15.12.2017: КАК СОЗДАТЬ НОВОГОДНЕЕ НАСТРОЕНИЕ?

Мы приятный на вкус коктейль из шпионских игр, альтернативной истории и юмора. Основное внимание уделяем логике, бою и выполнению заданий - шпионских или диверсионных. 2016-й год. На карте сохранены СССР и ГДР. Могущественны США, ФРГ, Англия, Япония. Спецслужбы - не бездействуют, так как в ходу - гаджеты и интернет. Подписывайтесь в паблик. Если есть вопросы обращайтесь к ЦК НОЛФ или в гостевую книгу.
ЖЕРТВА ДОПРОСА
ДОСКА ПОЧЁТА
ДОСКА ПОЗОРА
НАША ГОРДОСТЬ
ХАРУКА МУОРИ

"Тут теперь, главное, поговорить с Аней без свидетеля Ивана Хоменко. Кстати, о разговоре с Аней Серёга вообще старался не думать. Кто его знает, что чувствует сейчас его любимая в сложившейся ситуации и что она устроит капитану Дубову после освобождения. Он, признаться, даже боялся немного." (с) Сергей Дубов

"Волнение стихло, после слов Дубова о том, что его отец сможет на раз решить исход ситуации. Только что-то подсказывало Хоменко, что генерал будет далеко не в восторге от услышанного, не так он скорее всего планировал провернуть эту миссию. Очередной плюсик в корзинку с названием "Презрение и нелюбовь к выпендрежнику Дубову". (с) Иван Хоменко

Вроде не от дурака рожала, сама не идиотка… Вот в кого она у меня такая простодырая и наивная? Дурочка романтическая… (с) Людмила Шевчук

"- Не понимаю, что люди в нем находят, только и знают, что губят себя и не более того. - Девушка и в самом деле не курила, да и к этому занятию относилась явно негативно. Просто не понимала, что все находят в этом занятии, какой удовольствие. Вот приводить себя в порядок, выглядеть красиво, совершенствоваться в чем-то – это удовольствие, а курение к удовольствию не относится, скорее это уничтожение собственного организма." (с) Кэтрин Уодли

"- Жрать хочу, - пробормотал Валерий, ввалившись вместе с Дубовым на кухню внутреннего двора. - Ведь нам мужикам что главное? Пожрать да выпить. Ну и титьку какую помять!" (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"Опять же, качественная банальность, поданная под другим углом, может быть той еще внезапностью." (с) Джарах "Сабах"

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

"Нет, этот образ никогда не надоест. Разыгрывать суматошную, неуклюжую женщину было забавно, интересно и не надоедало." (с) Глория Хадсон, НПС

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

" Хатори, конечно, лучший агент ЮНИТИ, но даже самые уникальные агенты стареют и даже у самых уникальных бывает плохое настроение на этой почве." (с) Исамо Хатори

"Мне всё ещё было не по себе. Главным образом от того, что я услышала слово, которое Анна сказала, находясь в полуобморочном состоянии. У меня перехватило горло. Я чётко поняла одну вещь: если сейчас ко мне приставят ствол автомата и потребуют, чтобы именно я сказала Анне о смерти её матери, я не смогу. Мамочка! Мамочка! Мамочка! Это слово, сорвавшееся с губ девушки не давало покоя. Сердце у меня защемило." (с) Зарема Окаева

"Резиновых или перчаток из латекса не было, а потому пришлось довольствоваться перчатками-мочалками, которые у всех в ванных комнатах." (с) Том Гудмен

"У Джараха Тому приглянулась книга на русском, в спальне немца Йозефа были права на другое имя – Маттиас Руссо, у итальянки, имени которой Том не знал, было много записок на русском, английском и немецком языках." (с) Том Гудмен

"*Том решает осмотреть отдавленную им ногу Глории, сидит перед ней на коленях и тянет руки, но его посещает мысль* Да, сложно поверить, но в Штатах в подобных ситуациях вероятность возмущений и фраз в духе «Маньяк!» где-то пятьдесят на пятьдесят. " (с) Том Гудмен

"*опытный маньяк агент Том продолжает настаивать на осмотре ноги и забалтывает Глорию, попутно размышляя* Американцу даже стало любопытно, льстит ли ей это или всё с точностью наоборот?" (с) Том Гудмен

" *Сильвия пишет мужу* Ты как бы не входишь в лигу богатых и знаменитых, как другие гости турнира..." (с) Сильвия Руссо

"...посмотреть кино или послушать водопад, а лучше просто посидеть в уборной, но долг обязывал заниматься ерундой и помогать убийцам и аморальным людям." (с) Томоё Камики

"...он уже сам не понимал где говорит правду, а где лжёт..." (с) Том Гудмен

"Нет, искать что-то в женской сумочке?! Даже секретному агенту не стоит этого делать и поберечь нервы." (с) Том Гудмен

"А ещё, даже у самой обычной представительницы прекрасного пола в сумке могут быть вещи, которые могут заставить подозревать её в самых тяжких преступлениях, а на деле окажется что она использует всё это в мирных целях..." (с) Том Гудмен

"И, как казалось Глории, блондинка была опаснее качков-шкафов, которые эдак третьим-четвертым предложением сообщали, что они работают у "самого..." телохранителем. В смысле, ходят в неудобных костюмах, темных очках и всем своим видом показывают, кто тут охрана." (с) Глория Хадсон

"- Получается, я в банях сперла простынь! Надо потом вернуть будет, - а то некрасиво получилось как-то. Стащить простынку у нее планов не было. А то их, наверно, и так считают очень, очень странными гайкокудзинами, в смысле иностранцами, - заходите." (с) Глория Хадсон

"Что не говори, а подослать щенка, чтобы познакомиться с девушкой- это очень необычно и остроумно. Обычно мужчины предпочитают какие-то банальности вроде неловкого вопроса о самой кратчайшей дороге к местной библиотеке, стоя от нее в двух шагах, избитых с длинной бородой комплиментов или аналогов дерганья понравившейся девушки за косичку. Во взрослом варианте это были "случайные " столкновения, заскакивания в переполненный лифт в последний момент и попытки, изображая внезапный приступ клаустрофобии, прижаться поближе. Удар локтем в солнечное сплетение Эмили на таких находчивых отработала до идеала." (с) Эмили Батлер

"Теперь ей стало как-то боязно, просто прохожий не сможет вот так ткнуть пальцем в небо и попасть в ГДР." (с) Анна Шевчук

"...и это дорога к больнице! - всплеснул руками я, - наверное для большей посещаемости: пока дойдёшь, уже нужно будет идти на несколько отделений сразу." (с) Юрий Куракин

"...если когда-нибудь встречу кого-нибудь из градостроительного управления Новосибирска, обязательно заставлю его пройти здесь посреди ночи без фонарика. Можно даже в заморозки." (с) Юрий Куракин

"А подальше от Новосибирска отдохнуть лет пятнадцать не хочешь?" (с) Юрий Куракин

"Бог, или кто там есть на небе (если есть, конечно) знает, как не хотелось мне, чтобы той медсестрой с вакциной оказалась именно Анна!" (с) Юрий Куракин

"...но по этой советской беде, - я кивнул на раздолбанную дрогу, - идти я вам, всё-таки, не дам. Не хочу, чтобы вас лечил здешний персонал." (с) Юрий Куракин

"Тишина, нарушаемая только урчанием не выключенного ещё мотора. Она смотрит в мои глаза цвета стали, а я в её - цвета горького шоколада." (с) Юрий Куракин

"Гипнотический взгляд? Да, возможно. Его глаза... они были такими красивыми, но такими холодными. Она словно оцепенела, даже дышать стала, кажется, через раз." (с) Анна Шевчук

"Слава Аллаху, это были лишь её мысли, иначе интимная связь со мной была бы для неё последней.))))" (с) Зарема Окаева

"Ему самому было не лучше и, может, он тоже хотел упасть в обморок и потом слёзно умолять о чём-то..." (с) Сергей Дубов

"Ты расстреляла мою совесть!" (с) Юрий Куракин

"А ворчать надо, а то как она узнает, что я все вижу, знаю, ругаюсь, но готов к компромиссам?" (с) Джарах "Саббах"

