрос про поверку тоже был довольно милым для этого заведения.  Я впервые видела человека, не знающего о том, для чего она, потому, отставив на стол пустую миску с ложкой, искренне засмеялась:
- Не проверка, балда, а поверка.  Или шмон по-нашему, -  я положила свою руку на руку Ани, -  ты учи язык.  Пригодится.  А делают её, чтобы отбирать всякие запрещённые здесь предметы:  заточки, мойки... эм-м-м... бритвы, значит.  Иголки, вон, -  я кивнула на Пантеру, -  поняла?
- Стуканёшь кому, что у меня иголку видела, я тебе ею же глаза выколю! -  властно и веско сказала Пантера, обращаясь к Ане.
Слова медсестры насчёт безысходности вызвали у меня снисходительную, но, ни в коем случае, не надменн6ую улыбку:
- Новенькая ты ещё.  Зелёная.  Я вот на первом сроке уже спустя полгода смирилась с теми мыслями, от которых ты сейчас страдаешь.  Пообтесалась.  Зато теперь не так больно возвращаться, -  усмехнувшись, я оглядела камеру.  Какой там больно!  Здесь я как рыба в воде.  Да, вот такая я -  Рита Климова, по кличке Кобра.  Явно отрицательный персонаж в книге жизни.
    Дверь отворилась и вошла охранница со стопкой чистых полотенец в руках и кусками мыла:
- Так, банный день сегодня!  Через полчаса зайду.  У кого есть сменное бельё -  возьмите с собой, переоденетесь.  Держите!
Мне и не выдали п полотенцу и по куску мыла, причём, хозяйственного.  Оно было тут и для мытья и для стирки.  У меня с собой сменного белья не было, но просить подобрать мне что-нибудь, я брезговала (хотя, многие делали так),Ж потому я решила, что постираю потом сама.  Охранница развернулась, чтобы идти, когда я окликнула её:
- Слышь, начальница, погоди!
- Чего тебе?
- Ты бы там насчёт зубных щёток похлопотала бы, а?  Трип дня уже как без неё.  Мне и вот... -  я кивнула на Аню, -  ей.
- Проси родных, чтоб в дачке заслали.  У нас тут не хозмаг! -  грубо ответила охранница.  Я ничего не сказала, просто молча смотрела на неё, не проявляя никаких эмоций, -  Ладно, найдём что-нибудь, -  всё-таки смягчилась охранница и вышла.
Господи, стыдно-то как.  Выгляжу как попрошайка.  Отвернувшись, чтобы скрыть стыд, я перевязала волосы одолженной Пантерой кухонной резинкой, зачесав их пальцами.  Зубная щётка была первой необходимостью, потому я и сказала про неё, про расчёску уж заикаться не стала.

+1

13

Ане показалось, что в словах Риты было что-то личное. Она не стала углубляться. Все и без того на нервах сегодня в этой камере. Она не знала коснулась такая несправедливость лично эту девушку или кого-то из её знакомых, может родных. Но поняла точно, что до её мыслей и громких речей дела никому нет и не будет. И если сокамерница хотя бы дослушала, то следователь едва ли захочет тратить на эту чушь своё драгоценное время. Обидно, но... видимо такова жизнь. Именно на таком резком контрасте, здесь, в тюрьме, до Шевчук вдруг стало доходить почему на неё так странно смотрел тот же Юра, когда она пыталась выгородить Дубовых и Хаупта. Или Серёжа, когда она стала переживать, что этого же Хаупта подставила. Для этого жестокого мира она действительно слишком наивна.

- Он знает - как-то печально добавила она - Знает - и если обычно она открещивалась от него словами и мыслями в тяжёлых ситуациях, не желая тянуть в это болото за собой, то сейчас, кажется, в ней проснулся здоровый эгоизм. Она не хотела чтобы Дубов отстранился от неё, наоборот, ей хотелось его поддержки, участия, присутствия. Она не перестала осознавать масштабы тех проблем, что доставляет сейчас ему, но... но разве не такими кошмарами проверяются отношения? Да и не в проверке вовсе дело! Она прощала его совершенно бескорыстно, шла за ним не думая о последствиях (а ведь они настали, она узнала в Омске, что мама, уезжая на базу, уже была больна). Теперь ей просто было до чёртиков страшно и совершенно неуютно ни в этой камере, ни в этом теле. Он был ей нужен как никогда и она боялась представить даже насколько травматично для неё станет его отстранение.

