07.07.2018: Новость о НОЛФ ТВ. Все подробности в объявлении.

Мы приятный на вкус коктейль из шпионских игр, альтернативной истории и юмора. Основное внимание уделяем логике, бою и выполнению заданий - шпионских или диверсионных. 2016-й год. На карте сохранены СССР и ГДР. Могущественны США, ФРГ, Англия, Япония. Спецслужбы - не бездействуют, так как в ходу - гаджеты и интернет. Подписывайтесь в паблик. Если есть вопросы обращайтесь к ЦК НОЛФ или в гостевую книгу.
ДОСКА ПОЧЁТА
ДОСКА ПОЗОРА
НАША ГОРДОСТЬ
Допросы временно не проводятся

"Тут теперь, главное, поговорить с Аней без свидетеля Ивана Хоменко. Кстати, о разговоре с Аней Серёга вообще старался не думать. Кто его знает, что чувствует сейчас его любимая в сложившейся ситуации и что она устроит капитану Дубову после освобождения. Он, признаться, даже боялся немного." (с) Сергей Дубов

"Волнение стихло, после слов Дубова о том, что его отец сможет на раз решить исход ситуации. Только что-то подсказывало Хоменко, что генерал будет далеко не в восторге от услышанного, не так он скорее всего планировал провернуть эту миссию. Очередной плюсик в корзинку с названием "Презрение и нелюбовь к выпендрежнику Дубову". (с) Иван Хоменко

Вроде не от дурака рожала, сама не идиотка… Вот в кого она у меня такая простодырая и наивная? Дурочка романтическая… (с) Людмила Шевчук

"- Не понимаю, что люди в нем находят, только и знают, что губят себя и не более того. - Девушка и в самом деле не курила, да и к этому занятию относилась явно негативно. Просто не понимала, что все находят в этом занятии, какой удовольствие. Вот приводить себя в порядок, выглядеть красиво, совершенствоваться в чем-то – это удовольствие, а курение к удовольствию не относится, скорее это уничтожение собственного организма." (с) Кэтрин Уодли

"- Жрать хочу, - пробормотал Валерий, ввалившись вместе с Дубовым на кухню внутреннего двора. - Ведь нам мужикам что главное? Пожрать да выпить. Ну и титьку какую помять!" (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"Опять же, качественная банальность, поданная под другим углом, может быть той еще внезапностью." (с) Джарах "Сабах"

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

"Нет, этот образ никогда не надоест. Разыгрывать суматошную, неуклюжую женщину было забавно, интересно и не надоедало." (с) Глория Хадсон, НПС

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

" Хатори, конечно, лучший агент ЮНИТИ, но даже самые уникальные агенты стареют и даже у самых уникальных бывает плохое настроение на этой почве." (с) Исамо Хатори

"Мне всё ещё было не по себе. Главным образом от того, что я услышала слово, которое Анна сказала, находясь в полуобморочном состоянии. У меня перехватило горло. Я чётко поняла одну вещь: если сейчас ко мне приставят ствол автомата и потребуют, чтобы именно я сказала Анне о смерти её матери, я не смогу. Мамочка! Мамочка! Мамочка! Это слово, сорвавшееся с губ девушки не давало покоя. Сердце у меня защемило." (с) Зарема Окаева

"Резиновых или перчаток из латекса не было, а потому пришлось довольствоваться перчатками-мочалками, которые у всех в ванных комнатах." (с) Том Гудмен

"У Джараха Тому приглянулась книга на русском, в спальне немца Йозефа были права на другое имя – Маттиас Руссо, у итальянки, имени которой Том не знал, было много записок на русском, английском и немецком языках." (с) Том Гудмен

"*Том решает осмотреть отдавленную им ногу Глории, сидит перед ней на коленях и тянет руки, но его посещает мысль* Да, сложно поверить, но в Штатах в подобных ситуациях вероятность возмущений и фраз в духе «Маньяк!» где-то пятьдесят на пятьдесят. " (с) Том Гудмен

"*опытный маньяк агент Том продолжает настаивать на осмотре ноги и забалтывает Глорию, попутно размышляя* Американцу даже стало любопытно, льстит ли ей это или всё с точностью наоборот?" (с) Том Гудмен

" *Сильвия пишет мужу* Ты как бы не входишь в лигу богатых и знаменитых, как другие гости турнира..." (с) Сильвия Руссо

"...посмотреть кино или послушать водопад, а лучше просто посидеть в уборной, но долг обязывал заниматься ерундой и помогать убийцам и аморальным людям." (с) Томоё Камики

"...он уже сам не понимал где говорит правду, а где лжёт..." (с) Том Гудмен

"Нет, искать что-то в женской сумочке?! Даже секретному агенту не стоит этого делать и поберечь нервы." (с) Том Гудмен

"А ещё, даже у самой обычной представительницы прекрасного пола в сумке могут быть вещи, которые могут заставить подозревать её в самых тяжких преступлениях, а на деле окажется что она использует всё это в мирных целях..." (с) Том Гудмен

"И, как казалось Глории, блондинка была опаснее качков-шкафов, которые эдак третьим-четвертым предложением сообщали, что они работают у "самого..." телохранителем. В смысле, ходят в неудобных костюмах, темных очках и всем своим видом показывают, кто тут охрана." (с) Глория Хадсон

"- Получается, я в банях сперла простынь! Надо потом вернуть будет, - а то некрасиво получилось как-то. Стащить простынку у нее планов не было. А то их, наверно, и так считают очень, очень странными гайкокудзинами, в смысле иностранцами, - заходите." (с) Глория Хадсон

"Что не говори, а подослать щенка, чтобы познакомиться с девушкой- это очень необычно и остроумно. Обычно мужчины предпочитают какие-то банальности вроде неловкого вопроса о самой кратчайшей дороге к местной библиотеке, стоя от нее в двух шагах, избитых с длинной бородой комплиментов или аналогов дерганья понравившейся девушки за косичку. Во взрослом варианте это были "случайные " столкновения, заскакивания в переполненный лифт в последний момент и попытки, изображая внезапный приступ клаустрофобии, прижаться поближе. Удар локтем в солнечное сплетение Эмили на таких находчивых отработала до идеала." (с) Эмили Батлер

"Теперь ей стало как-то боязно, просто прохожий не сможет вот так ткнуть пальцем в небо и попасть в ГДР." (с) Анна Шевчук

"...и это дорога к больнице! - всплеснул руками я, - наверное для большей посещаемости: пока дойдёшь, уже нужно будет идти на несколько отделений сразу." (с) Юрий Куракин

"...если когда-нибудь встречу кого-нибудь из градостроительного управления Новосибирска, обязательно заставлю его пройти здесь посреди ночи без фонарика. Можно даже в заморозки." (с) Юрий Куракин

"А подальше от Новосибирска отдохнуть лет пятнадцать не хочешь?" (с) Юрий Куракин

"Бог, или кто там есть на небе (если есть, конечно) знает, как не хотелось мне, чтобы той медсестрой с вакциной оказалась именно Анна!" (с) Юрий Куракин

"...но по этой советской беде, - я кивнул на раздолбанную дрогу, - идти я вам, всё-таки, не дам. Не хочу, чтобы вас лечил здешний персонал." (с) Юрий Куракин

"Тишина, нарушаемая только урчанием не выключенного ещё мотора. Она смотрит в мои глаза цвета стали, а я в её - цвета горького шоколада." (с) Юрий Куракин

"Гипнотический взгляд? Да, возможно. Его глаза... они были такими красивыми, но такими холодными. Она словно оцепенела, даже дышать стала, кажется, через раз." (с) Анна Шевчук

"Слава Аллаху, это были лишь её мысли, иначе интимная связь со мной была бы для неё последней.))))" (с) Зарема Окаева

"Ему самому было не лучше и, может, он тоже хотел упасть в обморок и потом слёзно умолять о чём-то..." (с) Сергей Дубов

"Ты расстреляла мою совесть!" (с) Юрий Куракин

"А ворчать надо, а то как она узнает, что я все вижу, знаю, ругаюсь, но готов к компромиссам?" (с) Джарах "Саббах"

"Американцы честно врали нам." (с) Юрий Куракин

"Мужчина сказал, что Анна его девушка, но я не спешил тут же отдавать ему драгоценный груз." (с) Юрий Куракин

"Яркий свет настольной лампы выхватывал лишь нижнюю часть моего лица, но в остальной полутьме поблёскивали сталью глаза. Пока эта сталь только изучала, прикидывала, где лучше пробурить скважину для фонтана откровений." (с) Юрий Куракин

"Да за такую подставу я ему мозги взломаю, не то, что компьютер!" (с) Глория Хадсон

"Твой хрустальный мир легко разбить, а вот, построишь ли ты его вновь, не порезавшись о его осколки?" (с) Юрий Куракин

"Я полагаю, вы тоже когда-нибудь найдёте человека, с которым захочется просыпаться в одной постели, а не только ложиться в неё. Если, конечно, вы понимаете разницу." (с) Эмма Вудс

"Я хотела убежать от самой себя, а попалась в руки КГБ..." (с) Анна Шевчук

"Вот за что он лично не любил террористов, так это за отсутствие внятной базы. Чего ты хотел добиться? Как это должно было получиться из-за твоих действий? В чем смысл вашей борьбы? На эти вопросы они не могли ответить ничего, кроме невнятных лозунгов, осевших у них в мозгах." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Фахид-то, может, уже поумнел, раз выжил..." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Украдкой я смотрела на куратора, наверное, любуясь им. Сильный крепкий суровый восточный мужчина-воин. Меня привлекали такие, но у Джараха была особая жёсткая, притягательная власть." (с) Зарема Окаева

"Если истово верить в каждую, то в скором времени превратишься в дерганное существо с огромными перепуганными глазами и мешком соли в руках, как у Деда Мороза из русских сказок, ага. А, и для полноты образа две лошадиные подковы на шею для равновесия и четырехлистник клевера в кармашек. Представили?" (с) Эмили Батлер

"Понедельник тоже не был ни в чем виноват. Дурную славу ему обеспечили бурные выходные, из-за которых некоторые люди не успевали высыпаться и раздражались при наличии малейшего повода, чтобы выплеснуть дурное настроение на того, кому не повезет попасть им под горячую руку. Если повода не было, его придумывали." (с) Эмили Батлер

"...это кто же тебя так воспитал, что ты во время разговора со старшим уходишь?" (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его" (с) Джарах "Саббах"

"независимая, свободолюбивая женщина, привыкшая отвечать за себя сама, добровольно стала помогать террористам, для которых женщина не то, что не человек, даже хуже хорошего коня" (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"...иорданец дождался момента, когда девушка повернется к нему спиной и, быстро взяв в руки нож, вытянул руку, проводя кончиком ножа от затылка Заремы вниз, по позвоночнику, к плечам. Пока - не сильно, не дожимая едва-едва, что бы линия окрасилась кровью."(с) Джарах "Саббах"

"До какой степени физического воздействия мог зайти разговор, он пока и сам не знал. Калечить ее он точно не собирался, но взрывная чеченка могла повести себя непредсказуемо,..." (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его. А спорить с каждым, доказывая и объясняя почему у тебя так... времени не хватит. Коран учит и мудрости и терпению и вести себя достойно и примером показывать верность религии." (с) Джарах "Саббах"