"Американцы честно врали нам." (с) Юрий Куракин

"Мужчина сказал, что Анна его девушка, но я не спешил тут же отдавать ему драгоценный груз." (с) Юрий Куракин

"Яркий свет настольной лампы выхватывал лишь нижнюю часть моего лица, но в остальной полутьме поблёскивали сталью глаза. Пока эта сталь только изучала, прикидывала, где лучше пробурить скважину для фонтана откровений." (с) Юрий Куракин

"Да за такую подставу я ему мозги взломаю, не то, что компьютер!" (с) Глория Хадсон

"Твой хрустальный мир легко разбить, а вот, построишь ли ты его вновь, не порезавшись о его осколки?" (с) Юрий Куракин

"Я полагаю, вы тоже когда-нибудь найдёте человека, с которым захочется просыпаться в одной постели, а не только ложиться в неё. Если, конечно, вы понимаете разницу." (с) Эмма Вудс

"Я хотела убежать от самой себя, а попалась в руки КГБ..." (с) Анна Шевчук

"Вот за что он лично не любил террористов, так это за отсутствие внятной базы. Чего ты хотел добиться? Как это должно было получиться из-за твоих действий? В чем смысл вашей борьбы? На эти вопросы они не могли ответить ничего, кроме невнятных лозунгов, осевших у них в мозгах." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Фахид-то, может, уже поумнел, раз выжил..." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Украдкой я смотрела на куратора, наверное, любуясь им. Сильный крепкий суровый восточный мужчина-воин. Меня привлекали такие, но у Джараха была особая жёсткая, притягательная власть." (с) Зарема Окаева

"Если истово верить в каждую, то в скором времени превратишься в дерганное существо с огромными перепуганными глазами и мешком соли в руках, как у Деда Мороза из русских сказок, ага. А, и для полноты образа две лошадиные подковы на шею для равновесия и четырехлистник клевера в кармашек. Представили?" (с) Эмили Батлер

"Понедельник тоже не был ни в чем виноват. Дурную славу ему обеспечили бурные выходные, из-за которых некоторые люди не успевали высыпаться и раздражались при наличии малейшего повода, чтобы выплеснуть дурное настроение на того, кому не повезет попасть им под горячую руку. Если повода не было, его придумывали." (с) Эмили Батлер

"...это кто же тебя так воспитал, что ты во время разговора со старшим уходишь?" (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его" (с) Джарах "Саббах"

"независимая, свободолюбивая женщина, привыкшая отвечать за себя сама, добровольно стала помогать террористам, для которых женщина не то, что не человек, даже хуже хорошего коня" (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"...иорданец дождался момента, когда девушка повернется к нему спиной и, быстро взяв в руки нож, вытянул руку, проводя кончиком ножа от затылка Заремы вниз, по позвоночнику, к плечам. Пока - не сильно, не дожимая едва-едва, что бы линия окрасилась кровью."(с) Джарах "Саббах"

"До какой степени физического воздействия мог зайти разговор, он пока и сам не знал. Калечить ее он точно не собирался, но взрывная чеченка могла повести себя непредсказуемо,..." (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его. А спорить с каждым, доказывая и объясняя почему у тебя так... времени не хватит. Коран учит и мудрости и терпению и вести себя достойно и примером показывать верность религии." (с) Джарах "Саббах"

"Дверца, висящая на одной петле, негромко, но противно скрипнула. Джарах резко пнул ее ногой, действуя как раз просто, грубо и потому, что захотелось и та грохнулась на пол." (с) Джарах "Саббах"

Девочкам, в конце концов, тоже надо развлекаться, а пялиться так откровенно и впрямь было нехорошо.(с) Джарах "Саббах"

Лента Rusff
Prologue. The Power of Imagination Daring life: NEW YORK Loves You


» NOLF в VK » NOLF на Photoshop: Renaissanse » NOLF на Мийроне" » NOLF на Live Your Life » NOLF на White PR » NOLF на ТАНКЕ » NOLF на ЗЕФИРЕ » NOLF на COFFEE BREAK » NOLF на APTiSHOK » NOLF на QUADRO.BOARDS » NOLF на Едином форуме поддержки
ТОПЫ
Рейтинг форумов Forum-top.ru
*жать каждый день
БАННЕРЫ

Ничто не вечно | Nо One Lives Forever

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Казино "Нихон" 20. 06 - 01.07 » Невозможное возможно (25.06.2016)


Невозможное возможно (25.06.2016)

Сообщений 21 страница 37 из 37

1

Что: Юрий ознакомился с информацией по доверенному делу и готовится к предстоящей поездке, а Аня пытается смириться со смертью матери, спасаясь уединением. Вот так внезапно и совершенно случайно два незнакомых человека могут встретиться, даже не подозревая насколько много одному из них известно о другом...
Локации: улицы Новосибирска, возможно больница
Участвуют: Анна Шевчук и Юрий Куракин (позже появляется Сергей Дубов)
Конец: а куда кривая выведет...
Погода: для июня довольно холодно (+15-+17), но солнечно, небо ясное.

Отредактировано Анна Шевчук (12.11.2017 21:46)

0

21

Я слушал Аню и не мог понять:  она защищала всех подряд:  и Хаупта и своего провожатого.  Она готова взять все их грехи на себя.  Зачем?  Хоть прожги в ней дыру взглядом, хоть со Скополомином допрашивай!  Но этого мне никогда не понять.  Интересно, если потом её будут допрашивать другие и упомянут обо мне, она и меня будет защищать?  Или это ловушка?  Прикидывается наивной дурочкой.  Забалтывает, чтобы утаить важную информацию.  Я пристально посмотрел на девушку:
- Я вас не понимаю, Анна.  При допросе Хаупт, наверняка узнал ваше имя, кто вы, откуда и зачем прибыли в ГДР, так?/b] -  я снова посмотрел ей в глаза, -  [b]Узнав это, он должен был выполнить, что поручено и провести вас к вакцине, так?  А он что сделал?  Бросил вас в тюрьму, а сам вышел чистеньким?  И я ещё узнаю, почему он сделал это, -  последняя фраза больше предназначалась самому себе, нежели девушки, потом я вновь обратился к ней, -  Пора вам повзрослеть, Анна, а иначе вас не только посадят, но и поставят.  К стенке как в тридцать седьмом.  И никто не поможет -  побоятся.
Я говорил жёстко и безапелляционно.  Чащ всего, действительно, так и происходит.  Друзья, супруги, любовники, коллеги -  все они самые верные, самые близкие.  Но стоит только показать красную "корочку" и всё:  быстро найдётся один виноватый против десятка невиновных подлецов.  Мне ни раз доводилось видеть такие ситуации.  Наверное, поэтому у меня до сих пор не было близких друзей кроме Сергея Петрова -  друга и одноклассника.  Единственного друга.
- А, зачем вам пистолет?  Вы умеете стрелять?  А, может, у вас было ещё какое-то задание?
Я слишком сильно сжал её хрупкие плечи, но даже не заметил этого, пока она не сказала и я, ещё раз извинившись, не отпустил её. Видимо от страха она начала повторяться, заново пересказывая мне всю историю о своём подвиге.  Потом она заставил меня поднять бровь в удивлении -  она меня поняла!  Поняла и даже не злится, потому что я просто выполняю свою работу.
- Странно, -  задумчиво глядя вперёд, сказал я, абсолютно растерявшись, -  обычно нас боятся и ненавидят.  Вы боитесь, но не ненавидите, -  я снова посмотрел на неё, но посмотрел мягко, с сочувствием.  Хотел было положить свою руку на её, но передумал, видя как боится она моих прикосновений, -  вы уникальная девушка, Аня.  Но, вас и вправду могут расстрелять.  И это буду не я.  И обязательно расстреляют.  Либо в ГДР, либо в подвалах "Лубянки".  Тайным расстрелом, -  я усмехнулся.  Расстрелы-то, действительно, были тайными, только знало о них, почему-то, всё СССР.  Мера устрашения, ведь мы сами позволили вынести эту информацию в массы.  Пусть знают.  Зато не будут такими разговорчивыми, -  однако, вы надо мной издеваетесь.  Вы до сих пор не назвали мне имя человека, который дал вам поручение.  Можете, конечно, сказать, что вам это поручила родина, но, как вы понимаете, это ответ меня не устроит.  Можете сказать, что вам дала задание партия, но, если даже я пороюсь в вашей сумочке, чего я делать не собираюсь, то, скорее всего, не найду там партбилета, -  я убрал блокнот и ручку в "бардачок" и всё-таки взял Аню за руку, -  я могу сейчас отпустить вас.  Просто отвезти, куда вы скажете.  Хотите? -  я выдержал длинную паузу, -  Что ж, поехали.  Но только что вы будете делать, если к вам придут мои вышестоящие коллеги?  Я не смогу за вас заступиться, иначе по комитету поползут неприличные слухи о нас.  И тогда ваше желание исполнится и вас расстреляют.  А о своих близких вы подумали?  Ведь они у вас наверняка есть.
Хоть я и не собирался больше жёстко допрашивать девушку, не собирался даже дотрагиваться до неё, чтобы не перепугать ещё сильнее, в голосе моём появились металлические нотки, да которыми едва ли можно было услышать раздражение.  Эта, без сомнения милая и замечательная девушка, думает обо всех, кроме себя самой, совершенно не понимая, что своим молчанием делает хуже лишь себе самой.  Я никогда ни за кого не переживал (кроме отца и матери, естественно), а за неё, наверное, буду, если мои невесёлые прогнозы станут реальностью.  От осознания этого на душе стало совсем паршиво.  Я  чувствовал, как эмоции уже не подчиняются мне и я вот-вот сорвусь и наору на неё как на маленького непослушного ребёнка.  Сцепив зубы, я практически зарычал, откинув голову назад, а потом со всей силы ударил по рулю ладонями:
- Господи, Анна!  Я даже не спрашиваю имени вашего провожатого!  Сами найдём, -  эта фраза была сказана совсем тихо, потом я вновь перешёл на повышенный тон, -  Мне нужно только имя инициатора и всё!  Неужели это так трудно?  Вы ведь не разведчица, не шпионка, не секретный агент!  К чему строить из себя героиню, подвергая опасности и себя и близких?
На миг, мне захотелось выкрутить руль и погнать в сторону аэропорта, взять её под конвой и отвести в Москву, на "Лубянку" -  может, тогда она поймёт всю серьёзность своего положения,  Но мешал засевший внутри маленький червячок под названием совесть.  Естественно, что формально этой встречи и этого разговора нет.  И не было никогда.  Аня вернётся к себе в гостиницу, до которой я донесу её на руках, но прежде я узнаю ответ на поставленный мною вопрос.  А вот теперь кофе нужен больше ей, чем мне.  Чёрт знает что!