За этими мыслями она пропустила мимо ушей диалог о сахаре. Ей и не жалко, она бы поделилась им по доброй воле и с Ритой и даже с Пантерой. Но услышала лишь обрывки фраз. А вот про отсутствие знакомых в Питере услышала довольно чётко. Стало как-то неудобно от собственного вопроса. Она даже не поняла лучше извиниться или промолчать? Остановилась на втором варианте. А от смеха уже смутилась по полной, даже краснея. - Поверка - повторила сквозь извиняющуюся улыбку. - Надеюсь, что не пригодится, но подучу. Постараюсь по крайней мере - хоть какая-то польза будет от пребывания здесь, сомнительная, но всё же. А дальше выявилось наличие у самой опасной сокамерницы иголки. Таким бы желудок даже промывать ежедневно, чтобы ядом соседей не забрызгали, а тут... - За кого ты меня принимаешь? - оскорбилась Аня, сама от себя того не ожидая. Но правда! Хоть у неё и был синдром отличницы, но всё же жаловаться на кого-то глупо. Тем более инстинкт самосохранения никуда не делся, ей же ещё с ней жить! - И реально можно спрятать здесь что-то подобное? В смысле... пронести и сделать так чтобы не нашли? - вопрос был адресован снова Рите. Потому как на самом деле даже мысль о наличии у Пантеры иголки медсестру жутко пугала. Ну кто знает, что ей в голову взбредёт!

Аня печально усмехнулась - Ну мне, судя по всему, возвращаться не придётся. Это, так сказать разовый опыт - а дальше либо расстрел либо свобода. Лучше второе, что-то в её жизни и без того сплошные неудачи. Где всё пошло не так? С какого момента? - А за что был первый срок? Большой? - спросила из любопытства, но быстро осеклась - Извини, можешь не говорить - это было совершенно неэтично. Разговор снова прервала охрана, им выдали полотенце и мыло. Аня дождалась пока та выйдет и снова пытливо взглянула на Риту - И как выглядит банный день изнутри? - тут в одежде-то неуютно, а голышом перед, например, Пантерой прыгать ей вообще меньше всего хотелось. А если там таких куча?! Её даже в дрожь бросило от этих мыслей.

+2

14

"Он знает", -  сказала Аня о своём Серёже.  Как-то совсем грустно сказала.  Бросил небось, как узнал, что в блудняк влетела девка, -  зло подумала я.  Такие случае не редкость:  стоит девушке попасть в тюрьму, большинство парней решают, что уголовница им не пара и всё:  ни строчки, ни дачки, ни встречи.  Почему-то мне очень не хотелось, чтобы такое случилось с Аней.  А Аня, тем временем, спросила у Пантеры, за кого он6а её принимает в плане стукачества.  Это было сказано так, что я невольно засмеялась:
- Да ты прямо на глазах осваиваешься.
Пантера же тут же спрыгнула с нар и подскочив к Ане, резко развернула к себе:
- А кто тебя знает?  Может, ты с*ка!  Или "наседка"!
- Ша! -  подняла руку я.
- А ты чё, защитница, в натуре? -  оскалилась сокамерница, потом ответила, что-то сообразив, -  А, может, ты это... влюбилась в неё? -  она зачем-то встряхнула Аню за плечи.
- Да если б я в неё влюбилась, тебя бы тут и не стояло.
Я не повысила голос ни на одну ноту, но интонация была такой, что лучше бы я кричала.  Пантера, в прямом смысле, дала задний ход, махнув рукой.  А Аня, наконец, улыбнулась.  У неё была очень красивая и светлая улыбка.  Какая-то неземная, что ли.  Нет-нет, я не влюбилась в неё и не смотрела как на женщину.  Просто у меня сжалось сердце, когда я представила, как померкнет эта улыбка через несколько месяцев, а через год может превратиться в мрачную ухмылку.  Чтобы не углубляться в совсем уж мрачные мысли, я решила ответить на её вопрос:
- Изобретательные заключённые пронесут тебе что хочешь и куда хочешь.  Пантера спрятала иголку так, что её не нашли.  Когда я сделаю себе заточку, я покажу тебе, как это делается, -  я улыбнулась и, взяв Аню за руку, подвела к окну, -  вон те верёвочки от камеры к камере видишь?  Это тюремная дорога.  Ну, своеобразная "почта".  Ну, маляву там передать, "травку", бритву, ещё что-нибудь этакое.  Понимаешь? А банный день ты сейчас увидишь!