"Дверца, висящая на одной петле, негромко, но противно скрипнула. Джарах резко пнул ее ногой, действуя как раз просто, грубо и потому, что захотелось и та грохнулась на пол." (с) Джарах "Саббах"

Девочкам, в конце концов, тоже надо развлекаться, а пялиться так откровенно и впрямь было нехорошо.(с) Джарах "Саббах"

Честно говоря, Силвия не сразу поняла мужа. Он вдруг изменился в лице, замахал руками и заговорил как настоящий надменный и самовлюблённый сноб. Ей, вдруг, показалось что и её супругу стало плохо, раз уж несёт такую чушь и даже захотела покрутить пальцем у виска, уточнив не "того"ли он. И вот, когда растерянная итальянка занесла руку для характерного жеста, взгляд случайно скользнул вниз по лицу мужа и застыл на груди. "Кристиан Мильсбах" - было написано на нём. Руссо сразу поняла поведение супруга и моментально проверила свой бейдж. «Герда Егер» - прочитала она.(с) Силвия Руссо

Настроение было не «айс»: план провалился, за столом они обсуждали месячные, а дорогое вкусное вино было пролито зря... *Или как испортить мужчине вечер*(с) Том Гудмен

Хотел же незаметно, тихо, без фейерверков и шума убраться. Аллах свидетель, хотел! И поспать хотел, но это уже детали, поспать можно и потом. Когда-нибудь.(с) Джарах "Саббах"

Она задумалась над тем, что если бы... А ведь у каждого много этих самых "если бы" в жизни. Если бы мы поступили по-другому. Если бы я не встретила этого человека. Если бы я сказала так, как надо было... Переведя взгляд на Эмму, она подумала, что эта девушка должно быть никогда и не жалела о прошлом. Хотя это вовсе не значит, что жизнь у неё была радужная. В терроризм не из-за хорошей жизни приходят. Здесь все, от директора до боевика первого уровня имеют свою особую трагедию в жизни. Люди все здесь какие-то больные... Не здоровые...(с) Фелисити Дюма

У него создавалось такое ощущение, что сама судьба ему специально тыкает носом, мол, смотри, у всех тут друзья есть, поддержка и прочее, а ты один. Ясное дело, что на себя проще рассчитывать в таком положении, но от этого все равно не легче.(с) Мортимер Кинг

Хоть тот и беспомощен в плане техники, только вот сам мужчина выглядел достаточно крепким, особенно по сравнению с щуплым подростком. Если бы дело дошло до боя, то Дилан не поставил бы за себя и один фунт. Убегать тоже смысла нет - догонит. (с) Мортимер Кинг

Получается, что Мортимер рос каким-то затворником раз не умеет водить машину, а это значит не красуется на крутой тачке перед сверстниками, не пропадает на незаконно организованных гонках и не курит марихуану на рок-концертах (или что там слушает современная молодёжь?!) (с) Исаму Хаттори

Этот день как всегда начался с ничего и ничем продолжался. Три дня назад я вернулась в Ленинград с не очень далёкого, но холодного русского Севера. Толи я привыкла к, даже летом холодному, магаданскому климату, толи лето в Ленинграде выдалось жарким, но сегодня было как-то особенно неуютно. (с) Рита Климова

- В данной ситуации "шестёрка", это не цифра "шесть". Это на фене... тьфу! На тюремном жаргоне означает прислуга. Понимаете? Человек, который делает всё, что пахан... ох.... - Климова-Климова, учи русский - полезен в общении с иностранцами, - что главный авторитет прикажет. Это я образно сказала. (с) Рита Климова

- Блядь, вам к мосту надо? - охренел малость лесник, глядя на двух мужчин, уходящих в какие-то дебри со своими рыбами. Джарах и Осипов одновременно кивнули. (с) Джарах "Саббах"

- Кого мы еще не задолбали? - спросил Джарах, - Местное НИИ? (с) Джарах "Саббах"

— Бу, — произнесла Томоё на ухо незнакомцу, встав для этого на носочки, и сразу после упёрла ему в живот ручку так, чтобы гарантировано ощутил её острый кончик. — Не советую дёргаться, иначе узнаешь, что чувствуют тараканы, когда они становятся лишние в доме. — Говорила она на английском и с милой улыбкой, и благо благодаря станции не приходилось перекрикивать шум. — Где вы остановились, куда едите? Быстро выкладывай! (с) Томоё Камики

И с Томоё даже чай пить и разговаривать о других странах интересно и приятно. За годы службы в ЮНИТИ Хаттори слегка подзабыл что бывают такие моменты когда чувствуешь себя так счастливо, спокойно, расслабленно и понимаешь что ничего больше не нужно в этой жизни. (с) Исаму Хаттори

Манни горько усмехнулся. И зачем только он согласился на работу охранником в Штази? Столько лет провёл в пограничной службе и всё было спокойно, но тут временно ему прислали распоряжение поработать в головном офисе. Оказали честь, понимаешь. Да уж, честь... (с) Манни Хаупт

В конечном счёте, поскольку физическое насилие проявлять было не желательно, место-то публичное, Томоё пришла к забавной по её мнению мести. Она уменьшила давление ручкой и свободной рукой тихонько пошаманила с брюками. А именно расстегнула все пуговицы и значительно ослабила ремень, чтобы при любой попытке пойти, штаны в тот час же отправились на пол. <.....> А дальше Томоё и вовсе отступила, благо люди как раз взялись выходить, и появилось куда. Ей стало интересно, как долго он собирался спать и, конечно же, захотелось посмотреть, как грохнется, запутавшись в своих штанах. Даже фотоаппарат подготовила, чтобы сделать пару хороших снимков. (с) Томоё Камики

Всё же он солдат, а не какая-нибудь истеричная и чувствительная барышня. Да, несправедливо. Да, мерзко и низко... Но служба редко бывает справедливой и на благо. (с) Манни Хаупт

...что остаток дней придётся проходить в мокрой обуви и носках... (с) Том Гудмен

Ну, подходящий отклик на заявку, это как дроби, приведенные к общему знаменателю, а мы - дополнительные множители. Я - с заявкой, соигрок с какими-то деталями для дополнения. Внутри отыгрываемых историй могут быть и ссоры, и проблемы, и несчастья. (с) Маттиас Руссо

Да и Томоё вновь пришлось отпрянуть, но в этот раз уже от внезапного крика. Ох, и нашла профессора... мистер обламывающий пугач. Тут аж стало жаль его студентов, успокоительное, наверное, прочно вошло в их жизни. Но ничего карма настигла и его, и мистер Обломись обломался сам, позабыв кого-то в поезде. Над чем Томоё в душе хорошо посмеялась. (с) Томоё Камики

— Духов нет, но есть сигареты... Может сгодиться? Говорят, капля никотина убивает лошадь, - Руссо помахала пачкой "Честерфилда", — Вам тут на целую конницу хватит! (с) Сильвия Руссо

- За кого ты меня принимаешь? - оскорбилась Аня, сама от себя того не ожидая. (с) Анна Шевчук

- И как выглядит банный день изнутри? (с) Анна Шевчук

— Терпите, мистер Гудмен. Вы же профессионал! А покрашу я вас перед самой поездкой, чтобы и борода, и усы, и волосы, и брови - всё, одним словом, было тёмно-русым цветом.
— Спасибо хоть ресницы красить не будете… - пробубнил под нос Томас, но его бубнёж был услышан. — Кстати! И ресницы, - вскоре было добавлено собеседником.
— Понятно, - Гудмен встал со стула и спешно пошёл к выходу. — Я пошёл, пока вы мне ещё что-нибудь не решили покрасить. (с) Том Гудмен

Я же лампочку-то прострелила, когда на меня нападать стали. Единственный раз в жизни попала, представляешь? (с) Рита Климова

Даже тут Рита умудрилась найти хорошую сторону. Это уметь надо! (с) Сильвия Руссо

Может, конечно, общий унитаз на пяти квадратных метрах и сближает, но для медсестры это было несколько непривычно... (с) Анна Шевчук

Конечно, он бы любил Стива будь он бестолочью, постоянно сбегающей без причины, питомец всё-таки. (с) Том Гудмен

И как только стало понятно что нет, не оглушил, американец решил ответить, но не забирать у девушки пса. Ведь чем больше он пробудет у неё на руках, тем дольше они проговорят - элементарно же, ну! (с) Том Гудмен

- Потеряли в тот момент, когда так неожиданно исчезли, - американец помог себе жестами, чтобы передать насколько неожиданным был для него её “нет” и внезапный уход. - Буквально растворились в воздухе… (с) Том Гудмен

...не хотел чтобы она решила что он правда за ней следит или намекать на то что он искал её по всему аэропорту (это, конечно, очень романтично, но глупо)... (с) Том Гудмен

...в глубине души Томас очень надеялся (просто, очень-очень надеялся) на то что вся это сцена с молодым человеком ему почудилось: кондиционер в ресторане, вода с примесью грибов - всё что угодно, но главное что сейчас рядом с ней никого не было. (с) Том Гудмен

Тут люди или слишком пьяные чтобы понять о чём речь, или слишком глупые, раз готовы в тридорого переплачивать за котлету по-киевски. (с) Сергей Дубов

- Скажите пожалуйста, товарищ майор, а взрывчатку она на рынке приобрела? По розничной цене? Вот, как раз после того как купила фрукты? (с) Сергей Дубов

Чего уж там, раз сам товарищ майор тебя поставил в один ряд с Аль-Каидой. Они башни-близнецы взорвали, а ты больницу. (с) Сергей Дубов

Лента Rusff
Prologue. The Power of Imagination Daring life: NEW YORK Loves You


» NOLF в VK » NOLF на Photoshop: Renaissanse » NOLF на Мийроне » NOLF на Live Your Life » NOLF на White PR » NOLF на ТАНКЕ » NOLF на ЗЕФИРЕ » NOLF на COFFEE BREAK » NOLF на APTiSHOK » NOLF на Едином форуме поддержки » NOLF на Каталоге ролевика
ТОПЫ
Рейтинг форумов Forum-top.ru
*жми каждый день!
БАННЕРЫ

Ничто не вечно | Nо One Lives Forever

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Казино "Нихон" 20. 06 - 01.07 » Невозможное возможно (25.06.2016)


Невозможное возможно (25.06.2016)

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

Что: Юрий ознакомился с информацией по доверенному делу и готовится к предстоящей поездке, а Аня пытается смириться со смертью матери, спасаясь уединением. Вот так внезапно и совершенно случайно два незнакомых человека могут встретиться, даже не подозревая насколько много одному из них известно о другом...
Локации: улицы Новосибирска, возможно больница
Участвуют: Анна Шевчук и Юрий Куракин (позже появляется Сергей Дубов)
Конец: а куда кривая выведет...
Погода: для июня довольно холодно (+15-+17), но солнечно, небо ясное.