+1

22

Он её не понимал и это скорее всего было нормально. Может быть она и не могла всерьёз оценить и воспринять эту ситуацию, но она точно знала свои ошибки. Да, Хаупт был ей совершенно чужим человеком, он испортил ей ту ночь и заставил пережить её всё это. Но он выполнял свою работу. А Серёжа... Серёжа просто посчитал, что так будет безопаснее. Разве могла его она в этом винить, он так проявил свою заботу. Юра... если кто-нибудь будет спрашивать её не проводил ли он незапланированный допрос она, конечно, прикроет. Сама напросилась, согласилась на эту помощь и по идиотскому совпадению раскрыла все карты. Ну кто бы этим не воспользовался? А... разве что сама Аня, но она такая одна неизвестно на сколько. - Так... - спокойно согласилась она, выслушав все его доводы, а помимо этого он успел упомянуть и взросление, будто бы она впервые это слышит. А нет... действительно впервые. Он будто бы занял место её отца буквально на минуту, чтобы ткнуть её носом в ошибки - Но помимо этого я будто бы пыталась пронести оружие в министерство безопасности, по крайней мере выглядело именно так, это и помешало ему выполнить свою миссию. А судя по тому, что вы едете допрашивать его, не таким уж чистеньким он и вышел - ну как он сможет её понять, если не понимает таких простых вещей - где и чья ошибка. - А кто побоится... это будет лишь на их совести, моя же чиста - нести ответственность за свои поступки она была готова. Если бы Ваня не был послан в ГДР чтобы выяснить обстоятельства, то она бы и Сергея не выдала, взяла бы вину на себя. Отец итак отчитывает его за каждый проступок, а он ведь старается, по крайней мере ей так кажется.

- Мне не за что вас ненавидеть - она пожала плечами, он никогда не сможет её понять, да и вообще мало кто сможет - А если расстреляют то такова судьба, значит заслужила - она была за справедливость и если так то пусть уж это будет она. Она же сбежала, она украла. Могла дождаться пока парни забьют тревогу и обратятся к генералу, а тот решит вопрос полюбовно. Но она сбежала вместе с японкой. И украла вакцину. Ей даже в благодарность за выполненное задание путёвку в Индию подарили. - Нет... у меня не было других заданий и я даже не знаю как его держать правильно, не то что стрелять - если бы он сейчас вручил ей что-то подобное в руки то она бы явно это продемонстрировала. Это была чистая правда и она действительно какое-то время не понимала поступка своего любимого молодого человека. Он ведь мог догадаться, скорее всего с похмелья и не подумал об этом. А она не додумалась проверить сумочку перед выходом, тоже хороша. - Сопровождающий сделал это, переживая из-за того, что мне нужно будет идти в здание ночью и одной, так требовала инструкция. Он решил, что так ему будет спокойнее, а я не удосужилась проверить свою сумочку. Сама виновата.

Мужчина начинал злиться, это было заметно. Даже Шевчук видела как внутри у него всё закипает, но она делала это не нарочно. Просто не была уверена, что имеет право разглашать эту информацию, сами узнают если сильно понадобится. Аня как-то грустно усмехнулась - Нет у меня больше близких, никого у меня нет. Мне нечего терять кроме жизни - которая как-то внезапно утратила ценность после этого разговора. После него многое потеряло ценность. Она не отнимала руки, тело до сих пор её не слушалось. Это было так паршиво! - Вы пытаетесь меня запугать... но ведь у вас были полномочия не на мой допрос. Вы обещали мне что просто спросите, но даже допрос министерства безопасности, при попытке пронести оружие, был по сравнению с этим просто милой беседой. Хотя там была лампа и протокол  - она говорила спокойно, без эмоций, их просто не осталось. Она была окончательно разбита. Ещё немного и ей придётся прикладывать усилия даже чтобы говорить вслух. - И я хочу, действительно хочу чтобы вы отпустили меня сейчас. Я доберусь сама, вам не стоит волноваться, как и не стоит защищать меня перед вашими коллегами. Я этого не стою. Не стою ваших слов и вашего положения в обществе, да и зачем вам это нужно. Вы получили от меня всё, что хотели, разве есть вам дело до того как теперь сложится моя судьба - возможно сейчас масла в огонь подливала и сложившаяся ситуация. Она всё же потеряла мать, самого близкого, самого родного человека на свете. Ей сразу резко стало очень одиноко, хотя ведь у неё был Дубов.

Анна зажмурила глаза от резкого удара по рулю, но даже не вздрогнула. Уже не смогла. - Вам не нужен сопровождающий, он не причастен к этому совершенно никак. Не имеет отношения к делу. И я не строю из себя никого, Юрий, но я всегда считала, что вы на стороне справедливости... по пути к Хаупту вы встретили похитителя, врага народа, человека, сбежавшего из тюрьмы. Выполняйте план если вы считаете, что так будет правильнее. Потому что я считаю, что выставлять вдоль вашей стены людей непричастных к моему преступлению неправильно. Я так не поступлю, вы ведь всё равно узнаете, если захотите. Но точно не от меня. Я рассказала вам всю правду, решайте сами кто прав, а кто виноват. Но прошу вас, сейчас отпустите меня, пожалуйста - пусть возвращается уже со смертным приговором, тогда она с ним поедет, не сопротивляясь, хоть на край света, в самую тьму, разрушающую и уничтожающую.