                                                                                                                           ***

    Тюремная баня чем-то напоминала обычную советскую:  большое помещение, скользкие кафельные полы, перегородки между кабинками, скамеечки, тазики.  Только не было здесь ароматных веников и пива, а вместо банщиц были охранницыы в милицейской форме и с дубинками на поясе.
- У вас час! -  коротко сказала та, что привела нас, -  Раздеваемся, проходим!
Я не страдала какими-либо комплексами перед женщинами (тюрьма быстро от этого отучает), потому разделась и, оставив полотенце в предбаннике, ступила в главное помещение.  Некоторые ходили там обернувшись полотенцами, некоторые прикрывали интимные места тазиками, а кто-то также как я разгуливал нагишом.
- Ну, чего ты?  Пошли! -  я потянула Аню за руку, когда та разделась, -  Ты что, в бане никогда не была?  Вон, две кабинки свободные.
Я потянула девушку за собой.  В основном помещении были разные женщины:  худые, толстые, обольстительно красивые, средние и совсем страшные.  Возраста тоже варьировались от совсем молоденьких, до тех, кому за шестьдесят.  Мы прошли мимо скамейки, на которой сидели две девушки (одна лет восемнадцати, другая, примерно моего возраста).  Они намыливали друг другу спину, а рядом стояли два таза с чистой водой.
- Привет соседней хате! -  помахала рукой та, что была мне ровесницей.  На левой груди у неё была большая татуировка с серпом и молотом.  Судя по тону, она была из блатных.
- Здорово! -  улыбнулась я незнакомке, которая тут же подошла к нам:
- Мурка, -  она протянула руку и я пожала её:
- Кобра.  А это Аня, -  я кивнула на медсестру рядом с тобой.
Мурка не дожидаясь её согласия, крепко пожала ей руку.
- А я Мила, -  скромно представилась восемн6адцатилетняя как-то стесняясь выглянула из-за спины подруги.  Они с Аней были чем-то неуловимо похожи.
- Погоди, я отведу её, -  сказала я Мурке, -  она первоходок.  Совсем не обтесавшаяся.  Боится всего.
Мурка насмешливо, но без злобы осмотрела Аню, потом сказала мне:
- Ну веди.  А сама потом подгребай к нам -  покалякаем.
- Замётано.
Мы с Аней прошли к двум пустым кабинкам.  Я зашла в одну из них, Аня чуть промедлила на пути к своей.  Включив воду, я не слышала, как подошедшая к девушке Пантера встала ей наперерез, не давая зайти в кабинку и спросила:
- Ну, чё вылупилась, курва?  Опоздала ты.  Я первая.
По глазам заключённой было видно, что она просто-таки жаждала оторваться на Ане сполна и ей нужен только повод.  Любой, даже самый незначительный.

+2

15

Вот если Кобра засмеялась, то у Ани по спине холодок пробежал от сорвавшихся без разрешения с языка слов. Пантере видно выходка новенькой тоже не пришлась по душе раз она опять начала трепать и дёргать несчастную медсестру как тряпичную куклу. Выходило у неё это легко, так как девушка совершенно не сопротивлялась, боясь сделать себе хуже. И без того губу всё ещё саднит и при неудачном движении болит всё тело от её приветственных швыряний. От очередного нападения её снова спасла Рита и, стоило зверской женщине удалиться, Шевчук шёпотом спросила - Что это значит, я не понимаю? Кто такая наседка? - обидно даже не понимать значения слов, которыми тебя, судя по интонации, обзывают.

От следующих слов новой знакомой Аню как кипятком обдало. Чисто теоретически Пантера вполне могла прятать здесь что-то более травмоопасное чем иголка. И её это слишком даже очевидно шокировало. - Но для чего всё это здесь нужно? - уточнила она так же шёпотом, бросая, намекающий на смысл вопроса, взгляд в сторону дикой леди. Вот её бы вообще по хорошему в одиночку садить, она же опасна для окружающих! Хотя... тут этакая школа выживания, может на то и расчёт. Выживают лишь сильнейшие, а остальные... на еде сэкономят и это уже плюс. От мыслей таких даже в дрожь бросило. Она вот даже ничего не совершала чтобы здесь оказаться, а может пострадать просто из-за находчивости этой фурии.

Её размышления прервала охранница, которая повела девушек в баню. Внимательно смотря по сторонам Аня скромно разделась и завернулась в полотенце, прижав ладонями узелок, чтобы точно не слетело. Девушкой она была скромной и сама по себе, а тут... ну кто его знает, что на уме у этих женщин и сколько из них забавы ради готовы из неё душу вытрясти при любом удобном моменте. В общем чувствовала она себя крайне неуютно! В таком виде она бы и осталась стоять у порога, если бы Рита не потащила её в нужном направлении. - В такой нет - покачала головой медсестра, послушно топая следом. Знакомство с Муркой и Милой она как-то настороженно восприняла, но руку пожать позволила, хоть её и не спрашивали. На вид они были... адекватные. Но кто знает. - Покалякаем? - снова топая за Ритой, вопросительно повторила Аня. Для неё каляки-маляки это что-то из разряда рисования. Но... едва ли в бане они решат демонстрировать художественные таланты. Да и чем? Мылом по спине?