Отредактировано Анна Шевчук (12.11.2017 21:46)

0

2

Внешний вид

http://wlooks.ru/images/article/cropped/337-472/2016/09/beloe-plate-kruzhevnoe-61.jpg

Аня выбежала из больницы, словно за ней кто-то гнался. А может и гнался, Серёга, например, она не смотрела назад. Не оглядывалась. Не хотелось верить, что всё действительно правда, что всё происходит на самом деле. Она просто отказывалась принимать эту действительность. Пусть. пусть она ведёт сейчас себя словно маленький ребёнок. Пусть так. Но она не может вот так просто принять всё как есть. Не хочет. Нет сил... Девушка бежала вперёд даже не думая о том, что снова заблудится и о том, что совершенно не знает города, не умеет ориентироваться. Не думая о том, что там сейчас делает Серёжа. Да она даже элементарно не знала что делать дальше, где хоронить маму, увозить ли в Омск и как? Нет, она не готова даже думать об этом сейчас. Вообще. Ни к чему она не готова. Только бежать вперёд и смотреть в даль сквозь потоки слёз, закрывая ладонью губы и жмуря глаза. Как дальше жить? Во что верить? Что дальше делать? Как быть? У неё больше никого нет в этом мире кроме Серёги. Одновременно радостно от того, что есть хотя бы он и грустно от того, что за самим Серёжей порой нужен глаз да глаз.

Надолго её естественно не хватило, темп постепенно начал спадать. Последний раз она так резво мчалась от бешеного слона в Индии и то её волок за собой Ванька. Теперь же силы на исходе и она сначала бежит чуть медленнее, а потом и вовсе замедляется до шага, но не останавливается. Будто бы от своих проблем она сможет уйти. Так хочется в такие моменты громко-громко закричать или хотя бы просто завыть от боли, которая внутри. Её ни с чем не спутать. Это не рана, которую можно заклеить пластырем и она станет менее подвижной, это что-то что никогда не затянется и ничем не залечится. Да, все мы не вечны, но почему сейчас? Еще было слишком рано, она ещё не готова была отпускать, она даже не успела попрощаться...

Жутко несправедливый мир. Аня вышла на какую-то площадь и просто шла прямо, обнимая саму себя за плечи. Слёзы уже успели высохнуть, но от факта их бывшего присутствия всё равно становилось как-то зябко. Она шла даже не смотря по сторонам, резко утратив интерес ко всему происходящему. Всё окружающее пространство было неким фоном, она не могла разобрать даже голоса, всё сливалось в единый гул. Примерно до того момента пока мимо неё не пронеслась стая ребят на велосипедах, лавируя между людьми, и один из них не потерял управления, сбивая девушку с ног. Аня хотела увернуться, но слишком была занята своим страданием и поздно среагировала. В итоге она зацепилась ногой за бордюр и завалилась на землю, чувствуя лишь дикую боль в ноге. Но, пока она морщилась от этого осознания, парни удрали, даже не извинившись. Шевчук попыталась встать на ноги, но было слишком больно и она стала ощупывать ногу на выявление источника боли...

+1

3

Внешний вид

https://bashny.net/uploads/images/00/00/45/2013/11/13/ebed6cd982.jpg

Я находился в Новосибирске уже неделю и не мог дождаться возвращения в Москву.  Мне не нравились маленькие города.  Хотя Новосибирск был не очень маленьким, но всё равно мне было неуютно.  Хотя, на что я жалуюсь?  Двухкомнатная квартира, выделенные комитетом деньги, не особенно сложная работа.  Как барышня, ей-богу, -  пронеслось у меня в голове, когда я, поправив очки и поудобнее перехватив пакет с продуктами, вышел из гастронома.  День был не очень жарким, но почему-то именно сегодня хотелось, чтобы он поскорее закончился.  А ведь ещё нужно разобрать кучу бумаг.  И Хаупт этот...  Нагородил по самое не балуйся, а нам разгребать.  Предстоящая поездка в ГДР отнюдь не радовала:  придётся вести допрос человека, судя по материалам дела, абсолютно аморального, которого не то что за стену, в Штази на работу пускать нельзя.  Но это потом. 
    Задумавшись, я едва не столкнулся с весёлой компанией ребят, которые едва не снесли меня.  Я вовремя отпрянул и спрятал за спину пакет с продуктами, чтобы у меня не выбили его из рук -  всё-таки там на ряду со всем остальным, была и стеклянная тара.  А вот что я точно заметил, так это сидящую на асфальте девушку:  морщась от боли, она потирала ушибленную ногу.  Или подвернула, -  снов проскользнула мысль.  И можно было бы пройти мимо, предоставив девушке самой разбираться со своей проблемой.  Но я был не настолько законченной сволочью, потому, подойдя к симпатичной пострадавшей, тронул её за плечо, призывая обратить на меня внимание:
- Вам помочь?  Что с вами случилось?
Голос у меня был твёрдый, но вполне располагающий и даже добрый.  Какая роскошная обманка для обвиняемых и недругов!  Но ведь эта девушка не подходила к обеим категориям, потому говорил я с ней вполне искренне, без подвохов.  Наклонившись, я поднял с дороги её сумочку, которую легко могла переехать машин7а и, стряхнув с неё пыль, подал девушке:
- Держите.  Давайте руку.
Я протянул пострадавшей руку, чтобы помочь подняться, так как, судя по выражению её лица, с ногой у неё было что-то серьёзное.

Отредактировано Юрий Куракин (30.10.2017 00:03)

+1

4

Аня думала только о том, что на плохие дни ей везёт... То в Индии их сначала грабят, потом её похищают, а потом за ними гонится слон, но там в конце хотя бы клад был. А здесь она толком не успевает попрощаться с мамой, теряет её уже навсегда и теперь вот даже подняться не может из-за неприятной боли. Однако именно этот день сделать лучше не сможет уже ничто, она была уверена в этом. Даже когда проходящий мимо мужчина, приятной внешности, решил не оставаться безучастным к беде, сидевшей на земле в белом платьице, девушки. Она живенько обернулась на его касание. А может ли он как-то помочь, если к её душевной боли теперь добавилась ещё и физическая. Оптимистка Шевчук редко прибывала в таком унынии, да почти никогда. Даже когда Сержик отлупил её она не падала духом. А теперь...

Девушка скорее инстинктивно посмотрела в сторону удаляющихся с места преступления виновников, но привычно, без злобы, а потом вернула взгляд незнакомцу - Я оступилась и... кажется ногу подвернула - не стоит обвинять кого-то другого в своих бедах. Сама была невнимательна, сама не отпрыгнула вовремя, сама оступилась и упала. Всё сама. И без разницы, что они носятся как угорелые на своих великах и дальше носа ничего не видят порой. Аня действительно считала иначе. Кажется за её наивность её все и любили. Может быть, с такими людьми, говорят, гораздо легче в общении.

Аня взяла сумочку из рук мужчины - Спасибо - с благодарностью кивнув и протянув ему руку. Подняться самой ей было больновато и неудобно, да и с его помощью она смогла опереться лишь на одну ногу - здоровую. Вторую оставила чуть на весу. Даже попробовала ступить на неё, но тут же поморщилась и снова слегка подогнула, пару раз подпрыгнув на другой ноге, чтобы отвлечься. - Спасибо большое - убирая от него руку, дабы больше не задерживать, она допрыгала до ближайшего фонарного столба (благо он был совсем близко) и облокотилась на него, начиная оглядывать ближайшие здания на предмет наличия аптеки. И только когда заметила что-то подобное вспомнила, что все деньги, что были у неё в сумочке она спустила на фрукты и орехи для матери. Но на всякий случай, снова поверив в лучшее, она порылась в сумочке. Всё именно так. Вот же проклятье... только она могла так глупо вляпаться. А ведь она и куда идти теперь не знает. До гостиницы прыгать или больницу искать? А что в каком направлении?  - Простите, а вы не подскажите в каком направлении ближайший травмпункт или хотя бы гостиница - и она сказала название искомой, обратившись к тому же мужчине, который почему-то всё ещё стоял неподалёку.

Отредактировано Анна Шевчук (30.10.2017 06:26)

+2

5

Я видел, насколько трудно было девушке подняться.  Она честно попыталась встать на вывихнутую ногу, но стало только хуже.  Мне пришлось обнять её одной рукой за талию, чтобы не дать упасть.  Ну не могу я её тут так оставить.  Она ведь даже до аптеки сама не дойдёт.  А ну как милиция остановит!  Решат, что пьяная -  менты они такие.
- Знаете что, у меня машина здесь недалеко, в ней есть аптечка.  Я сделаю вам перевязку, а потом отвезу в гостиницу, хорошо?
Конечно, я рисковал получить незамедлительный отказ, ведь со стороны ситуация выглядит довольно двусмысленно:  красивая девушка в коротком платье, которую крепко держат за талию, да ещё и предлагают пройти в машину.  И делает всё это совершенно незнакомый мужчина.
- Вы не подумайте ничего дурного, -  улыбнулся я, взглянув девушке в глаза, в которых, как мне показалось, витало сомнение, -  я не сделаю вам ничего плохого и приставать к вам тоже не собираюсь.  Ой, мы стоим почти на проезжей части.
Я сказал это очень вовремя, потому что за моей спиной с бешеной скоростью пронеслась сначала пожарная машина, потом машина милицейского патруля.  Ни говоря ни слова, я подхватил девушку на руки и быстро отнёс от опасного перекрёстка.  Всё ещё продолжая держать её на руках, я спросил:
- Не возражаете, если я донесу вас прямо до машины?
Девушка была очень лёгкой, поэтому мне не составляло никакого труда держать её на руках.  Приглядевшись, я понял, что она была очень красивой, изящной и нежной.  Воображение непонятно почему нарисовало её в свадебном платье западного образца, идущей к алтарю под руку с таким же красивым молодым человеком в белом костюме.  Я коротко тряхнул головой и снова посмотрел на девушку.  По-моему, я её где-то уже видел...  Но где?  Здесь, в Новосибирске?  Да, вроде нет.  В Москве?  Я не мог вспомнить, но нутром чувствовал, что я уже видел эти волосы и это лицо.  Улыбку.  Как будто бы даже она была в чём-то белом:  пальто или плащ.  Или пиджак, или...  Да нет, показалось, наверное, -  решил я и улыбнувшись, спросил:
- Ну что, идём?

+2

6

Прохожий оказался даже очень заботливым и милым, помогал и поддерживал как мог. И во взгляде было такое искреннее переживание. Не каждый так может, наверно. Гораздо проще пройти мимо, ведь он тоже шёл не бесцельно. Пакет в руках, наверняка у него были какие-то планы. А тут незапланированная возня с совершенно чужим и посторонним человеком. Мог вполне сделать вид, что сделал всё возможное и удалиться, но он предлагает дойти до машины, сделать перевязку и подвезти её до гостиницы. Поразительно удачный случай, но Аня естественно замешкалась. С одной стороны ей действительно больно, с другой же она чувствовала себя обузой. И она правда хотела отказаться от помощи, но мужчина опередил. Пытался убедить её в том, что предложение безопасно. - Что вы, у меня и в мыслях не было так подумать о вас, просто это как-то неудобно - забавно, но она даже не подумала об этом. Слишком непредусмотрительно для девушки, которую не так давно сумел похитить и связать слепой...