+1

23

В конце её нескольких монологов, я просто от души рассмеялся и это был не нервный смех. 
- Да вам и на разведчика не нужно учиться.  Так изящно обойти прямой вопрос и не сдать мне заказчика!  Я почти в восхищении.
Был ли я в восхищении на самом деле?  Скорее в удивлении:  добрая, чистая, наивная, бесхитростная и бескорыстная, девушка сделала всё так красиво, заговорив меня прочувственными речами о добре и справедливости, что допрос без хорошей дозы Скополомина был здесь просто невозможен.  А ей и нужно-то совсем немного, -  машинально подумал я, -  а может, правда?  Отпустить её, а потом прислать к ней товарищей и уже разбираться с лампой и с протоколом?
- И чем же мой допрос страшнее, чем у Хаупта? -  спокойно спросил я, а сам подумал:  я даже не напрягаясь смог напугать её до полусмерти, а Хаупт допрашивал её целенаправленно и она его не боялась.  Это хорошо...  Значит об болван.  Или Анна врёт, -  я ещё раз посмотрел на бледное лицо и безвольное тело, -  да куда там ей врать!  Она сама себя не помнит от страха.
    Я крепко задумался.  По идее, выход был один:  развязывать ей язык препаратами или побоями.  Я бросил взгляд на забинтованную ногу и от последней мысли отказался -  подло.  Даже для меня это слишком.  Ведь фактически Анна виновата только косвенно.  Но секреты хранить умеет и своих не сдаёт.  Молодец!  Только, что ж мне теперь с тобой делать?
- Ладно, -  сказал я, заводя мотор, -  я отпущу вас, чтобы не было искушения применить к вам другие методы допроса, -  я посмотрел на девушку.  В моих глазах читались сочувствие и растерянность, и произнёс как можно мягче, -  я не хочу причинять вам боль.  Сегодня у вас её и так достаточно.  Где находится ваша гостиница?
Пока что дорога была прямая, никуда не сворачивающая, потому я вдавил педаль газа в пол и разогнался чуть ли не на полную скорость.  Нужно было выпустить пар, выбросить злость на несговорчивую девчонку, отказывающуюся отвечать на главный вопрос, на себя, за то что пришлось так обойтись с ней, несмотря на то, что сегодня она потеряла самого дорогого человека на свете (наверное, каждый скажет так о своей матери) и, конечно, на Хаупта, который так подставил бедную девушку.  Но лимит "пушистой" жалости и "шёлкового сострадания" потихоньку себя исчерпывал.
- Я прикрою вас как смогу, но, если всё же вас приговорят... -  я сделал паузу, -  Я помочь уже не смогу.  Просите своего заказчика или сопровождающего.  Пусть заглаживают свою подлость по отношению к вам,-  последняя фраза была сказана абсолютно бесстрастно.
Выкрутив руль, так что шины заскрипели, я свернул налево и снова погнал по прямой.  Я снова превращался в майора Куракина, грозу пятого отдела КГБ СССР -  беспринципного, но любящего свою страну человека.  Неизвестно, что больше разозлило меня:  собственное поведение или, как правильно заметила Аня, несправедливость.  Пока она останется кристально наивной и хрустально доверчивой девочкой-ангелом, она никогда не сможет восстановить эту самую справедливость.  Она будет попадать в беду, из которой не сможет выбраться самостоятельно, пока не повзрослеет и не научится защищать себя хотя бы морально.  Себя, а не всех подряд!  Но я не сказал ей всего этого.  Во-первых, чтобы не утомлять её, во-вторых, она не поймёт меня, также, как и я её.  Но, надо признать, день в её компании был приятным и я был благодарен ей за это.
    Сверившись с картой, которая лежала в "бардачке", я сделал ещё несколько поворотом и поехал по дороге к главной гостинице Новосибирска, которая находилась близ аэропорта.
- Ваша? -  спросил я, указывая на большое белое здание с живой изгородью по территории.

+2

24

Аня с непонимание смотрела на смеющегося мужчину. От чего он так развеселился? Она даже немного дезориентировалась. Но он не стал томить и пояснил. На разведчика? Да не дай бог ей ещё хоть раз столкнуться с чем-то подобным, она уже точно не переживёт. А что до вопроса. Шевчук и впрямь задумалась. - Да всем... начиная от наличия вины. Там я была уверена в своей правоте и непричастности, а здесь я сбежала и украла. И заканчивая тем, что его проводите вы - она боялась и у Хаупта, это была её первая жизненная встряска, но она надеялась на справедливость, что он услышит её и поверит. А тут... чего уж пушить перья, она виновата по всем фронтам. - От кого я не могла ожидать, и от кого веет холодом хлеще чем от сибирской зимы - убивать одним только взглядом это отличная способность. Вот он из тех людей, кто сидит на своём месте.

Он сказал, что отпустит её так словно делал огромнейшее одолжение. Да он его и делал. Нет гарантий в том, что другой на его месте поступил бы так же, добравшись совершенно случайно до Ани. - Я не знаю - она попыталась пожать плечами в подтверждение своих слов, но они лишь слегка дрогнули и только. Шевчук совершенно не ориентировалась в городе, тем более чужом. Зачем бы иначе при первой встрече ей было уточнять у него в каком направлении гостиница. Он так стартанул, что девушка просто вжалась в кресло. Она ничего не ответила на его слова о прикрытии, теперь уже сама не понимая для чего ему всё это. Но и спрашивать не стала. Она итак поговорит с Сергеем и может быть он уже сам со своим отцом, как посчитает нужным.

Не стала отвечать она и на вопрос о гостинице. Сразу потянула на себя дверную ручку, но не до щелчка, - Спасибо вам ещё раз - а только потом щелкнула ею, приоткрывая дверь - За всё - она не знала собирается ли он прикрывать её или сразу сдаст с потрохами, он знает всё, с его-то памятью наверно и адрес в Омске запомнил. Да он итак его узнать сможет, если очень захочется. Вот уж где не спрятаться не скрыться. Но не поблагодарить его за то что он не остался безучастным к её беде, провозился с ней весь день, не повёз на официальный допрос в тот же миг как понял, что она та самая беглянка, прихватившая с собой вакцину, а ещё и заверил, что постарается прикрыть она не могла. Выйдя из машины впервые за весь день самостоятельно, Аня ступила вполне уверенно на обе ноги, не чувствуя ничего, даже боли, или ей так казалось, как казалось и что всё тело словно ватное. Только сейчас она в полной мере осознала, что всё это происходило сейчас именно с ней и точно не являлось сном. А жаль. Её резко бросило в жар, но продолжать стоять у машины было бы глупо и девушка постаралась сделать хотя бы пару шагов в сторону гостиницы, но потом всё же потеряла сознание, рухнув на землю. Просто наступило облегчение, она уже вышла из той, тяжелеющей с каждой секундой, атмосферы, он больше не сверлил её взглядом, не ударял руками о руль, не задавал вопросов, всё кончено. Но надолго ли? И что теперь будет дальше? Она не сумела справиться с разом нахлынувшими эмоциями и чувствами, этот день был слишком тяжёлым и насыщенным...