Рита заскочила в кабинку, когда Аня крутила головой, смотря по сторонам и притормозила она уже буквально врезавшись в Пантеру. - Прошу прощения - наскоро пролепетала она, поворачиваясь к той, на кого налетела и сиюсекундно приходя в себя. Очухавшись и увидев кто перед ней стоит, Аня чуть не поседела. У неё, кажется, даже виски стали пульсировать. Не известно, что на их языке означало это слово, но очевидно то было ругательство. Та рука, что прижимала узелок полотенца к груди, сжалась в кулачок, под прикрытием ладони второй руки. Это произошло инстинктивно, она была безумно напряжена. - Но я... - отстоять свою очерёдность она хотела бы, ведь эти беспочвенные нападки соседки её начинали раздражать. Её! Раздражать! Но в последний момент девушка остановилась, желая остаться в целости и сохранности - Хорошо, ты первая - обречённо вздохнув, она отошла чуть в сторону, поворачиваясь к кабинкам и злодейке спиной и тихонько бурча уже себе под нос - Да что я такого сделала, что она ко мне всё время цепляется?! - искренне веря в то, что Пантера уже радуется очередной своей победе и ничего не слышит.

+2

16

Пантера не радовалась победе, потому что победа была ещё не полной.  Анна смогла извиниться и даже уступить.  Это в планы зэчки уж точно не входило.  Развернувшись, она зыркнула на медсестру кинжальным взглядом:
- А, будешь недовольна, ещё не так прицеплюсь!
Развернувшись, она ударила Аню по лицу, потом противно улыбнулась:
- Но, ты будешь прощена, если потрёшь мне спинку!
Пантера резко дёрнула Аню за руку в свою кабинку.  Аня поскользнулась и, случайно, врезалась головой Пантере в спину.  Та расценила это как повод и начала бить Аню по лицу, потом вовсе сбила на пол и ударила босой ногой в живот.  Полотенце соскользнуло с груди девушки и болталось на талии, прикрывая только нижнюю часть тела.
    Из-за шума воды, я, практически, не слышала, что происходило вокруг.  Я напевала "Мурку", наслаждаясь возможностью ощутить чистоту.  Несмотря на свой уголовно-криминальный образ жизни, даже в тюрьме я максимально старалась соблюдать чистоплотность и не пренебрегать правилами гигиены.  Но крик Пантеры в соседней кабинке насторожил.  Господи, вот же баба неугомонная!  С кем опять сцепилась?  Я выключила воду, прислушалась.
- Аня!
Мне понадобилось меньше минуты, чтобы оказавшись в соседней кабинке, начать Души Пантеру, тем самым, спасая Анну.
- Беги в мою кабинку! -  крикнула я, параллельно борясь с Пантерой и не давая ей преградить Анне путь, -  Беги быстрее, дура!
Я совсем не хотела оскорблять её, но только так я смогла заставить её убежать.  Пантера ударила в скулу и рассекла её до крови, потом по рёбрам.  Удар был такой сил, что я закашлялась и пошатнулась.  Рванувшись вперёд, хотела выдавить ей  глаза, но она, перехватив моё запястье, с хрустом вывернула его.  Поморщившись от боли,  я даже застонала.  Судя по характеру боли и хрусту, это был вывих, который скоро распухнет.
- Ах, ты, с*ка фраерная! -  взревела Пантера и пошла на меня. 
Отскочив в угол камеры, я бросила кусок мыла ей под ноги.  Оно прокатилось в сторону, оставив мокрый мыльный след.  Шаг, и Пантера, оскальзываясь, летит вперёд и...  Я не сразу сообразила, что произошло.  Почему она не шевелится и, откуда на белом кафеле кровь.  Осторожно повернув её лицом к себе, я увидела, что из пробитого виска женщины течёт кровь.
- Твою ж мать!
Я перешагнула через Пантеру и выскочила из кабинки.  Осмотрелась.  Вроде не видел никто.  Ну, надо же так!  Даже на тюрьме труп собрала!  Теперь меня точно по полной упакуют!  Чёрт побери...  Аня...  Будет мои алиби.
    Зайдя в кабинку, я подала Анне её полотенце, которое она обронила:
- Ты в порядке?  Дай посмотрю, -  я повернула к себе Анено лицо.  Губа у неё снова кровоточила, -  мылом промой.  Оно как раз хозяйственное.  Обеззаразит, -  я сделала паузу, потом сказала с мрачной усмешкой, -  а ты вот спрашивала, для чего здесь запрещённые предметы.  Да для таких вот случаев.  Вот у меня ничего при себе не было и вот, -  я указала на свою разбитую скулу и ужасно болевшее, начинающее распухать запястье, -  это тюрьма, понимаешь?  Живут здесь такие как я и такие как она -  кто научился ставить себя и защищаться.  Кто законы выучил!  Остальные выживают.
Я ещё долго смотрела на Аню мрачным взглядом больших= тёмно-карих глаз.  Я мысленно досчитала до десяти, чтобы успокоиться и, не дай бог, не сказать чего-то резкого, обидного или пугающего.  Осторожно, чтобы не напугать девушку, я протянула руку и погладила её по волосам:
- Ты пойми, девочка, здесь тебе не воля.  Здесь волчьи законы.  Как в Тайге -  выживает сильнейший.  И, если ты не научишься защищаться и хотя бы делать вид, что не боишься -  погибнешь.  Или Машкой сделают на весь срок.  А наседка -  это заключённая, сотрудничающая с ментами, которую подсаживают в камеру, чтобы у кого-то что-то вызнать.  Покалякать -  значит поболтать, -  я улыбнулась и сказала как бы в пространство, -  а меня, может быть, на северА опять отправят.
К Аненому, скорее всего счастью, она не знала, что Пантера мертва.  Пока не знала.  Чтобы не мешать ей мыться, я вышла из кабинки и подошла к Мурке и Миле, чтобы скоротать время, пока Анна приводит себя в порядок.