Пока она думала о том как правильнее всего поступить мужчина подхватил её на руки и она только успела заметить как мимо пролетают машины. Внимательность к окружению явно не её конёк. Однако даже оказавшись в чужих руках, опасности от мужчины она не ощущала, а может Аня просто не умеет разбираться в людях, как знать. Пока он нёс её куда-то в сторону она была немного растерянной и совершенно не понимала, что делать дальше. Она не привыкла принимать настолько серьёзных решений, обычно они ложились на плечи Серёжи, но его рядом не было. Она сейчас совсем не в том положении чтобы долго думать, идти Шевчук не может, а сейчас её готовы нести на руках до машины, где есть аптечка. Было бы глупо отказываться, да и он уже дважды уточнил, вдруг третьего не будет? - Меня Аня зовут - выдала она вместо ожидаемых да или нет и, мило улыбнувшись, пояснила - Просто мне как-то странно не знать даже имени того кто будет нести меня на руках до машины - вот такое своеобразное позволение. Правда она очень рассчитывала получить помощь с перевязкой и более не задерживать отзывчивого мужчину.

+1

7

Наверное я становлюсь сентиментальным (или просо старею), но девушка оказалась такой забавной, что я не мог не ответить на её улыбку.  Видели бы меня коллеги со стороны, решили бы, что мне нужен отпуск, -  подумал я и ответил:
- Вам очень идёт это имя.  Меня зовут Юрий.  Вам можно просто Юра.  Простите, что не могу пожать вам руку -  мои-то заняты.
Засмеявшись, я покрепче прижал девушку к себе, чтобы она перестала бояться меня и расслабилась, и широким шагом направился к жёлтым "Жигулям", которые стояли за поворотом.
    Донеся девушку до машины, я бережно спустил её с рук и помог сесть на заднее сидение.
- Снимите туфлю, я сейчас.
Оббежав машину, я открыл дверцу водителя и, достав из "бардачка" мини-аптечку, вернулся к девушке.  Её лодыжка так распухла, что страшно было даже прикасаться, под кожей уже наливался гематомный синяк.  Присев на корточки, я бережно коснулся Аненой ноги, чтобы определить место, куда нужно накладывать эластичный бинт.  Мда-а...  Вывихи я вправлять не умею -  только делать.  Ей бы лёд приложить...  Я огляделся по сторонам, чтобы понять, что у меня есть холодного.  Посмотрев в пакет с едой, я засмеялся, потом пояснил удивлённой Ане:
- Видите ли, вам нужен лёд, а у меня есть только это.  Вы не против? -  я достал из пакета с продуктами холодный кусок говядины и продемонстрировал его девушке, -  Ещё раз прошу прощения, но это единственный холодный предмет под рукой.
Анна особенно не сопротивлялась, поэтому я сначала аккуратно намотал обычный марлевый бинт, затем приложил к лодыжке холодное мясо, потом стал аккуратно накладывать эластичный бинт.  По временам я поглядывал на девушку, чтобы по выражению лица понять, не доставляю ли я ей лишней боли.  И, всякий раз, как я смотрел на неё, меня начинало терзать ощущение, что я уже видел это лицо.  Анна... Анна... Аня, -  мысленно повторял я.  На секунду я даже прикрыл глаза.  Точно!  Видел!  Видел, но где?  И даже как будто знал фамилию, которая начиналась толи на "ш", толи на "щ", толи эти буквы вообще были в середине.  Или их там вообще не было.  Или высыпаться тебе надо, Куракин!  Однако, я всё же задал мучивший меня вопрос:
- Скажите, Анна, а мы не могли с вами раньше не встречались?  Мне очень знакомо ваше лицо, но никак не могу вспомнить, где я мог вас видеть.  Вы местная?
Чёрт побери!  Звучит как допрос.  Но ладно, тон у меняя вроде мягкий, вот ещё улыбнусь для смягчения ситуации.  Я действительно улыбнулся и, закрепив бинт, сказал, подав девушке руку:
- Попробуйте встать, чтобы проверить, не затечёт ли нога.

+1

8

Девушка рассмеялась, отмахнувшись - Вы знаете, просто Юра, это ничего - без пожимания руки они точно обойдутся, как-то пришлось пропустить этот этап, кажется, он уже несёт её на руках к своей машине. Такие... быстро прогрессирующие взаимоотношения у них выходят. Он так бережно нёс её, словно маленького ребёнка, казалось даже, что она какая-то невесомая раз ему это с такой лёгкостью даётся. Но всё же когда она оказалась уже на земле, хоть и на одной ноге, ей стало спокойнее. Тем более мужчина помог ей усесться в авто. Аня послушно стянула туфлю, оставив её на земле, и следила за его передвижениями. Едва ли он повезёт её в тёмный лес в багажнике, действительно ведь бежит с аптечкой.

За его действиями с её ногой она тоже следила максимально внимательно, всё же она сама умеет делать перевязки. Кстати да, почему она просто сама не попросила бинт? Перевязку самой себе делать не слишком удобно, но всё же она итак слишком его обременила. Но почему-то она молчала и не могла сказать даже слова, он так старался не причинить боль и что-то искал, что это практически завораживало. Вот есть всё же на свете добрые люди. Она даже не сразу поняла, что он что-то хочет сказать ей. Услышала лишь "вы не против" и помотав головой ответила - А, делайте со мной что хотите - а когда она поняла, что хочет он приложить к её ноге продукт то рассмеялась снова. Вот это находчивость, честное слово. Со всей этой бедой она почти позабыла о том, что произошло совсем недавно, но именно сейчас, задумавшись об это (видимо потому что холод немного отвлёк от боли) она снова помрачнела. Вот даже замкнуться в себе без неприятностей она не может, какая жалость. Боли она почти не чувствовала, по крайней мере никак не выдавала её, оставаясь погружённой в свои мысли.

После его вопроса Анна немного задумалась, слегка прищурившись, изучала черты лица Юрия. Могли ли они видеться... Нет, очень сомнительное предположение. - Нет, точно нет - девушка чуть улыбнулась, поясняя свою уверенность - У вас такие черты, я бы точно вас запомнила - так бывает, у неё вообще неплохая память на лица, как выяснилось на практике в больнице. Всех пациентов она должна была запоминать по имени и отчеству, естественно и на лицо тоже. Ей это далось довольно легко. Её вообще любили в больнице. - Я из Омска. А вы... вы местный? - он был на машине и так уверенно предложил её подбросить до гостиницы... человек, города не знающий едва ли вызвался бы искать что-то наугад. И в отличии от Юры ей вопросы подозрительными не показались. - Знаете, бывает когда у человека какие-то распространённые черты лица, вот видишь его и он кажется знакомым, а вы никогда раньше не встречались. Может быть у меня так же - сразу же предположила она возможный вариант, пожимая плечами и послушно вставая на ноги, тут же приподнимая пяточку больной.

То ли наболело то ли просто состояние у неё такое напряжённое, что боль терпеть нет сил. - Вы хорошо перевязали, правильно - она чуть присела, немного поправляя бинты по ощущениям. Он боялся больнее сделать, она же к себе безжалостна, даже разок поморщилась, но зато всё лежало чётко. - Я медсестра, перевязок этих сделала - снова выпрямляясь, она глазами очертила верхний полукруг, улыбнувшись. Даже для её возраста она сделала их немало пока практику проходила, да и на базе, нет-нет да кто-то что-то вычудит... Попытавшись опять встать на ногу, она чуть зашипела и снова чуть приподняла её, дааа, так она сама никуда не дойдёт. А вдруг какая-нибудь трещина. - Спасибо, вы мне очень помогли. Не знаю что бы я без вас делала - так бы и стояла там пока боль не утихнет... так себе перспективы. - Мне очень неудобно просить вас, но... не могли бы вы всё же довезти меня до больницы. Хочу удостовериться, что это действительно лишь вывих

+1

9

- Делать с вами всё, что захочу?  Никогда не говорите такого незнакомцам, -  сказал я хоть и с улыбкой, но взгляд мой был донельзя серьёзен.
Видно было, что Аня была открытым, чистым и светлым созданием.  Верующие называют таких ангелами во плоти.  Но я был атеистом, потому просто сравнил её с красивой принцессой из какой-нибудь сказки:  добрая, несомненно любящая всех и вся.  Но, такая знакомая!  Странное ощущение снова не давало мне покоя.  Однако, Анна сказала, что мы точно не могли видеться раньше.  Она также как и я пыталась вспомнить, но...  Когда она упомянула мои запоминающиеся черты, я улыбнулся -  не сколько ей, сколько самой ситуации:  майор КГБ с запоминающимся лицом, ну не смешно ли?
- Это считать комплиментом?  Или я такой урод, что не забудешь?
Вообще-то я не отличался открытостью и радушием и, большую часть своей жизни был "мрачным персонажем", но в обществе Анны почему-то хотелось шутить и смеяться.  Разговаривая с ней, я чувствовал, как спадает дневное напряжение и уходит усталость, но циничные мысли иногда, нет-нет, да и проскакивали:  в Комитете ей бы цены не было.  Почти "медовая ловушка" -  деморализует любого противника одной только улыбкой.  Но с её открытость ей, наверное, трудно в жизни -  подлецов притягивают добрые люди, на которых можно паразитировать.  Девушка сказала, что она из Омска.  Я ни разу не был в Омске, поэтому всё, в принципе, сводилось к тому, что моё де жа вю вызвано обычной усталостью.
- Нет, -  ответил я на встречный вопрос, -  я москвич, а здесь просто проездом.
Естественно, я не стал уточнять, сколько длится мой "проезд".  Вообще, чем меньше она знает, тем лучше.  А-то ещё напугается -  нашей Конторы многие боятся.  И не зря, -  подумал я, улыбнувшись собственной мысли.
    Наконец, Анна встала на больную ногу и тут же болезненно поморщилась.  Я тут же приготовился, чтобы поймать её, если она начнёт падать.  Вот уж чего я не ожидал, так это дальнейшего хвалебного замечания.  Поразительно, но я смутился!  Где видано, чтобы Юрий Куракин смущался в присутствии женщины?  Однако, это случилось!
- Ощущаю себя студентом медицинского колледжа, -  признался я, а потом улыбнулся, -  значит, мне "отлично"?  Зачёт по оказанию первой медицинской помощи сдан?
К слову сказать, зачёт о оказанию первой медицинской помощи в спецшколе КГБ у меня, действительно, был сдан на "отлично".  Я уже открыл рот, чтобы спросить у Анны, не связана ли она с медициной, как она сама назвала свою профессию.  Медсестра, работает в больнице...  Анна Ш... Щев...  Тьфу, что ж такое-то?
- Хорошо, я отвезу вас в больницу, -  сказал я, открывая перед девушкой переднюю дверцу, -  здесь вам будет удобнее.
Улыбнувшись, я помог ей сесть, а сам обошёл машину и сел на водительское сидение.  Мы ехали медленно, потому что подпрыгивающая на плохо асфальтированной дороге машина могла вызвать дискомфорт у Ани, отдаваясь в повреждённую ногу.  Ехали молча.  Но я никак не мог сосредоточиться -  мешали образы, яркими вспышками встающие перед глазами столь ярко, что  едва ли не застилали то, что я видел физическим зрением:  мой кабинет, стол, яркий свет лампы, разложенные на столе бумаги.  Они всегда лежат ровно, а тут...  Дело Хаупта.  Текст, текст "...вызывал на конспиративную квартиру женщину лёгкого поведения... ... ...Помог совершить побег...  Содействовал в помощи кражи вакцины русской медсестре..."  Медсестре...  Я повернулся к Анне:  чёрные, слегка вьющиеся волосы...  А ведь в деле Хаупта были фотографии!  Японка -  это сразу мимо.  Ночная бабочка -  её описания нет в принципе.  Медсестра...  Тёмные волосы, глаза...  Я успел дать по тормозам за секунду до того, как наперерез машине побежала кошка.  Кошке-то ничего -  как шла себе по дороге, так и пошла дальше, а вот мы с Аней едва не врезались головами в лобовое стекло.
- Аня, а вы, когда-нибудь были в ГДР? -  вместо извинений спросил я таким тоном, будто это был самый важный в жизни вопрос.