+1

25

- Вы прямо-таки засыпали меня комплиментами, -  с лёгкой саркастической улыбкой сказал я, услышав, почему же я, всё-таки, страшнее Хаупта.
Как ни странно, я говорил совершенно серьёзно.  Я знал свою сволочную натуру и то, что говорила Анна, было чистой правдой.  Чего скрывать, много чего было в моей, несомненно, тёмной душе и мне нравилось видеть такую реакцию на себя.  Однако, сейчас я не получал удовольствия.  Ну не хотел я, чтобы Аня боялась меня!  Не хотел и всё тут!  Совесть мучала меня неизъяснимо.  Особенно после того, как девушка снова поблагодарила меня.  Как можно благодарить после такого?  Я же был неоправданно груб с ней.  А, может, она больна?  Ну не бывает таких в природе!  Или просто мне не попадались?
- Не за что, -  ответил я, когда девушка ступила на асфальт, -  простите, что был так груб с вами.  И, вы е понимаете, что...
Я не договорил, потому что девушка начала падать на землю.  Выскочив из машины, я оперся рукой о капот и перемахнул через него, чтобы не оббегать машину.  Я успел подхватить Анну под голову, чтобы она не ударилась затылком об асфальт.  Увидев мой героический прыжок, несколько проходящих мимо девушек обернулись и завистливо посмотрели, естественно, на Анну.  Наверняка, также как и медсестра в больнице, подумали, что я её молодой человек.
- Аня?  Что с вами? -  спросил я, легонько похлопав её ладонью по щеке (надеюсь, это правда было легонько) и проверил пульс.  Он был, но слабый.
Глупо было спрашивать, что с ней:  страх, голод, переутомление.  Для такой нежной девушки это очень большая нагрузка за день.  И частично, если вообще не пятьдесят процентов, виноват в этом был я.  Чёрт!  А нашатыря-то у меня, кажется, нет.  Подняв Аню на руки (судьба у неё сегодня такая -  жить у меня на руках), я пошёл с ней к ближайшей скамейке, надеясь, что свежий воздух приведёт её в чувство.  Сев, я стал растирать ей щёки и нажимать определённые точки на лице, которые помогают прийти в себя.  Если через две минуты она не очнётся, придётся вести её к себе, -  тревожно глядя на лежащую у меня на руках Анну, подумал я.

+1

26

Выйдя из больницы Серёга, первым делом, вернулся в гостиницу. Там он переоделся (потому что предыдущая одежда пропахла нашатырём) и позвонил отцу. Дело в том что Аня убежала из гостиницы так быстро что Дубов просто не успел её догнать. Когда он вышел на улицу, Ани у больницы уже не было. Дубов волновался что с ней может что-то случится, так как была она очень расстроена и, вообще, едва ли мыслила адекватно. Нормальные люди просто так из больниц не сбегают, услышав плохую новость.
Да, бать, привет. - на удивление, отец ответил очень быстро. — Мне нужна твоя помощь...
Здравствуй. Что на этот раз? Да, как там она?
Отмучилась. Вот пару часов назад не стало.
Жаль, молодая ещё была, ей же было вот, ну, примерно как мне!
Ну, так рак же. Он и в двадцать может быть.
Когда уже лекарство придумают?! - вопрос был риторический и генерал даже ответа не стал дожидаться. — Чего тебе нужно-то? Опять что-то натворил?!
Не я, Аня... - сказал Дубов и был тут же перебит отцом.
Да?! А вот это уже что-то новое! Не врёшь?!
Никак нет, не вру. Аня, как узнала что мама скончалась, убежала. И теперь, чёрт его знает, где она!
В каком смысле убежала? Куда? - по голосу было ясно что Николай очень удивлён.
В прямом. Я ей сказал, так и так, мамы больше нет, а она соскочила с места и дёру. Пока нашёл выход на улице её уже не было. А теперь она неизвестно где и неизвестно что с ней будет. Ты можешь помочь? Я ума не приложу где её искать...
Слушай сюда, позвони в районное отделение УВД и попроси соединить с полковником Воронцовым. Если спросят кто и откуда, представишься, как положено по уставу, скажешь что мой сын. Потом расскажи ему всё что знаешь и дальше действуй по его приказам. Всё ясно? - Дубов-старший немного помолчал. — Ну, и держите меня в курсе. Всё, давай!
Так точно! Спасибо, пап!
Этот десятиминутный разговор приободрил Сергея. Он бодро связался с кем нужно, объяснил проблему и уже через двадцать минут он подходил к зданию районного УВД. А дальше, оставшуюся, он вместе с двумя майорами, опрашивал прохожих, потом они искали чёрную "Волгу", на которой Аня уехала с каким-то незнакомцем, просили соседние магазины посодействовать, показав камеры видео наблюдения. Дубов снова и снова повторял то что знает, постоянно звонил отцу и полковнику Воронцову, отчитываясь о случившемся. След от чёрной "Волги" привёл назад, в гостиницу, откуда и начал свои поиски капитан. Кто-то из патрульных позвонил полковнику и сообщил о том что у гостиницы остановился автомобиль, который они разыскивали. Сергей как раз обедал вместе с полковником.
Помощь нужна? - поинтересовался Воронцов, изложив услышанное.
Нет, я сам. - ответил капитан, дожёвывая бутерброд с икрой.
Ну, иди... Стой, а чего ты так плохо поел? Как худеющая барышня, ей-Богу!
Кусок в горло не лезет. Ладно, я пошёл.
Сергей поспешил к гостинице. УВД было недалеко, Дубов бежал и добрался до нужного места минут за пять. У здания, и правда, стояла та самая "Волга", а на скамейке, недалеко, лежала Аня, на руках того самого незнакомца, про которого говорили прохожие на улицах. Поначалу капитан обрадовался, всё таки нашли они его невесту, но потом тут же испугался за девушку.
Здравия желаю! Капитан Дубов. - поприветствовал он Куракина по привычке. Весь сегодняшний день он общался по уставу. И хотя на гражданке Дубов обычно не козырял званием и не отдавал честь всяким прохожим незнакомцам, тут он просто сделал это на автомате. — Она моя девушка. Давайте, дальше я сам. Большое спасибо за помощь.
Дубов потянул руки забрать Аню. В голове уже вертелись мысли от вызова "Скорой", до звонка той чеченке из больницы. Собственно, он мог бы и сам попытаться привести её в чувство, его этому учили, но он как-то был не уверен в своих силах. Всё остальное его не волновало, ведь, самое главное, что Аня нашлась. А подозревать что-то неладное, выпытывать кто такой этот водитель той самой "Волги" что они с майорами искали всё время и, тем более, строить из себя Отелло (причём без видимых причин) ему сейчас совсем не хотелось. 

Внешний вид

https://ndn.info/images/foto/Mister_N/2015/01/priluch1024.JPG

+2

27

Я всё смотрел на лицо Ани, пытаясь определить, насколько глубокий у неё был обморок.  Я уже твёрдо решил вести её к себе, но, для начала, нужно было найти хоть что-нибудь, что могло бы привести её в чувства.  Чёрт побери!  Я же купил молотый перец!  Сойдёт за нашатырь.  Я поднялся со скамейки и, бережно держа Анну на руках, уже хотел направиться к своим "Жигулям" (если бы я разъезжал по Новосибирску на служебной машине, Аня бы вообще умерла со страху, как и половина горожан, которые сразу бы поняли, что за человек перед ними).  В этот момент ко мне подбежал какой-то мужчина:  крепкий, с выправкой, которая была видна даже при беге.  Как я и думал, он оказался военным.
- Майор Куракин, -  представился я в ответ.
Я не сказал, майором чего я являюсь.  Однако, если потребует документы, которые я, правда не обязан предъявлять, тогда узнает, майором какого ведомства я являюсь.  Мужчина сказал, что Анна его девушка, но я не спешил тут же отдавать ему драгоценный груз.  У нас в комитете нет никакого капитана Дубова, это точно, но, разве может сотрудник госбезопасности верить на слово каждому?  Это было бы опрометчиво.  Хотя я и мог отдать девушку ему и уехать, забыв хотя бы на время о всей этой неприятной истории, но отчего-то я не сделал этого.  Я не хотел, чтобы наивная доверчивая Анна попала неизвестно кому в руки.  Нет-нет, я вовсе не влюбился.  Скорее, это было похоже на заботу старшего брата или отца.  Пристально всмотревшись в глаза Дубова, я сказал:
- У неё сильно вывихнута нога и глубокий обморок, -  спокойно сказал я, -  для начала, давайте приведём её в чувства.
Не спрашивая молодого человека, я понёс Анну к своей машине и положил на заднее сидение, затем, достав из пакета баночку с молотым перцем, открыл её и несколько раз провёл перед носом девушки.