+2

17

Чуда не произошло, вместо него Аня получила очередную оплеуху. Надо бы, если вдруг ей удастся оправдаться и выйти отсюда, записаться на какие-нибудь занятия по самозащите что ли. Но не успела она даже возмутиться как её уже грубо тащили в кабинку. Естественно, не привыкшая к таким местам и такому отношению, вдобавок ещё и вымотанная и избитая, Аня просто не сумела удержаться на ногах, из-за чего кошмар начался снова. Она попыталась закрыть лицо руками и еле слышно взвизгнула от хлёстких ударов, снова вскрикнула, когда была завалена на пол и скрутилась в бараний рог от удара по животу, заливаясь слезами. На какой-то момент ей показалось, что это финал. Она даже не поняла, что слова о беге адресованы ей, ведь глаза её были крепко зажмурены, а руки обнимали живот. Вероятнее всего она даже рассчитывала, раскрыв их, увидеть райские сады и больше уже ничего не чувствовать.

Не вышло. Рита резче повторила свои слова и Аня пришла в себя, наскоро пытаясь подняться. Саднило всё лицо и тело пронзало неприятной болью - это было не так легко, как казалось в мечтах о рае. Но жить хотелось больше и медсестре пришлось собраться с мыслями, силами и вынырнуть из кабинки так быстро насколько это в принципе в её состоянии было возможно. Запрыгнув в кабинку Риты она забилась в угол, наскоро пытаясь умыться и прекратить рыдать. Так страшно за себя ей ещё никогда не было. Она яро ненавидела себя за это мерзкое умение оказываться не в том месте не в то время и сразу же навлекать на себя беду. Смыв, сквозь жжение, с лица кровь, она обхватила колени руками и уткнулась в них лбом нервно всхлипывая, до истерики. Не представляя даже, что там происходит с Ритой.

Вскоре она, к слову, зашла внутрь и Аня вздрогнула, боясь оторвать лоб от коленок. Вдруг это не она. Что если? Но девушка подошла сама, вырывая её из транса. На вопрос в порядке ли она, Шевчук немного нервно и дрожа отрицательно покачала головой, протягивая трясущуюся руку за полотенцем. Вдруг та начала объяснять для чего здесь нужно прятать запрещённые предметы и медсестра с усилием сглотнула подступивший к горлу ком - Прости меня, я приношу одни проблемы - едва ли это как-то изменит ситуацию, но она не могла смолчать, ощущая внутри себя явную несправедливость во всём этом сумбуре. Выживают... так точно было сказано и так пристально она смотрела после на медсестру, что становилось не по себе, но отвести взгляд теперь девчонка боялась.

Сейчас даже краткий экскурс по тюремному жаргону казался каким-то неуместным. Аня с явным непониманием происходящего смотрела на Риту. Она была так спокойна и размерена будто бы только что не пыталась вытащить одну свою соседку из под кулаков другой. Шевчук была в полнейшем замешательстве. И фраза про севера совсем не добавляла оптимизма. Она так и осталась в подвисшем состоянии, когда её новая знакомая выходила из кабинки. Ничего не понимая, она осторожно, сжав зубы от боли, поднялась с пола, слишком даже наскоро обмылась и снова натянула на себя полотенце. На выходе взглядом она зацепилась за кабинку, где несколько минут назад Аня чуть не лишилась жизни. Там было так подозрительно тихо... сразу всплыла в голове фраза о северах и Ритина странная отрешённая улыбка. Аня осмотрелась вокруг и осторожно, преодолевая страх, заглянула внутрь. От увиденного стало дурно и чтобы не взвизгнуть она закрыла двумя ладонями рот, с силой прижимая их. Потом хотела было броситься на помощь, но, пока приходила в себя, успела заметить, что бешеная леди не дышит, совсем. Тогда Шевчук, пытаясь унять волнение, бросилась к Рите, по пути набрав ледяной воды в таз.