+1

10

- Простите - осеклась Аня, уже подумав, естественно после того как сказала - Вы правы, просто у меня сегодня какой-то не слишком удачный день - возможно и пояснять было не нужно, он ведь бинтовал ей подвёрнутую ногу. Но дело ведь было не только в этом. Ей не хотелось вызывать сочувствия или жалости, хотелось лишь чтобы мужчина понимал, что она не в том состоянии чтобы думать о чём-то кроме. А то ещё решит, что нарвался на сумасшедшую. Дальше она старалась говорить как можно ровнее - Я ведь приехала сюда к маме, сразу как узнала, что она больна. Сегодня я пришла повидать её после долгой разлуки и... она умирла у меня на глазах - Шевчук тяжело вздохнула и слегка запрокинула голову назад, чтобы не расплакаться. Только этого сейчас и не хватало. Незнакомец уже донёс её до машины, оказывает ей первую помощь, а если ему ещё придётся и сопли ей вытирать то она точно от стыда сгорит.

- Что вы, ни в коем случае, я ведь совсем не это имела в виду - замотала головой Аня, краснея за то что так неоднозначно высказалась - Это определённо комплимент - это наверняка выглядело ужасно нелепо, по крайней мере сейчас она именно так себя ощутила. Он сообщил, что из Москвы, она не стала уточнять как он оказался здесь, чтобы мужчина не почувствовал себя словно на допросе. Она не была там ни разу. Её жизнь фактически замыкалась на базе, куда она рванула за Серёгой из Омска. Ну и буквально недавно ей удалось побывать в ГДР и в Калькутте, сейчас в Новосибирске, но он точно оставит в её душе печальные воспоминания, вот и вся её география. В целом она не страдала от этого, её всё устраивало. Рядом любимый мужчина, самый лучший и самый близкий друг и мама... была...

А его реакции она приятно удивилась. Ей не довелось видеть его в компании мужчин или женщин, она видит его впервые. И его поведение характеризует его как весьма приятного, красивого, доброго мужчину, не лишённого чувства юмора - Простите, я не хотела вас смутить - в хорошем, конечно, смысле - Но зачёт вы однозначно сдали на отлично - с некой даже важностью ответила она, словно получила право давать такую оценку. К счастью (или нет), Юрий был не прочь подбросить девушку до больницы. Она села на предоставленное место и, как положено отличнице, сразу же пристегнулась. - Спасибо вам ещё раз, я даже не знаю как могла бы отблагодарить вас - ну это и не удивительно. Она и Харуку тогда не знала чем порадовать, но ей хотя бы была оказана медицинская помощь подручными средствами, а тут даже стыдно. Она сказала это как только мужчина сел на водительское кресло, а после старалась молчать, чтобы не отвлекать его от дороги.

По пути девушка смотрела в окно и старалась ни о чём не думать, но получалось это с трудом. Она уже столько раз пожалела, что поехала в этот отпуск. Да, такая награда, но зато она была всё это время так далеко, а смерть так близко. Но она восхищалась Серёжей, он раскрылся ей с совсем новой стороны и эта его сторона Аня нравилась. Такой серьёзный, деловой, она как сейчас помнит с каким видом он сидел в кабинете отца. Всё это время он был рядом с мамой и заботился о ней. Не подумала бы никогда, что с его безответственностью такое вообще возможно, а оказывается ещё как! Он молодец. Она им гордится. Кошку, как положено пассажиру, она даже не заметила. Да и сообразить то не успела что произошло, лишь только упёрлась рукой в приборную панель, чтобы не прилететь лбом в лобовое стекло.

Шевчук сразу же повернулась к Юрию и хотела уже спросить в порядке ли он как тот словно выстрелил в неё совершенно неожиданным вопросом. По спине пробежал холодок и Аня задумалась. Она точно не помнит его, совершенно. - Да - они останавливали с Серёжей чуть ли не каждого прохожего, но даже если бы среди них был он то её бы тоже мучили сомнения, но сомнений не было - она видит его впервые. И тут ей захотелось сквозь землю провалиться. Она ведь сбежала и украла ту вакцину, пропади она пропадом. Она должна была всё тихо и мирно забрать, но получилось-то шумно и очень незаконно. Теперь ей стало как-то боязно, просто прохожий не сможет вот так ткнуть пальцем в небо и попасть в ГДР. Он явно или видел её или что-то знает. А может это не такое уж и совпадение эта встреча в Новосибирске москвича и омички.

- Мы виделись там? - осторожно поинтересовалась она. Могла ведь соврать. Могла. Но раз она ему уже казалась знакомой то он рано или поздно вспомнит и поймёт, будет только хуже. Да и не по совести это как-то. Нечестно. Он для неё всё, а она даже саму себя в благодарность не выдаст что ли? Серёжка бы точно что-нибудь придумал, но Аня была слишком прямая для таких вопросов в лоб. Ну вот куда она опять вляпалась? Что за магнит для приключений в неё вшили?

+1

11

- Да, мы там встречались, разве не помните?  Я вспомнил, где видел вас!  При въезде!  Не вспоминаете?
Ложь чистой воды.  В 100 школе КГБ учат импровизировать в любой ситуации, да ещё так, чтобы Станиславский трижды сказал "верю". Со стороны всё выглядит натурально и естественно, но внутри нарастает такое напряжение, что я с трудом могу усидеть на месте.  Наблюдательный человек сможет заметить моё волнение лишь по тому как сильно пальцы сжали руль.  Но, мало ли от чего пальцы руль сжимают.  Может, мне свело ладонь судорогой или...  Не важно, что за "или", главное, что я сейчас смотрю Ане прямо в глаза.  Очень не хотелось бы поймать себя на том, что взгляд стал жёстче, чем нужно в данной ситуации.  Профессиональная привычка, выработавшаяся за много лет как безусловный рефлекс.  Чёрт побери!  Ты что делаешь, Куракин?  У неё мать умерла, а ты...  Я отвернулся и провёл ладонью по лицу, будто смывая что-то.  Когда я заговорил снова, голос мой был уже намного мягче:
- Простите, Аня, -  извиняющимся тоном сказал я, чуть опустив глаза, -  у вас горе, а я тут лезу с расспросами.  Я не знал...
Никогда прежде мне не было так стыдно как сейчас.  Искренне, по-настоящему стыдно.  Я не умел заглаживать вину, особенно перед девушками.  Особенно перед теми, с кем не планировал никаких отношений.  Не зная, как поступить, я положил руку на плечо Анны.  В сознание снова начали всплывать какие-то образы и формироваться в логическую цепочку:  вакцина от рака, любящая дочь, медсестра Анна...
- А... отчего она умерла? -  как можно мягче спросил я, -  Я опять задал бестактный вопрос.  Простите меня.  Это всё усталость, -  смущённо улыбнувшись, я убрал руку с её плеча, -  но, если вы не хотите, можете не отвечать.
Но лучше бы ответила.  Если всё сойдётся, тогда у меня будет дополнительная информация по делу Хаупта.  Ну ты и сволочь, Куракин!

+1

12

Мужчина так оживлённо стал описывать где именно её видел, а Аня лишь смотрела на него с неподдельным удивлением - она не помнит - Простите. Не помню... Мы разговаривали? - вообще не было бы удивительно не вспомни она. Девушка так тогда сердилась на Серёгу, что если бы взорвалась то снесла бы ударной волной ещё пару кварталов. Он же совершенно забыл, что должен был её сопровождать и вообще напился, у него же был праздник. И без разницы, что девушку изо дня в день с момента получения задания трясло от волнения. Успокаивал её лишь Ванька, Серёге было не до этого. Всю дорогу он дрых и они не разговаривали до самой гостиницы. Однако даже эта ложь Юрия помогла ей выдохнуть с облегчением. Шевчук как-то привыкла верить людям, тем более он слишком много для неё сделал чтобы подозревать его во всём подряд напрасно.

- Всё в порядке, вы здесь не при чём - она даже постаралась улыбнуться, ведь ей не за что было злиться на мужчину, да и сил на это уже не было. Она истратила весь запал эмоций уже в больнице. А теперь ещё в ногу словно током бьёт с завидной периодичностью. И сердце щемит от боли. Тяжело ей это даётся. Юрию, по всей видимости, тоже, он постоянно извиняется и оправдывается, а она каждый раз убеждает его, что всё хорошо. - Ничего страшного... рак... у неё был рак поджелудочной железы - Аня прерывисто глубоко вдохнула и так же выдохнула. Всё ещё не могла поверить, что этого недуга у матери не нашли ни на одном медосмотре и даже перед трудоустройством на базу. Ведь наверняка всё ещё можно было исправить. Как же так? Хорошо хоть, что Шевчук переехала туда вслед за дочерью, так бы они были совсем далеко друг от друга. Шевчук бы сейчас ненавидела себя за то, что рванула за Дубовым в такую даль и их разлука получилась бы более длительной чем оказалась теперь.