+1

28

Анина судьба сегодня не только жить на руках у Юрия, но и пребывать в бессознательном состоянии, похоже. Девушка не чувствовала никаких ударов по щекам, да и если бы чувствовала то едва ли захотела бы прийти в себя. Как-то не очень комфортно ей было в сегодняшнем дне, лучше проснуться в завтра. Хотя стоп. Неизвестно что ещё взбредёт в голову этому мужчине. Не хотелось бы очнуться в каком-нибудь подвале, под лампой... Брр... примерно что-то такое ей и виделось в этот момент в этой совсем не сладкой дрёме. А потом она потихоньку стала приходить в себя, ощущать как кто-то тыкает ей в лицо пальцами и знакомый голос её парня. Неужели весь этот кошмар закончился? А может это всё же правда был только сон... было бы хорошо проснуться сейчас в больнице и узнать, что мама жива. А это... ну будто бы в бессознательном состоянии она увидела худшее развитие событий. Но даже если бы чудо не произошло она бы не стала сбегать, а постаралась бы вести себя адекватно и не примагнитить неприятности покрупнее. Но она всё ещё не могла шевелиться и говорить, слышала гул, голоса и только. Даже не всё могла разобрать.

Уже оказавшись в салоне авто девушка поморщилась, возможно даже от отвращения к самой себе, а после слегка приоткрыла глаза, что было скорее всего не слишком заметно со стороны. Да, она не ошиблась. Где-то неподалёку стоял Сергей, но, вот печаль, Юра тоже был всё ещё здесь...  Вернее она могла догадаться, что голова у неё не болит лишь потому, что мужчина всё ещё был здесь и вовремя среагировал. Можно считать, спас её от сотрясения, ведь здесь не было стены, как в больнице, она бы рухнула прямо на асфальт и явно бы не чувствовала себя относительно неплохо, вот как сейчас. Она сначала ощутила как ярко светит солнце где-то в стороне, но не бьёт в глаза, а не как раскалывается голова, как было бы если бы она всё же шарахнулась ею о землю. За это ему снова спасибо. Она обязательно скажет, как сможет. Шевчук попыталась подняться, но сил не было, получилось не слишком уверенное движение головой. При чём девушка осталась в том же положении, пытаясь увернуться от запаха перца, что отчётливо ощущался вместо привычного нашатыря. Вот ну чем её сегодня только не спасали. Куракин мог написать книгу о том, как оказать первую помощь человеку, если поблизости лишь продуктовые. То мясом ногу охлаждал, то перцем в чувства приводил. Какой находчивый, прямо гордость берёт.

- Серёж... - уже более успешно постаравшись открыть глаза она проговорила едва слышно, но всё же уловимо. Как минимум чтобы Юрий не решил изобразить из себя недоверчивого героя и послать её парня куда подальше. Она его знает, он не врёт, она рада, что он здесь - вот это всё Аня попыталась продемонстрировать своим зовом. - Всё хорошо со мной, давай скорее вернёмся в номер... только... помоги мне, пожалуйста - и она приложила все усилия чтобы потихоньку переместиться из положения лёжа в полусидя и это было видно по ней сразу. Получилось и на том спасибо. Аня осознала, что снова находится в авто из которого так хотела сбежать, только теперь уже лёжа. Остаётся надеяться, что он её не планировал в тёмный лес везти... По телу пробежала дрожь, то ли от осознания всего этого, то ли от страха, то ли от того что она всё ещё старательно пыталась прийти в себя, но у неё это слабо получалось. Нога ныла и она ощущала какую-то дикую слабость. - Спасибо вам, Юрий... снова...

+1

29

Новый знакомый оказался военным. Серёга обрадовался что Аню нашёл именно майор, а не какой-нибудь там Сеня Питерский. Всё-таки, у военных и воспитание, и этика, словом мозги промывают хорошо и прививают чувство долго, а если точнее, то крепко ввинчивают в голову. А это он знал по своему опыту - тоже самое прошёл.
"Правда, он не представился майором какого именно ведомства был, а то, может и, вообще, майор милиции? " - подумал Дубов. - "Если милиция - хорошо, но странно что не он сообщил Воронцову о находке. Батин друг, вроде как, все отделения милиции на уши поставил...."
Собственно, этот вопрос капитана не волновал, но не собирался тут в сыщиков играть. Ему и без того нужно было много сделать: привести Аню в чувство, например. Тем более, Воронцов позвонил три раза, пока Дубов бежал к гостинице. Сергей не знал что другу отца, вдруг, так понадобилось, тем более, он не ведал о бомбе в онкологической больнице где скончалась его несостоявшаяся тёща. Но перезвонить всё же надо было.
- На улице?! - удивился Дубов столь нестандартному ответу майора.
"Может, хоть в номер хотя бы пройдём?" - мысленно закончил он свою фразу.
Собственно, его очень удивляло то что Куракин захотел поиграть в доктора и собрался приводить девушку в чувство самостоятельно, не обращаясь к помощи профессионалов. Вот Дубов бы вызвал "Скорую". Во-первых, приезжают быстро и делают всё бесплатно. Во-вторых, работают там отлично. Ну, и, в-третьих, у Ани могло бы быть что-то серьёзное: давление, истощение, обезвоживание, интоксикация. А то и, вообще, может быть внутреннее кровотечение - это Сергей помнил ещё из армии, когда их учили оказывать первую помощь боевым товарищам во время войны. Но в том-то и дело!
"Одно помогать на войне - там и выбора особо нет и время пожалеть и засомневаться в дефиците, " - рассуждал он, - "Но если начать приводить в чувство на улице, самому с подручными средствами - это надо быть или супер уверенным в своих силах или глупым."
Но глуп ли майор или уверен в себе, Дубов не стал выяснять. С вышестоящим по званию он не мог спорить, не по уставу, но тот ничего не говорил про "Скорую". Дубов моментально достал телефон и пока Куракин что-то там колдовал с перцем, Сергей вызвал "Скорую", описав симптомы. На том конце провода уточнили адрес и попросили без самодеятельности - так как это может быть очень опасно.
- Спасибо майор, - эхом отозвался Дубов, подходя к авто. Магия Куракина сработала и каким-то образом Аня очнулась. Но это ещё не повод для радости - она снова могла упасть в обморок и, вообще, мало ли что могло случиться?! Дубов аккуратно взял девушку на руки. - Пошли наверх, я вызвал "Скорую", кто его знает, что там у тебя.

+1

30

Пока Дубов вызывал "скорую", я пристально следил за реакцией Анны на перец.  Наконец, она начала приходить в себя.  Оглядевшись, девушка, как мне показалось, удивилась, что я ещё здесь.  Когда она начала садиться, я тут же поддержал её под спину.  И снова благодарность этой милой девушки растрогала меня до глубины души:
- Анечка, милая, вы меня сегодня столько раз наблагодарили, что мне этого на две жизни хватит, -  я улыбнулся, а потом приблизился к самому её уху и понизил голос до шёпота, -  вы же понимаете, что даже он не должен знать о нашем разговоре в машине?  Я надеюсь на вашу разумность.
Я надеялся, но понимал, что если Аня и сдаст весь допрос своему молодому человеку, то сделает это не со зла, а просто по доброте душевной.  Конечно, мне бы этого не хотелось и другую, я бы припугнул, что, если она ляпнет хоть слово -  вся её семья поедет осваивать просторы Магадана (а-то и подальше).  Но сделать такое с Анной просто язык не поворачивался.  Меж тем, капитан поблагодарил меня и заговорил с девушкой.
- Пожалуйста, -  ответил я и, взяв Аню на руки, передал Дубову, -  у неё сильный вывих.  Идти она не сможет, так что до завтра придётся носить её на руках.  А ещё она очень голодна -  поэтому у неё и случился обморок.  Здравия желаю! -  я приложил ладонь к голове и, уже открыв водительскую дверцу, окликнул девушку, -  Аня, было приятно познакомиться.  Удачи вам.
Удача тебе понадобится.  Твой хрустальный мир легко разбить, а вот, построишь ли ты его вновь, не порезавшись о его осколки?  Захлопнув дверцу, я развернулся и поехал прочь от гостиницы.  Правильно ли я сделал, что не сказал Дубову о частичной причине Аненого обморока?  Конечно, да.  Он бы начал выяснять, копаться, наводить справки.  Вряд ли он бы нашёл что-то сверхсекретное, но вот начальство бы меня по головке не погладило узнав, что какой-то посторонний военный пытается навести справки о майоре КГБ.  Но сейчас не хотелось думать об этом.  Этот день наконец-то закончился!

Юрий уехал домой и окончил эпизод.  Аня и Серёжа, доигрывайте вашу часть.