Подойдя к знакомой компании она улыбнулась - Извините, я хочу украсть её ненадолго - речь, конечно шла о Кобре, к ней она и обратилась - Ты не могла бы мне помочь, хочу облиться холодной водой - взявшись за здоровую руку Риты, она повела её дальше от других женщин и заставила опустить вывихнутую кисть в тазик - Нужно хоть немного снизить боль и уменьшить отёчность - это уже профессиональное - помощь пострадавшим превыше всего. - Ты не можешь пострадать из-за меня. Я скажу, что ты пыталась защитить меня, но, испугавшись, я толкнула её и она неудачно упала - сказала куда-то в пустоту, осматривая насколько рука распухла - На нас обеих следы драки - едва ли получится сделать вид, что они непричастны. Она совершенно не понимала как всё будет происходить, как лучше поступить и что каждой из них будет грозить, но... возможно её вообще ждёт расстрел. Да и достаточно Рита уже натерпелась из-за неё, чтобы, пытаясь защитить, выиграла для себя более длительный срок. Сама же Аня, неожиданно для самой себя, впервые за проведённое здесь время говорила так твёрдо и уверенно, даже не дрожала, не смотря на то, что только что из-за её трусости и слабости погиб человек. Да, она до ужаса боялась Пантеру, но точно не желала ей смерти! - Или же... мы могли подраться с тобой, а она сама подскользнулась - следы побоев на Пантере можно списать на делёжку территории в камере, а тут банальная случайность и неосторожность. От собственных слов у Ани зажгло в груди. Заключение однозначно не идёт ей на пользу! Она даже испугалась саму себя. Кто знает какая ещё страшная мысль может забраться в её перепуганный разум. Вероятнее всего, пострадай Пантера из-за неосторожности Шевчук, она бы не задумываясь созналась и рассказала про все побои. Но это произошло по вине Риты, которая пыталась спасти совершенно незнакомую и абсолютно беспомощную девочку, что, взбудораженный происходящим, мозг медсестры стал подкидывать страшные идеи.

Отредактировано Анна Шевчук (04.07.2018 08:25)

+2

18

Мурка и Мила оказались прекрасными собеседницами и за общением я совершенно не замечала времени.  Оказалось, что Мурка была воровкой, причём, совершенно классической:  клеила мужиков, соблазняла, приводила к себе, подсыпала снотворное  в алкоголь и всё -  потом появлялся её подельник и любовник и они вдвоём выносили из квартиры все ценности.  А вот Милку ложно обвинили.  Подружка на танцах подбросила ей пакетик марихуаны, который её попросил подержать у себя её парень.  Сейчас у обеих были романтические отношения.  Я не очень-то любила лесбиянок и, тем более, голубых, но вот эти две красавицы смотрелись до того идеально, что я решила, хотя бы внутренне и, хотя бы попытаться пересмотреть свои взгляды на однополую любовь.
- А твоя-то ничего, -  усмехнулась Мурка и подмигнула, -  только пугливая больно.  Зажатая какая-то.
- Ты уж её разожми как-нибудь, -  вторила подруге Милка.
Мы трое от души рассмеялись, потом я пояснила:
- Да не, вы не так поняли.  Я не по этой части.  Просто жаль её стало.  Она вообще, в натуре, не при делах.  Залетела по ментовскОму беспределу, -  вернее, по комитетскому, но этого им знать не нужно, -  а Пантера перед ней начала понты кидать.  Совсем зашугала девку.  Избивает, вон, по чём зря.
При этих словах пальцы у меня едва заметно дрогнули, так что этого вообще можно было не заметить.  Несмотря на мой "криминальный стаж", это моя вторая в жизни "мокруха", и обе были в результате самообороны.  Но, разве ж это теперь докажешь?
- Да уж, Пантера известная беспредельщица, -  начала было Мурка, но её перебила подошедшая с тазиком Анна.
- Только вернуть не забудь, -  хихикнула Мила на реплику медсестры.
    Я не сразу поняла, зачем девушке холодная вода, а, когда поняла, было поздно:
- А-А-А!!!  Ты что?!  Холодно!
Я больше кричала от неожиданности, чем от самого холода.  Но Аня, видно, была прекрасной медсестрой, потому что всё спокойно объяснила и убедила меня, что руку в холодную воду надо вернуть.  То, о чём она заговорила после этого, дошло как-то не сразу.  Я вытащила руку из таза и пристально посмотрела на девушку:
- Подожди, ты о чём базаришь?  Ты... -  мой взгляд метнулся в сторону кабинки, где осталась лежать Пантера и я всё поняла.  Взяв Аню за плечи я заставила её посмотреть себе в глаза, -  А теперь слушай меня внимательно!  Здесь лишние слова не очень-то в цене, особо с охранницами и следаками.  Да и со своими... -  я махнула рукой, потом продолжила вновь гипнотизируя Аню взглядом, -  Ты ничего не видела и не слышала.  Ты шла в мою кабинку, потому что я позвала тебя.  Столкнулась с Пантерой и быстро забежала в мою.  Всё!  Ты поняла меня? -  я сильно встряхнула девушку за плечи, потом сказала задумчиво, -  Но, с другой стороны, если совсем менты запрессуют, то можешь прогнать свою телегу* про нашу драку в камере.  Я подтвержу.
    Наш разговор был прерван душераздирающим, даже не криком, а визгом.  Обернувшись, я увидела как какая-то молодая девица стоит перед кабинкой Пантеры и орёт в голос, заливаясь истерическими слезами:
- Труп!!!  Тут труп!!!  Убили!  Убили!
- И тебя с нею забыли, -  пробормотала я в рифму, устало выдохнув, -  ладно, Анют, пошли одеваться.  Щас тут такой кипеш начнётся, так что нам лучше затеряться.
В банное помещение влетели двое охранниц:
- В чём дело?! -  спросила одна из них, постукивая дубинкой себе по ладони.
- Убили! -  продолжала орать девица, -  Пантеру убили!
Охранница заглянул в кабинку и попросила напарницу позвать санитаров с больнички.  Потом начались вопросы, выяснения, кто что видел, кто где был и так далее.
- Лично мы ничего, -  уверенно сказала я за себя и за Аню, -  я руку вывихнула, и вот она мне её в воде держала.
Не знаю, поверила ли мне охранница, но промолчала.  Потом всех развели по камерам.