+1

13

- Да нет, вы у меня время спросили и всё, -  проговорил я немного рассеянно, -  вы ещё пытались говорить со мной по-немецки.
И снова лёгкая улыбка.  Ей-то я улыбнулся, а вот самому себе хотелось дать подзатыльник за такое неумелое "легендирование" ситуации нашей возможной невозможной встречи.  Засиделся я в застенках дома №2.  Пора повышать квалификацию и идти "на холод" -  полезно для мозгов.  Анна же начала успокаивать меня, и даже пыталась улыбаться, из-за чего я почувствовал себя ещё большей скотиной:  я же разбередил ей душу и меня же за это успокаивают. 
    Я уже не надеялся услышать ответ на вопрос о диагнозе матери Анны, но она ответила на него.  Онкология!  Рак!  И вакцина была от рака. 
- Не может быть, -  медленно проговорил я, глядя строго перед собой, не забывая при этом смотреть на дорогу.
Столько совпадений за один только час (может, чуть больше) -  это уже мистика, процент которой слишком велик, особенно для нашего атеистического государства.  Медсестра Анна, которая была в ГДР и у которой мать умерла от онкологии, а не так давно пропадает вакцина, как раз для лечения этой болезни и предназначенная.  Но мать-то всё равно умерла.  За то время, которое прошло после побега тех девушек из-под стражи, Анна (если это, конечно, была она), уже десять раз успела бы её спасти.  А, если вакцина не сработала?  Бывает же такое.  Говорят, этот доктор немного не в себе.  Интересно, где он сейчас?  Почему-то Штази не даёт нам никаких данных о нём.
- Послушайте, а вы...? -  начал было я, но осёкся, поняв, что вхожу во вкус и уже, кажется, медленно но верно пересекаю грань между ненавязчивым любопытством и допросом.  На счастье нас обоих метрах в десяти уже был конечный пункт нашего назначения, -  ...Вы не будете против, если вас ещё немного поносят на руках?  Тут везде ямы, -  я кивнул на ковыренную-перековыренную дорогу, ведущую к зданию больницы, -  и это дорога к больнице! -  всплеснул руками я, -  наверное для большей посещаемости:  пока дойдёшь, уже нужно будет идти на несколько отделений сразу.
Я вышел из машины и, обойдя её, открыл дверцу со стороны Анны.  Подав ей руку, я помог ей выйти, но за несколько секунд до того, как она ступила на больную ногу, легко подхватил её на руки и понёс по направлению к приёмному покою, думая о том, что если когда-нибудь встречу кого-нибудь из градостроительного управления Новосибирска, обязательно заставлю его пройти здесь посреди ночи без фонарика.  Можно даже в заморозки.
    В приёмном покое как всегда... никого не было.  Приёмная была закрыта, а на двери висела табличка "ушла на перерыв".
- Чёрт знает что такое,-  проговорил я, поудобнее перехватив девушку, -  сейчас разберёмся.  Посидите здесь немного.
Аккуратно посадив Аню на единственный стоящий в коридоре свободный стул, я широким шагом направился по направлению к регистратуре.
- Добрый день, -  очень вежливо сказал я, заглянув в небольшое окошко, -  не подскажете, где я могу найти хоть кого-нибудь из приёмного покоя?
- А что вы хотели? -  вопросом на вопрос ответила полная, потрёпанная бытом и маленькой зарплатой женщина, даже не подняв головы.
- В коридоре сидит девушка, у неё сильный вывих и отёк на ноге размером с поллимона.
- И что?  У нас обед.
- А у меня девушка с...
- Что за шум, а драки нет? -  в помещение регистратуры откуда-то с угла завернула молоденькая девушка с миловидным личиком и звонким голоском.  На ней был врачебный белый халат и чистый колпак, из-под которого выбивались пряди тёмных волос, -  слушай, Зинка, мне тут подарили конфеты с ликёром.  Заграничные!  У меня в приёмном покое всё равно никого, пойдём, может... м?
Совершенно не стесняясь меня и, вообще, по-моему, меня не заметив, медсестричка продемонстрировала регистраторше бутылку дорогого французского коньяка.  Ну-ну!  Свети больше своими подарками,-  нехорошо ухмыльнулся я и спросил мягким-мягким голосом:
- А не боитесь такие подарки прилюдно демонстрировать?
Девица посмотрела на меня через плечо с таким видом, будто я лилипут, которого можно просто сдуть щелчком ногтя и сказала с высокомерием китайской принцессы:
- Ой...  Это ты что ли "люди"?  Не видишь, у нас обед.  Приходи через полчаса.
- А подальше от Новосибирска отдохнуть лет пятнадцать не хочешь?
Мой голос прорезал тишину, словно нож масло, а сталь в глазах только что не царапала по коже реальными, физическими царапинами.  Девица подалась вперёд, но встретившись со мной взглядом, отступила на шаг.
- Сюда смотри, -  опасно тихо проговорил я, опустив взгляд на собственную руку, в которой уже держал не раскрытую красную "корочку", на которой золотом были вытеснены серп и молот и надпись под ним "УГБ СССР".
- Ой, я... я... простите...
Вся спесь слетела с медсестры как луковая шелуха.  Импортные подарки она тут же спрятала куда-то под стол обалдевшей администраторши.  Это заставило меня криво усмехнуться:  а ведь, если бы тут обыск был, подставила бы подружку не задумываясь.  Может дать сигнал новосибирским товарищам?
- Бстро пошла на пост и приняла девушку в лучшем виде, -  таким же тоном сказал я, убрав удостоверение.
Не говоря ни слова, девица проворно выскочила в коридор и нацепив "дежурную" улыбку, застучала каблучками по направлению к стулу, где сидела Анна.  Естественно, она не могла видеть, что я показал в окошко регистратуры, зато испуг во взгляде молодой медсестрички не заметить было сложно.

+2

14

Время спросить она могла, скорее всего могла, по-немецки пытаться говорить тоже могла. Может быть она даже на него не смотрела, тогда и не было удивительно, что не помнит, хотя ситуация всё же не слишком приятная. Она только что говорила, что запомнила бы его, а теперь вот оно что. Ей было ужасно стыдно и неудобно за свою заносчивость. - Ну почему же не может, это сейчас частые случаи - пожала как-то печально плечами Анна. И это действительно печальный факт, но что поделать. Никто пока не придумал волшебного способа исцелиться от этой неприятной болезни. Девушка даже и предположить не могла, что в голове Юрия столько размышлений и переживаний. Она даже не подозревала, что попутно он пытается выведывать какую-то информацию и потому спокойно отвечала на все его вопросы.

А потом её снова спросили не желает ли она прокатиться на руках. Но ямы были убедительным аргументом, Шевчук взглянула в окно и печально вздохнула, жуть как не хотелось снова терпеть боль. Но заметно развеселилась после едкого комментария, как приятно когда у мужчины всё в порядке с чувством юмора, она даже звонко рассмеялась. - Что поделать, дороги - это наша беда - а на базе вообще этих дорог особо-то и нет так что она почти привыкла. Где колесо колею проделает там и дорога. - И я даже за - глупо упираться, она будет до больницы топать до скончания века без его помощи. Да и из машины он помог выбраться, сервис просто класс.

А вот поцеловать дверь и наткнуться носом на табличку с надписью "пошли вон", но в тактичном исполнении "перерыв" было дело привычным. Нет, Аня так не делала, но вот сменщицы и коллеги часто. Она уже морально была готова немного подождать, но как-то не рассчитывала, что мужчина захочет разобраться самостоятельно и даже попыталась остановить - Да я подожду, мне же не сложно, Юрий, вы можете не ждать, я итак испортила вам все планы - но его это, похоже, мало интересовало. Она заинтересованно проследила за ним, пытаясь хоть что-то услышать. Он с таким достоинством там парировал, но врачи и медсёстры тоже с характером, могут потом ещё хуже обслужить чем до этого. Однако видимо ей повезло, дама в белом халате вышла с таким видом словно Юра, этот милый мужчина, зашёл в регистратуру с автоматом, а не с его "добрый день" и "подскажите пожалуйста".

Так приветливо Анну не встречали даже в её родной больничке Омска. Тут вам и здравствуйте, и что вас беспокоит, и давайте я помогу вам... и осмотрели, и сняли повязку, и наложили новую, выложив под неё мазь, и выписали противовоспалительные. Просто показательное отделение. Даже не попросили документов, уже на выходе девушка осторожно окликнула Анну, со странной опаской поглядывая на, всё ещё стоящего здесь, мужчину. Оказывается она забыла спросить у неё стандартные ФИО и место жительства, чтобы занести в журнал. Медсестра отмахнулась от всех извинений, ну с кем не бывает, и назвала свой адрес в Омске и представилась - Анна Шевчук. Спасибо вам большое - мазь немного охладила пульсирующий отёк и стало гораздо легче, уже даже сейчас. Понемногу наступая на носочек больной ноги, она подкралась к своему спасителю - Я премного благодарна вам, Юрий - наверняка за этот день она уже прилично так достала мужчину своими извинениями и частым, но совершенно бесполезным, спасибо, но что поделать, больше у неё ничего не было.

+1

15

Одна только обложка служебного удостоверения, и всё!  С Анной обращались как с королевой Анной Болейн.  Я не стал никуда уходить и неотлучно находился рядом с девушкой, главным образом для того, чтобы проследить, чтобы медсестричка не халтурила и не хамила.  Девица изредка поглядывала на меня, но лицо моё было непроницаемым и холодным, а серо-голубые глаза смотрели так, что у медсестры изредка дрожали руки.  Я не говорил ни слова, но она всё понимала и работала так, как, наверное, ещё никогда не работала.  Наверняка она подумала, что Аня моя девушка, потому что перед тем, как мы вышли из кабинета, сказала:
- Завидую вам.
Завидовала она или боялась?  Это меня не волновало, прежде всего потому, что все посторонние мысли выветрились, когда Анна назвала свою фамилию.  Вот они, буквы "ш" и "щ"!  Вот почему я так старательно "приклеивал" их к её имени.  Замерев у выхода, я на секунду прикрыл глаза.  "Анна Шевчук, 20 лет, медсестра, работает в больнице... ...проникла на территорию МГБ при содействии..."  Бог, или кто там есть на небе (если есть, конечно) знает, как не хотелось мне, чтобы той медсестрой с вакциной оказалась именно Анна!  Но 98% из 100%, что это она!  Теперь я почти уверен в этом.  Я оглянулся на девушку:  такая хрупкая, нежная и, вдруг, оказалась замешана в деле государственной важности.  По идее, сейчас нужно вести её прямиком в Москву, на "Лубянку" и разбираться уже там, но...
- Да ничего страшного, -  мягко улыбнулся я, -  никаких моих планов вы не испортили.  Я просто шёл домой с магазина, так что вам незачем просить прощения.
Ну не могу я её отпустить вот так просто!  Не допросить, но, хотя бы расспросить.  Просто, не для протокола.  Зато будет козырь против Хаупта, чтоб его тараканы съели!  Я никак не мог понять, что мне мешало поступить с ней также, как с остальными:  в машину и вперёд на допрос!  Агент КГБ не должен быть подвержен страстям и сиюминутным эмоциям, но Анну почему-то ну совсем не хотелось арестовывать.  На какой-то миг, я подумал, что влюбился, но потом отмёл эту мысль:  девушка была потрясающе красива и грациозна, но не в моём вкусе.  Однако, что-то всё равно цепляло меня, не давая сделать так как велит долг перед родиной.  Долг перед совестью, которая, как выяснилось, у меня всё-таки есть, оказался сильнее.
- Ну что ж, теперь я могу отвести вас, куда скажете.  Если, конечно, не позволите угостить вас кофе, -  я улыбнулся, заглянув девушке в глаза уже обычным, "человеческим" взглядом, -  но по этой советской беде, -  я кивнул на раздолбанную дрогу, -  идти я вам, всё-таки, не дам.  Не хочу, чтобы вас лечил здешний персонал.
    Донеся Анну до машины, я бережно посадил её на переднее сидение, стараясь не задеть больную ногу.  Мы снова ехали молча. Я никак не мог придумать (двойка тебе по психологии, Куракин!) как начать разговор о вакцине так, чтобы не напугать девушку?  Чтобы она не замкнулась в себе и, не дай бог, не начала плакать -  уж чего мне здесь точно не нужно, так это женских истерик -  насмотрелся на работе.  И, наверняка, увижу ещё не одну.  Доехав до небольшого кафе, я остановил машину напротив входа и повернулся к девушке:
- Ну что, зайдём?
Девушка заметно колебалась, да и я тоже.  Пригласить в кафе, а, затем, начать расспрашивать про поездку в ГДР?  Тогда это будет выглядеть совсем паскудно, она ведь может подумать, что я её только ради этого и спасал.  А так, можно расспросить сейчас, а потом постараться сгладить всё это чашечкой хорошего кофе с пирожными.
- Меня не было тогда в ГДР, -  нарушил тишину я, чуть постукивая пальцами по рулю, -  а вы были.
Развернувшись к девушке, я пристально посмотрел на неё, медленно коснувшись нагрудного кармана.  Достав удостоверение, я раскрыл его и поднёс к глазам Анны.  Выждав полминуты (обычно именно столько времени требуется человеку с хорошим зрением, чтобы прочесть несколько строк), я убрал его обратно и заговорил твёрже, но отнюдь не так как с медсестрой из больницы:
- Я не выслеживал вас специально и не планировал допрашивать вас.  Я не знал вашей фамилии, пока вы сами не назвали её в больнице.  Но вы фигурируете в материалах дела некоего Манни Хаупта, помните такого?  Я видел вашу фотографию, но позабыл о ней, а теперь вспомнил -  на ней я вас и видел, -  я тронул девушку за плечо, мягко но настойчиво разворачивая к себе и посмотрел чётко в глаза, не давая ей отвести взгляд.  Некоторые говорили, что у меня гипнотический взгляд, от которого невозможно отвернуться.  Не знаю, правда ли это, или это просто лесть коллег и страх напуганных обвиняемых, но я поймал взгляд Шевчук и не собирался его отпускать, -  не будет никакого допроса под протокол и никаких подвалов с лампами,-  мягко проговорил я, -  но я всё же хочу, чтобы вы ответили на мои вопросы.  Это вы та медсестра, которая украла вакцину из здания МГБ?
Тишина, нарушаемая только урчанием не выключенного ещё мотора.  Она смотрит в мои глаза цвета стали, а я в её -  цвета горького шоколада.  Теперь уже не могло быть никаких колебаний.  Я отпущу её, но только после того, как узнаю всё, что мне нужно. 
- Я не буду арестовывать вас, Аня, -  повторил я, -  и не причиню вам вреда.  После того, как мы поговорим, мы пойдём пить кофе, а потом я отвезу вас туда, куда вы скажете.  Не бойтесь.  Ни меня, ни Хаупта.  Он не о чём не узнает.
А будь я на её месте, я бы испугался собственной последней фразы, а-то звучит так, будто я его убивать собираюсь.  Хотя, чёрт знает -  всё зависит от него.