+2

31

Юра снова стал таким милым, но теперь его образ совершенно не вязался в голове Ани со всем, что произошло до. А от этого шёпота по коже сначала пролился холод, а за ним толпами посыпались мурашки. Не должен знать? Ну как она могла гарантировать это, зная, что этот мужчина будет копать и дальше, ведь он так старательно выпытывал имя того, кто отправил её за вакциной. Она просто обязана поставить в известность и Серёжу и его отца, иначе это будет как-то неправильно. Они должны быть готовы ко всему. Но с другой стороны... возможно майор прав. Или нет? Это всё было слишком сложно. А ей выходит и посоветоваться теперь не с кем? Ведь этот господин её своими словами связал по рукам и ногам. А с другой стороны... она ведь ему ничего не должна. Или должна? Он весь день с ней возился. Теперь она окончательно запуталась...

Сразу же, как только ей удалось окончательно прийти в себя, состоялась передача тела. Майор вёл себя словно отец, случайно нашедший некогда потерянную дочь. Трепетно и заботливо. Юра даже успел предоставить максимально полный медицинский отчёт, Ане оставалось лишь тяжело вздохнуть, обнимая Серёжу за шею. Пожалуй, в его руках она впервые за этот длинный день сумела расслабиться. - Взаимно - девушка даже сама не поняла сказала это из приличия или потому что так оно и было. Но вот ответной удачи нужно было желать скорее не Юрию, а Хаупту. Ведь теперь он едет по его душу. - Серёж, скорая это лишнее. Он прав, я ничего не ела сегодня, много нервничала... Это от усталости, у меня расшатаны нервы - Аня печально опустила глаза и снова тяжело вздохнула, далее заговорила уже после того как авто мужчины стало активно отдаляться - Прости за эту выходку, сама не знаю что на меня нашло. Я хотела убежать от самой себя, а попалась в руки КГБ... теперь мне ещё хуже - да простит её спаситель за длинный язык, но не могла она ничего не сказать Сергею. В конце концов он единственный родной и близкий человек, который остался у неё на этом свете.

+2

32

- Мне будет спокойней, если тебя осмотрит доктор. - ответил Дубов, заходя в здание гостиницы. Он не стал продолжать фразу, но молчание капитана было довольно красноречиво: после того что случилось с Людмилой Александровной, он предпочитал лишний раз перестраховаться. Как-никак, Аня второй раз за день с обмороке. И даже если первый был на нервной почве, а второй с голоду, всё равно это не дело. Сергей доверял советским врачам и считал что они обязательно помогут.
Серёжа поднялся на третий этаж на лифте и ногой открыл дверь незапертую дверь. Днём он так сильно торопился в участок что забыл запереть дверь. Но этот район был спокойный, да и  гостиницу хорошо охраняли. За это время, а именно во время поездки в лифте, Аня рассказала ему что майор Куракин, в добавок, был майором КГБ. Именно так он понял её слова о том что она попалась в руки этого ведомства.
- Так, так... Хуже от чего? - настороженно переспросил капитан. Он не торопился с какими-то выводами, высказываниями о том что поступила Шевчук безответственно и так далее в таком духе. Аня сказала всё уж очень скомкано. С одной стороны, КГБ одно из самых страшных ведомств в СССР. Все боятся офицеров-кгбшников. Но с другой стороны, Дубов знал что частенько эти офицеры злоупотребляют положением. - Что он с тобой делал?
Он аккуратно посадил девушку в кресло и достал телефон. Он собирался позвонить в ресторан, что находился на цокольном этаже гостиницы и заказать в номер еды. Правда, в этот момент в номер постучали.
«Так даже лучше. Врачи подскажут что ей можно,» - подумал Сергей, открывая фельдшерам дверь.
На стандартный вопрос «Что случилось?» он ответил что Аня сегодня пережила сильное нервное потрясение и дважды падала в обморок, а ещё подвернула ногу. Ей померили давление, сказали что низковато немного. Дубов уточнил что лучше ей поесть на ужин и фельдшер посоветовал бутерброд с сыром и с маслом или с икрой, а также выпить какао. Также, Ане сделали укол витаминов и прописал пить успокоительные в течении недели. Что касается ноги, ей прописали обезболивающие, тугую повязку и мазь.
- Ну что заказываем? - поинтересовался он у девушки, когда они снова остались одни. - Пока принесут, я могу в аптеку сгонять. Она тут внизу, на первом этаже.

+1

33

Спорить со своим мужчиной Аня не стала. Пусть будет так, если ему станет спокойнее. У неё уже просто не было сил ни на что. Это слишком длинный, слишком сложный и эмоциональный день. Она бы возможно сразу же рухнула в кровать и уснула, от нервного напряжения её охватывало сонливостью, если бы не пылающее желание предупредить Серёжу о том разговоре в машине. Пусть майор пытался рассказать ей о том, что прикроет её в этой ситуации, по крайней мере постарается, и вроде как напомнил, что она не должна никому ничего говорить, Аня не могла не поставить в известность Дубовых.

Однако вопрос теперь был в другом. Как именно рассказать так чтобы было понятно, но не передавая всей сути раз на эту информацию наложен негласный запрет? Да и Серёга так вопрос поставил, что девушка уж было открыла рот чтобы что-то сказать, но так и зависла. От чего? Да от всего сразу! Её мать умерла практически у неё на руках, она подвернула ногу, попала на допрос и дважды пребывала в бессознательном состоянии. Её и нашатырём лечили, и мясом, и перцем. Разве может от всего этого стать лучше? Разве не он её на руках несёт сейчас? Вот такую бледненькую и дрожащую. Но вторым вопросом он просто спас ситуацию. Но она усугубилась приходом врача.

Шевчук сидела молча и не сводила взгляда с Сергея, немного нервно постукивая подушечками пальцев по ручке кресла. Она даже не вслушивалась в рекомендации врача, ну не до этого ей было. "Скорее бы он уже ушёл" - такими были её мысли. Но стоило всем покинуть номер как парень вновь собрался убежать, а потом ещё и попросить еды в номер. Девушка осторожно поднялась и забрала из его рук трубку, бросив её в кресло, и взяла капитана за руки. - Постой, просто побудь со мной и послушай иначе я сейчас с ума сойду от всего происходящего. Пожалуйста, я прошу. Позже закажешь и сходишь. Пожалуйста. Я молю тебя... - она так слёзно его об этом просила, преданно заглядывая в глаза, что он просто обязан был её услышать.

Так как стоять ей было не слишком комфортно, она села на кровать, утягивая за собой Дубова. - Я подвернула ногу, он проходил мимо. Оказал мне первую помощь и доставил меня в больницу - совершенно лишняя информация, но она почему-то очень хотела её сообщить, чтобы он не решил будто бы к вывиху какое-то причастие имеет майор. - В итоге выяснилось, что он едет в ГДР по делу Хаупта. Представляешь, тот мужчина, охранник, что допрашивал меня, он и был тем самым проводником... - в этот момент она даже оживилась немного. Странно, ведь это просто недостающий пазл, ситуацию эта информация никак не изменила и пришлось продолжить - Но суть не в этом. Он меня узнал, моё имя, естественно, фигурирует в деле. Спрашивал про вакцину, побег и всё, что с этим связано. Я не сказала, что ты был со мной, не сказала и о том, кто послал меня за вакциной. Но он сказал, что сам всех найдёт и всё узнает. Я испугалась. Помню, что всё нужно было держать в секрете, но... я растерялась. Он говорил ужасные вещи... Запретил и тебе рассказывать об этом - выложила она без пауз и расстановок. Всё, что накопилось - Что теперь будет? - с надеждой на то, что хотя бы он сможет что-то спрогнозировать и принять какое-то решение, она же была не в состоянии рассуждать здраво и просто ничего не понимала - Я всё испортила - она свесила голову, закрывая лицо руками. Лучше бы она подольше не приходила в себя в больнице, может тогда они с ним разминулись бы.