                                                                                                                        ***

    - Ну вот, теперь мы здесь вдвоём, -  сказала я, входя в камеру.
Без Пантеры тут было тихо и спокойно.  Я осмотрела её личные вещи и кое-что тут же перекочевало ко мне в сумку или под матрас (у неё ведь было много чего интересного).  Найдя у неё пакет с баранками и плитку шоколада, я показала это Анне и спросила с улыбкой:
- Но с этим-то ты можешь чай попить?  А-то смотри -  есть не будешь, через зонд кормить будут.  Процедура, поверь мне, не из приятных.
Не зная, согласится ли Аня, я стала заваривать чай, на всякий случай, на двоих.  Некоторое время было очень тихо, потом я, не прекращая своего занятия, заговорила:
- Ты спрашивала, за что я села в первый раз?  Так вот...  Я ж детдомовская.  В пятнадцать сбежала из детдома, связалась с уголовниками, стала воровать.  С бандитами дружить.  У меня среди них даже кавалеры были, -  я хохотнула, -  а однажды на хате стал ко мне приставать козёл один -  глава нашей банды.  Я его бутылкой по голове.  Думала просто вырубила, оказалось...  Ну, насмерть, в общем.  Мне тогда двадцать было.  Молодая была...  Братва за него вступилась, а я эту бутылку, которой била, возьми да и подложи.... одному человеку....
Я замолчала, делая вид, что очень занята приготовлением чая.  На самом деле мне просто было тяжело сглотнуть и подкативший к горлу комок.  Когда я заговорила, голос у меня стал ещё более хриплый, чем всегда:
- В общем... меня на семерик осудили за убийство, многих наших повязали, кто-то в темноте друг друга порешил.  Я же лампочку-то прострелила, когда на меня нападать стали.  Единственный раз в жизни попала, представляешь? -  я хохотнула, потом снова посерьёзнела, -  Только вот, что с тем человеком стало, которого я подставила, я не знаю.  Слышала краем уха, что, вроде как тоже сидит.  По тому же делу, вроде бы как соучастник, но...  Так ты чай-то будешь?

+2

19

Она лишь кивнула Миле, совершенно в душе не обещая этого сделать. В первую очередь её голова была занята полученным Ритой ранением, потом трупом, а уже потом всем остальным. И соседка вполне ожидаемо вырвала руку из таза, послушно возвращая её назад уже после. Ане лишь раз приходилось оказывать помощь при отсутствии условий - в камере Харуке. А теперь вот... снова. Но там они всё же добрались до нормальных медикаментов, а здесь приходится обходиться тем, что есть. Надо бы ещё чем-то зафиксировать руку, но об этом позже. Кобра думала, что Шевчук ничего не знает про Пантеру и её удивление тоже было объяснимо. Медсестра реагировала на всё ровно, не выражая никаких эмоций, что обычно ей давалось довольно тяжело. Здесь видимо впервые включилась защитная реакция.

Ощутив как на её плечи легли руки Риты, Аня сразу же перевела взгляд с руки на девушку и стала действительно внимательно слушать. Она была готова взять вину на себя, но совершенно честно признавала, что Кобре лучше знать как правильно. Она опытнее и старше. Может даже уже сталкивалась с чем-то подобным. - Поняла - коротко и чётко. По уверенному взгляду можно было понять, что она не испугается и не скажет чего-то иного. Практически пообещала. - Хорошо - едва успела вставить она, как раздался почти оглушительный визг и медсестра обернулась в сторону его источника. Она была даже рада, что соседка сообщила о необходимости одеться и... затеряться. Шевчук была двумя руками "за" и старалась ничего не говрить, никуда не влезать. Даже была благодарна, что Кобра взяла всю ответственность за разговоры на себя.