+1

16

Он, конечно, её успокаивал, но это было практически бесполезно. - Что не говорите, а дома всё равно находиться приятнее чем в больнице - слегка улыбнувшись, сообщила Аня, ковыляя тихонечко к выходу. - Простите... При всём желании не могу, Юра, я и без того отняла у вас слишком много сил и времени чтобы ещё позволять тратить на меня деньги - своих-то у неё совсем не было, ни рубля. Какой позор. Кататься на нём стало уже дело привычным, Шевчук даже не стала выделываться и отпираться. Гостиницу она называла ранее, наверняка он запомнил. Она же дороги к ней не знала. Даже не угадала бы направления, поэтому и за дорогой особенно не следила.

Мужчина же решил по-своему. Он остановился возле кафе и Аня чуть склонилась чтобы разглядеть в окно вывеску. С самого утра она ничего не пила и не ела, но всё же её поведение и без того кажется слишком уж наглым. Пока она думала, что в ней сильнее: чувство голода или совесть,  мужчина разорвал тишину своим заявлением. Оно прозвучало как приговор почти. Это всё же означало, что он знает о ней больше чем ей кажется. Шевчук медленно повернулась к Юрию и молча опустила взгляд к корочке, бегая глазами по строчкам, а после, с усилием сглатывая ком, подступивший к горлу. После она снова взглянула на своего спасителя, сейчас даже это слово звучит странно. Спаситель ли? И что вообще теперь делать. Естественно конспиратором она была отвратным, испуг во взгляде он мог прочитать с лёгкостью, он даже был смешан с некой мольбой о пощаде, если так можно сказать.

Она как-то неоднозначно кивнула и тут же покачала головой, даже не понимая как верно ответить на вопрос о Манни. Она помнила, он должен был быть проводником, но она его так и не встретила, не довелось. Она не сводила с него перепуганных глаз всё это время и послушно развернулась, стоило ему коснуться её плеча. Гипнотический взгляд? Да, возможно. Его глаза... они были такими красивыми, но такими холодными. Она словно оцепенела, даже дышать стала, кажется, через раз. Никаких подвалов? Это обнадёживает, конечно, но верится с трудом. Вот что её дёрнуло вообще выйти из больницы без Сергея?! Будет ей уроком, если она не помрёт прямо сейчас от страха. Эхом в ушах теперь звенит его "это вы та медсестра, которая украла вакцину", как на повторе. А она и рта раскрыть не может. Вообще не может сделать ничего, даже для слёз нужно хотя бы дышать, а это давалось лишь через силу. Она, кажется, даже слышала как её сердце колотится в груди.

А он не сдавался. Продолжал убеждать, что всё будет хорошо. Да... вот именно ему она сказала делать с ней всё, что захочется. Смешно даже. Язык твой - враг твой, Шевчук, и ты совершенно не умеешь разбираться в людях. - Я... - она попыталась сказать, но на выходе получился лишь шёпот, переходящий в хрипотцу и голос предательски пропал. Девушка прочистила его и снова сглотнула ком. - Я украла... - ну а разве есть смысл отпираться, она же смелая, всё на себя берёт. - Но я не виделась с Хауптом, я не дошла до него, я... меня задержал мужчина, на входе, я не знаю его имени - будто бы того случая ей было мало, столько времени ей требовалось чтобы забыть о том дне и ночи, и вообще поездке. А теперь вот. Воистину случайности не случайны. В следующий раз она даже со сломанной ногой побежит прочь от доброжелательного незнакомца, предлагающего помощь...

+1

17

Эффект был вполне ожидаемый:  Аня насмерть перепугалась.  Если б на её месте была та американка, из-за которой отца едва не расстреляли и реагировала бы также, как сейчас реагирует эта хрупкая девушка, я был бы на вершине блаженства, но нет!  Передо мной насмерть перепуганная молодая медсестра, потерявшая мать, которую, судя по тону, которым она о ней говорила, любила больше жизни.  Она даже дышать не может и я уже проклинаю себя зато, что вообще начал этот разговор.  Не услышь я её фамилию, она бы сейчас была в безопасности и улыбалась бы своему спасителю.  Нужно было хоть как-нибудь спасть положение.  Я взял хрупкую ручку Анны в свои и чуть сжал:
- Поймите, Анна:  кража вакцины -  это дело государственной важности сразу двух стран.  Если бы вы попали в руки к моим... коллегам, вас бы скорее всего расстреляли.
Некоторое время она собиралась с мыслями, потом всё же заговорила.  То, что она сказала, было весьма странно, ведь Манни Хаупт в тот день был на посту -  это точно, все даты прописаны в его деле.
- Очень странно... -  проговорил я, глядя куда-то сквозь девушку, -  очень...  А, вы можете описать этого мужчину?  Не торопитесь, мы никуда не спешим.
Я достал из "бардачка" блокнот в чёрном переплёте и ручку, приготовившись записать её показания.  Цепочка постепенно выстраивалась так, как нужно.  Я до последнего не верил, что Анна и есть та медсестра, которая, при содействии Хаупта сбежала из тюрьмы и за кражу вакцины объявлена врагом народа.  По крайней мере, так считают в ГДР.  Надо бы как-то её прикрыть...  Сделать так, чтобы о ней забыли в МГБ.  Я снова посмотрел на девушку:
- Если вы так и не встретились с Хауптом, как же тогда вы украли вакцину?  И, это же вы сбежали из тюрьмы МГБ?  И не одна.  Харука Муори ваша подруга?
Я понял, то снова вхожу в раж и засыпаю Аню сразу кучей вопросов, как обычно делаю для деморализации обвиняемого.  Куда уж её деморализовать, -  подумал я и осторожно провёл рукой по голове девушки, будто гладил маленькую девочку или котёнка:
- Я задал слишком много вопросов одновременно.  Простите меня.  Не торопитесь, времени много.
Отвернувшись, я положил руки на руль и на миг на него же опустил голову.  Никто и никогда не видел жестокого майора Куракина в таком состоянии.  И не увидят!  Не знал, что муки совести настолько болезненны.  Выдохнув, я проговорил ровным монотонным голосом, по-прежнему глядя перед собой:
- В ГДР вас объявили врагом народа, Анна.  По счастью, допрашивать Хаупта поручено мне, так что информация о вас не просочится.  Я попробую сделать так, чтобы в ГДР забыли о вашем существовании, но для этого вы должны рассказать мне всё.  Кто дал вам задание украсть вакцину?
Я снова повернулся к девушке и снова не сводил с неё пристального взгляда.  Ну же!  Скажи! -  мысленно молил я её, -  Мне нужен инициатор, но я не хочу вытягивать из тебя клещами!  Скажи!  На лице у меня не дрогнул ни один мускул, но сердце колотилось так, что было ощущение, будто оно вот-вот выскочит через горло.  Я приглушил мотор.  В машине была абсолютная, тяжёлая, напряжённая тишина, которая только что не звенела.  Я ждал ответа Анны, от которого зависел дальнейший ход расследования.

+1

18

Может быть мужчине со стальным взглядом казалось, что он утешит Аню своими словами, но после слов о расстреле она бы точно рухнула на землю, если бы под ней не оказалось бы автомобильного кресла. Хотя на спинку она уже давно не опиралась, вытянувшись словно струна, словно проглотила металлический стержень. Но руку она не убирала, просто не было сил, она даже, кажется, обледенела не смотря на тёплую погоду. Да и его тёплые руки особенно не отогревали, ведь всё, уравновешивая, снова остужал взгляд. Странно? Ей вот уже ничто не казалось странным, девушка прервала зрительный контакт, наблюдая за его рукой, которой он тянулся к бардачку. Он выцепил оттуда ручку и блокнот, судя по всему, цвета его души. Он ведь даже соврал ей не так давно, соврал о том, что тоже там был. А сам...

Девушка захлопала пышными ресницами и отвела взгляд куда-то в сторону. Тяжело было говорить под сверлящим взглядом Юрия. Она пыталась вспомнить того охранника и сбивчиво описать мужчине черты того самого Манни Хаупта. Он так и не сказал тогда ей кем является, она не представляла, что её допрашивал тот самый проводник, который должен был передать вакцину добровольно. А потом вопросы посыпались как град. Всё такой же ледяной. Он не уставал повторять, что времени много и что им некуда спешить. А времени до чего? До расстрела? Она уже сама себя расстрелять готова за свою доверчивость, если он это не сделает своими словами и вопросами. Ему всего показалось мало и он провёл рукой по волосам, Шевчук бросило в дрожь, но проще было скорее ответить и будь что будет, чем тянуть время - Харука - она как сейчас помнит эту смелую девушку, как ловко она выкидывала все эти фокусы - Мы не были знакомы до той ночи, мы оказались в одной камере. Она была ранена. Я перевязала ей рану, а Харука сумела вскрыть камеру, охранник у мониторов спал, мы забрали свои вещи и сбежали, а потом я забрала вакцину у самого доктора - не будет же она рассказывать как они по стенам и крышам ползали.