+1

34

Ладно, ладно! - живо согласился Дубов. Он просто не ожидал такой реакции от Ани. Капитан послушно сел на кровать и приготовился слушать что говорит девушка. Пока она говорила, у Сергея возникло пару вопросов, но перебивать он не стал. Собственно, когда Шевчук замолчала, пауза затянулась, просто Дубов ждал продолжения, но после слов "Я всё испортила" ничего не последовало.
Естественно, Сергей обнял девушку, погладил её по голове.
Ты ничего не испортила. Это дела МГБ ГДР, а советское ведомство тут вообще не причём. У этого... как его? - О! Куракина никаких полномочий в этом деле нет. Он майор, человек подневольный. У него тоже есть начальство, которому он отчитывается и выполняет приказы. То что ты сбежала из тюрьмы - это плохо. Но даже если бы осталась, самое страшное что с тобой сделали бы - депортировали на Родину и запретили бы навсегда въезд в ГДР. Что может товарищ майор сделать? Рассказать всё офицерам немецкого МГБ. Тогда тебе запретят въезд в страну, больше ничего они сделать не смогут. Вакцина? Ну, дык, это батино поручение и инциатива самого учёного. Этот доктор, как говорил отец, отдал вакцину нам чтобы она не досталась Штази, а мы помогли ему сбежать из Германии. Если этот кгб-шник сболтнёт на допросе о вакцине, тогда проблемы будут у доктора. А ты? Зачем он, вообще, допрашивал тебя? Для допроса нужны основания, бумага соответствующая с подписью начальства, там, разрешение особое. — Дубов продолжал гладить Аню по голове и рассуждал дальше. — Я не знаю как оно называется, но просто так на допрос увозить нельзя. Потом, во время допроса заполняются бумаги, идёт запись на аудио-видео или каждое твоё слово заносится в протокол.
Сергей немного помолчал, анализируя сказанное и вспоминая всё ли он сказал. Больше ничего на ум не пришло, посему он резюмировал всё одним предложением в своём стиле:
Короче, понты всё это. Задурил он тебе голову.

+1

35

Серёга так быстро раскидал всё по полочкам да так, будто бы всё изначально было легко и просто и никаких почти претензий к Ане и быть не должно. Она почти безгрешная, если не считать побега, но если бы Дубов и здесь добавил что-то вроде: "и то сами виноваты, раз простая медсестра смогла из тюрьмы министерства безопасности сбежать. Нужно всё серьёзнее организовывать" то она бы решила, что он нарочно её утешает, мысленно прощаясь с ней. А так вроде всё и звучало реалистично, а главное - логично! Запретить въезд в ГДР? Да ради бога, хоть сейчас. Век бы его не видать! Его и... желательно Юрия. Кажется, встречи с ним сулят беду.

- Он сказал, что это не будет допросом. Мы просто сидели в его машине. Обещал, что никаких протоколов и ламп с подвалами. Но ты бы его видел! От одного взгляда сердце замерзает. Я даже дышала с трудом. - она словно снова пережила эти мгновения и её передёрнуло, бросив в дрожь. - А когда беседа обрела эмоциональную окраску мне вообще захотелось выйти, желательно из этой жизни. Все эти расстрелы и подвалы. За что мне это, Серёжа, я больше не хочу так. Я хочу уехать с базы, хочу продолжить учиться, хочу стать врачом, как мама. Может даже изобрести свою вакцину. Чем я хуже? - эти мысли пришли ей в голову только сейчас и она сразу же из озвучила. Напугалась не на шутку это точно, даже голова заработала в правильном направлении.

- Юрий сказал, что в ГДР меня считают врагом народа и... как. Как он сказал... что меня выставили чуть ли не тайной агентессой КГБ. - вот уж забавно, если бы кто на неё сейчас глянул то просто бы перечеркнул каждое слово в деле ручкой и отправил бы Хаупта в психбольницу. Какая из неё агентесса, ей богу. - Я говорила только о себе, не называла никаких имён. Видимо охраннику приписали соучастие в побеге. Это странно, посадить чтобы помочь сбежать, верно? Я окончательно запуталась - а он ещё хотел за лекарствами и бутербродами бежать, когда она вот-вот взорвётся от этих мыслей и эмоций. Ей нужно было выговориться, да и что бы она вообще без него делала...

0

36

Когда Сергей узнал что допрос был неофициальным и майор КГБ разговаривал с ней в машине, без протоколов и аудиозаписей, ему это не понравилось, но расценил он этот поступок по-своему, чем и поделился с Анной.
А тебе, небось сказал что мог бы допросить официально, но пожалел, да? - хитро прищурился капитан. Независимо от ответа он решил продолжить свою мысль — Вот что, ничего он не мог. Так поступают по разным причинам, но, чаще всего, только потому что нужны сведения, а оснований для допроса нет. Вот они и выбирают жертву, запугивают, чтобы она сама всё рассказала... Короче, "понты колотят".
Дубов вдруг понял что не сослуживцами разговаривает, а с девушкой и лучше бы ему подбирать выражения. Капитан смущённо закашлялся, а потом извинился за последние слова.
Понимаешь? Это в очередной раз доказывает, что то что ты узнала сегодня надо делить на двое, а то и на трое. А лучше повременить с выводами, пока не узнаем подробности из других источников. - Сергей нахмурился. — Мне, отчего-то, с трудом верится что МГБ делится всей этой кухней с КГБ. Ну, да, может, они о чём-то и докладывают друг другу, но как сведения могут попасть в руки майора?! Допустим, ему дали какое-то задание в ГДР. Ладно, ладно, сообщили там чего-то. Ну, о тебе, о краже вакцины -  и всём этом. Но я не верю что МГБ заодно поделилось переживаниями и догадками. Это так не работает. С чего ты, вообще, поверила этому Куракину на слово? Он тебе видеозаписи показывал? Бумаги какие? Ну, кроме, своего удостоверения... Чем он подтвердил слова кем там тебя выставили? Что говорил про подвалы и расстрелы?
Пока Аня отвечала Дубов молчал. Одним ухом он выслушал всё что сказала девушка, попутно что-то соображая.
Слушай, по поводу тебя мы узнаем у одной немки - моей старой знакомой. Пока тебя не было я её от яда спасал. Она мне свой телефон давала, только бы вспомнить его... - капитан почесал затылок. — Во-первых, она говорит по-немецки. А потом, я уверен что она кого-то там знает. Тот доктор, что вакцину вам давал, он её и лечил. Ну, верней, помогал. Его попросили, потому что чего-то там не получалось. Вот у этого врача она и может узнать что там о тебе в МГБ говорят.
Дубов немного помолчал.
Я ещё бате скажу, он тоже по своим знакомым попробует узнать... Вот, потом и решим что надо делать. А сейчас рано выводы делать. - Сергей решил, что объяснил достаточно подробно и доступно. По второму кругу объяснять всё не хотелось и он решил что самое время поужинать. — Ну что? Заказываем еду в номер? Что хочешь?

+1

37

- Нууу... почти так, да - она попыталась вспомнить, но всё как назло вылетело из головы - Он сказал, что не выслеживал меня. Случайно встретил. Но ты прав, он не вполне владел информацией судя по его вопросам. И реакции. Надеюсь, я не подставила того охранника и несбывшегося проводника ещё больше - своих то она предупредить хотя бы смогла, а вот написать письмо Хаупту идея явно для душевнобольных.

- Нет, ничего кроме удостоверения. Он... может он говорил образно или нет... я не знаю - вспоминать об этом допросе больше не хотелось и она была даже рада, что размышления на эту тему увели Серёгу в другую сторону, только вот - Нет - уверенно возразила она - Нет-нет, никаких немок, я прошу тебя, Серёжа, не надо, не хочу - мало того что ей не слишком-то хотелось огласки, так ещё и каких-то капитанских барышень в известность ставить? Ну уж нет! - Можешь сказать отцу, вернее ты или даже я должны сказать это твоему отцу, а он уже сам решит, что с этим делать, но пожалуйста, никому больше ты говорить не будешь, пообещай мне - это было фактически требование. А что до еды - Без разницы, закажи, что хочешь - она пожала плечами. Есть вообще не хотелось, её просто уже тошнило от сегодняшнего дня.

+1


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Казино "Нихон" 20. 06 - 01.07 » Невозможное возможно (25.06.2016)