В камере Аня с некоторым непониманием смотрела на обыск вещей Пантеры. Рита так спокойно это делала, будто бы ничего не произошло и та просто съехала, доверив своё шмотьё соседке. И брезгливо поморщилась на предложенную шоколадку - Что если она у неё отравленная? - с лёгкой усмешкой уточнила Аня. От той что угодно можно ожидать, вдруг она притравила её из расчёта предложить как-нибуль назойливым соседям. Ещё сильнее она сморщилась при упоминании зонда и её даже немного передёрнуло. - Всё хорошо. Я протяну и на воде... а еду могут приносить в этой, как её... дачке? - уточнила на всякий случай, вдруг Серёжа всё же придёт.  - Есть какие-то ограничения? - она даже не знает что бы хотела попросить, честно говоря, но вдруг Рита что-то вкусное назовёт.

После длительной тишины, которая ничуть не резала слух, Рита вдруг решила ответить на вопрос Ани, о котором она уже успела забыть. Но слушала она всё же очень внимательно, удивлённо округлив глаза при упоминании возраста - Как мне сейчас - куда-то в пустоту вставила медсестра. Вот так вот... пытался защититься - сел. На семь лет! Если она правильно вообще поняла это слово. И почему-то в этой истории Шевчук не смутило воровство и наличие пушки. Кстати она рассмеялась, когда Кобра упомянула о том, что попала в лампочку единственный раз в жизни. - Чай буду - решилась Аня - А этот человек... друг твой? - ей показалось, что она как-то странно дистанцируется, говоря о нём. Но она могла и ошибиться, всё же девушка обычная медестра, а не психолог. - Кстати, не завалялось у вас здесь чего-нибудь твёрдого, типа палочки или... не знаю... нужно что-нибудь чтобы кисть зафиксировать? - просто перевязать можно, конечно, но толку мало.

+2

20

На фразу Анны о шоколадке я откровенно рассмеялась:
- Да ты что?  Она сама себе не враг.  Сладостями тут разбрасываться просто так никто не будет.  Они в дефиците.  Кстати, находятся в запрещёнеке.  Так что ешь.
Я пододвинула Ане шоколадку, перед этим сама съев кусочек, чтобы показать ей, что она не отравлена.  Сев рядом, я услышала смех насчёт моего попадания в лампочку.  Это и правда было смешно.  А потом она спросила про Виктора.
- Друг, -  кивнула я, сосредоточенно глядя перед собой.  Мне было тяжело говорить об этом, но нужно было учиться преодолевать и это, -  больше, чем друг.  Он был моим любовником.  Таким... таких и на свете-то больше нет...
По моим губам скользнула мечтательная улыбка.  Я чуть прикрыла глаза, мысленно рисуя перед собой его образ:  жёсткий холодный взгляд, чуть хрипловатый голос, властные сильные руки, губы...
- Он был старше меня на шесть лет.  Когда я влюбилась в него, он как раз отсидел свой... кажется, второй срок...  Потом я долго его добивалась, а потом...  Мы и близки-то были всего три раза.  Потом вся эта история.... -  я сделала глоток чая и заела его баранкой, -  в общем, если он жив и найдёт меня -  не простит и, скорее всего, на нож поставит.
И по всем понятиям будет прав.  Но жить-то хочется.  Нужно было срочно перевести тему на что-нибудь, от чего так не будет щемить сердце.  Сумрак -  единственное слабое место жёсткой прожжённой уголовницы Ритки-Кобры.  Только с ним я была и воровкой и женщиной.  И криминальным элементом и возлюбленной... 
    К счастью, Аня спросила про дачки.
- Сахар, сладости, скоропортящиеся продукты, ну, само собой стеклянная тара.  Всё это запрещено.  Сладости типа потому чтобы жизнь зэкам мёдом не казалась, -  я усмехнулась, -  со стеклянной тарой, думаю, сама понимаешь.  Сигареты без фильтра.  Всё пересыпать в прозрачные пакеты.  Вот как-то так.  Но ты смотри, если тебя комитетчики мариновать собрались, могут не разрешить не передачек, ни свиданок с твоим Серёгой.
Потом Аня спросила такое, от чего у меня глаза округлились и я посмотрела на неё с вытянувшимся лицом:
- Чего нет?!  Палки?! -  я не выдержала и засмеялась, хлопнув Анну по плечу, -  Ты б ещё, в натуре, трубу бы попросила!
Я встала и стала ходить по камере в поисках чего-нибудь, что смогло бы сойти за фиксатор, но ничего подходящего не было.  На полке я нашла какую-то не очень толстую книгу в твёрдом переплёте.  "Ф. М. Достоевский.  Идиот".
- "Идиот" подойдёт? -  я показала Ане книгу, -  Больше ничего твёрдого нет.  А, слушай, рука-то, может быть, сама пройдёт, нет?

+2


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Назад в прошлое, будущее или путь в никуда » Мой дом тюрьма, тюрьма мой дом. (с)