Врагом народа? Да она бы вообще не хотела ехать туда. За что всё это вывалилось в раз на её плечи и никого нету рядом, никого кроме того, кто хочет сейчас выставить себя другом, говоря всё это, задавая вопросы о тех днях, и всё тогда, когда она вообще бы хотела закрыться где-нибудь и просто умереть для всех хотя бы на день или вечность. Девушка закрыла лицо ладонями и сделала максимально глубокий вдох, после убрав руки от лица, словно попутно смахивая всю налипшую тяжесть обстановки. - Я не хотела её красть и не должна была. Всё было совсем иначе. Эта вакцина предназначалась для меня, я приехала с поручением забрать её на добровольных правах и доставить на родину. Мне нужно было прийти ночью в институт и встретиться с проводником - Манни Хауптом, а он должен был передать мне вакцину или провести к тому, кто передаст. Сказано было, что дальнейшие инструкции я получу от него. Но дальше поста охраны я не прошла. Не знаю кто такой этот Хаупт и почему я должна его бояться, по вашему мнению, но судя по тому что вы будете допрашивать его... то его в чём-то обвинили, но он ни в чём не виноват, он не помогал мне сбежать, не помогал красть вакцину. А я не могла вернуться без неё... - Аня вывалила всё это на Юрия совершенно не понимая что происходит, она уже запуталась.

Отредактировано Анна Шевчук (02.11.2017 09:59)

+1

19

От страха девушка говорила путано, потому записать её описание внешности охранника было почти невозможно.  Моё счастье, что я неплохо рисовал.  Пока она говорила, я на скорую руку набросал на блокнотном листе черты мужчины и показал рисунок Ане:
- Он?
Я сам был шокирован тем, что получилось, потому что с листа на меняя смотрел Манни Хаупт собственной персоной.  Может, я просто думал о нём, когда рисовал?  Да нет, она чётко описала рот и глаза...
- По вашему описанию выходит, что охранник и есть Манни Хаупт, -  медленно проговорил я, сосредоточенно вглядываясь в собственный рисунок, -  вопрос:  почему он не повёл вас к вакцине, а стал допрашивать?  Он не узнал вас?
В голове у меня крутился такой мысленный водоворот, что я не знал, с какого конца распутывать этот клубок.  Манни Хаупт получает от кого-то задание (от кого, я выясню у него самого), сопроводить Анну в здание МГБ, но при этом просто допрашивает её и сажает в тюрьму.   Либо он спятил, либо я ещё чего-то не знаю.  Какой-то важной детали...  Я откинулся на спинку кресла и потянулся, заложив руки за голову.  Усталость снова дала о себе знать.  Так бывало при длительных допросах, которые нельзя прерывать, но тогда мне приходилось героически терпеть дискомфорт, чтобы не показать вида, что со мной что-то не так.  Сейчас же я позволил себе расслабиться.  В присутствии Анны это получалось легко и непринуждённо.  Она не агент и не расскажет вражеской разведке о том, что сотрудник КГБ устал и выбивается из сил, а из дважды два никак не может получить четыре.
- Ваш Манни Хаупт редкостная свинья, -  проговорил я, не меняя позы, -  он, фактически, подставил вас, посадив в тюрьму.  Он выставил вас как врага народа и чуть ли не тайную агентессу КГБ.  Теперь в ГДР именно так и думают.  Себя он подставил ещё больше, но не буду утомлять вас рассказом о его "подвигах".
Это была закрытая информация, которую Анне знать явно не полагалось.  Что--то мне подсказывало, то она и не хотела этого знать.  Кофе-кофе-кофе, нужно срочно дать ей кофе, -  подумал я, видя, как девушка бледнеет прямо на глазах.  Она говорила что-то ещё.  Что-то не относящееся к делу, и я уже подумал, что сейчас уже пойдёт этап успокаивания и этот неприятный для обоих разговор можно будет закрыть, но она сказала фразу, за которую я не мог не уцепиться.  Резко сев, я развернулся к девушке и, взяв ещё за плечи (наверное, жёстче, чем нужно было), немного приблизил к себе, глядя в лицо:
- Кто, Аня?! -  запальчиво спросил я, -  Кто поручил вам отправиться за вакциной?!  Только имя и фамилия!  Всё!  И я отстну от вас с расспросами, обещаю! -  забывшись, я чуть встряхнул хрупкое тело и чеканно, как на допросе, ещё раз спросил -  Кто поручил вам отправиться в ГДР за вакциной?
Мы смотрели друг другу в глаза.  Я держал Анну и ощущал, как дрожит у меня в руках её тело.  Она была в панике, а я не сводил с неё взгляда.  Чёрт...  И всё-таки это допрос...  Не хотел я так!  Я положил руки на руль и уткнулся в них лбом.  Я напугал бедную, ни в чём неповинную, ну, почти не в чём, девушку, но я обязан докопаться до правды, какой бы она не была.
    Я не знаю, сколько прошло времени.  Когда я повернулся к Анне, она была всё в той же позе и с той же бледностью на лице.
- Не хотел я так, -  немного севшим голосом проговорил я, убирая прядь волос с лица девушки, -  раз сегодня день извинений, простите и вы меня, если сможете, -  я немного помолчал, -  поймите, Аня, вас случайно сделали винтиком Системы.  Втянули в большую игру, в которой вас вообще не должно было быть.  Потому я и спрашивал у вас имя того, простите, гада, который дал вам такое поручение.  Он фактически послал вас на самоубийство.  Я никогда не причинил бы вам вреда и постараюсь сделать так, чтобы его не причинили другие.  Посмотрите на меня.
Я слегка поднял её лицо за подбородок и посмотрел в глаза.  Мой взгляд был мягкий и обеспокоенный, даже где-то виноватый, а лицо расслабленное.  Рот утратил жёсткость и на губах даже была лёгкая улыбка.  Советский чекист, проявляющий такую гамму эмоций!  "Двойка" тебе по конспиралогии и физиогномике, Куракин!

+1

20

Юра развернул к Ане портрет охранника (а ведь тот тоже постоянно что-то рисовал в своём блокноте), девушка аж отпрянула, ну точно он. Она уверенно закивала. А потом её глаза округлились с новой силой. И есть Хаупт? Да как же так? Она была так близка и всё на свете провалила! Ну какой же она порой бывает глупой. Как же Серёже порой с ней приходится нелегко. Это разочарование он даже мог сейчас считать с её печального лица. Он задаёт ей следующий вопрос и девушка растерянно хлопает ресницами, будто бы это крылья и на них получится улететь куда-то далеко-далеко отсюда и прямо сейчас. Неужели в материалах дела не указано оружие? Как-то слишком сжато выдали ему информацию. И она уже открыла рот чтобы начать говорить, но мужчина расслабленно потянулся и Шевчук онемела. Замечательно. Ну хоть кто-то здесь чувствует себя раскованно. Это было не удивительно - он хозяин ситуации. Это она напоминает себе каждый раз, что нужно не забывать дышать.

А после этого он выдал целую песнь против Хаупта. Непонятно почему, но Аню задели его слова. - Это не правда. Он просто выполнял свою работу, а я выполняла свою... Он засомневался, что я тот самый человек, у меня не оказалось с собой даже записки с поручением, я сама виновата, не подумала. Меня впервые попросили сделать что-то важное, а я растерялась и лишь всё испортила. А при обыске, перед тем как провести меня в здание, он обнаружил в моей сумочке пистолет. Я должна была провезти вакцину на родину, мало ли кто хотел ещё её заполучить. У меня был сопровождающий, которому выдали табельное оружие, оно оказалось у меня. Тогда охранник повёл меня на допрос, а после посадил в тюрьму до выяснения обстоятельств. Так сказал... - она отстаивала его, словно товарища, хотя сама сердилась. Ведь он мог выслушать её и поверить? Или девушкам с оружием верить нельзя? В любом случае, она была уверена, что на его месте так поступил бы каждый.

Непонятно почему, но Аню начинал злить этот разговор. Она устала. Устала от всего. От боли душевной и физической, от страха, от холода. А теперь ко всему этому добавилось и непонимание. Она и подумать не могла, что Манни и был тем охранником, почему? Из этой печальной правды её буквально вырвал Юрий, вцепившийся в её плечи. Её словно жаром окатило, когда он приблизил её к себе. Говорить она не могла, её бросило в дрожь. - Вы делаете мне больно... Юра... - сдавленно проговорила она, почти шёпотом, даже боясь представить, что ещё он способен сделать в попытках узнать правду. Вскоре он отпустил её и упёрся руками в руль. Ей меньше всего хотелось бы знать как он допрашивает людей у себя в кабинете. Это явно не невинный (каким он теперь ей казался) допрос Хаупта, всё гораздо хуже. Его руки больше не сжимали её плечи, но она уверенно всё ещё ощущала их на себе. Их жар и их силу, после того как он её тряхнул внутри всё словно перевернулось от ужаса. И она всё ещё не могла выдавить из себя и звука.

Он потянулся чтобы убрать прядь с лица, а она с силой зажмурилась уже ожидая чего угодно. Девушка даже с трудом ощущала себя в пространстве, лишь тяжесть, по всему телу. Она не могла и шевельнутся. Когда поняла, что этот жест относился к числу безопасных то осторожно открыла глаза, которые уже застилала слёзная пелена, но она не плакала. И не собиралась этого делать. Чтобы его не порадовала её реакция, она опустила взгляд куда-то вниз. Это всё чем она могла шевелить на данный момент. Он проговорил такую трогательную речь, ей стало от неё не по себе. Никогда бы не причинил вреда? Уже причинил и гораздо больше чем можно было представить. Для её хрупкого хрустального мира, для её нежной натуры... Она просто не знала как после всего этого жить дальше. Хотелось собрать свои вещи и уехать с этой чёртовой базы. Будет спокойно, насколько это возможно после всего произошедшего, жить в Омске и работать. Может даже учиться. Почему бы не пойти в вуз... Может она сможет стать врачом. Пойти по стопам мамы.

Он поднимает её подбородок выше, чтобы насладиться результатом. - Никто не посылал меня на самоубийство. Всё должно было пойти не так. Я должна была приехать, встретить Хаупта, забрать вакцину и вернуться домой. Вот как всё могло сложиться. А получилось вот так - даже слишком ровно и слишком тихо проговорила она - Мне не за что прощать вас. Вы, как и Хаупт в ту ночь, как и я, просто выполняете свою работу - она снова с трудом сглотнула ком, подступивший к горлу - Но лучше бы вы меня расстреляли - ей бы не пришлось переживать этого, да ещё и с новой силой. В её глазах и словах была уверенность в том, что это освобождение от всего было бы в миллионы раз лучше чем то, что происходит сейчас. Манни сидел далеко, не обжигал её леденящим кровь взглядом. Не ощущалось и такого давления, ей не было так страшно как сейчас. Аня слишком выдохлась, у неё уже не хватало сил даже на то чтобы расплакаться.

+1


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Казино "Нихон" 20. 06 - 01.07 » Невозможное возможно (25.06.2016)