15.12.2017: КАК СОЗДАТЬ НОВОГОДНЕЕ НАСТРОЕНИЕ?

Мы приятный на вкус коктейль из шпионских игр, альтернативной истории и юмора. Основное внимание уделяем логике, бою и выполнению заданий - шпионских или диверсионных. 2016-й год. На карте сохранены СССР и ГДР. Могущественны США, ФРГ, Англия, Япония. Спецслужбы - не бездействуют, так как в ходу - гаджеты и интернет. Подписывайтесь в паблик. Если есть вопросы обращайтесь к ЦК НОЛФ или в гостевую книгу.
ЖЕРТВА ДОПРОСА
ДОСКА ПОЧЁТА
ДОСКА ПОЗОРА
НАША ГОРДОСТЬ
ХАРУКА МУОРИ

"Тут теперь, главное, поговорить с Аней без свидетеля Ивана Хоменко. Кстати, о разговоре с Аней Серёга вообще старался не думать. Кто его знает, что чувствует сейчас его любимая в сложившейся ситуации и что она устроит капитану Дубову после освобождения. Он, признаться, даже боялся немного." (с) Сергей Дубов

"Волнение стихло, после слов Дубова о том, что его отец сможет на раз решить исход ситуации. Только что-то подсказывало Хоменко, что генерал будет далеко не в восторге от услышанного, не так он скорее всего планировал провернуть эту миссию. Очередной плюсик в корзинку с названием "Презрение и нелюбовь к выпендрежнику Дубову". (с) Иван Хоменко

Вроде не от дурака рожала, сама не идиотка… Вот в кого она у меня такая простодырая и наивная? Дурочка романтическая… (с) Людмила Шевчук

"- Не понимаю, что люди в нем находят, только и знают, что губят себя и не более того. - Девушка и в самом деле не курила, да и к этому занятию относилась явно негативно. Просто не понимала, что все находят в этом занятии, какой удовольствие. Вот приводить себя в порядок, выглядеть красиво, совершенствоваться в чем-то – это удовольствие, а курение к удовольствию не относится, скорее это уничтожение собственного организма." (с) Кэтрин Уодли

"- Жрать хочу, - пробормотал Валерий, ввалившись вместе с Дубовым на кухню внутреннего двора. - Ведь нам мужикам что главное? Пожрать да выпить. Ну и титьку какую помять!" (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"Опять же, качественная банальность, поданная под другим углом, может быть той еще внезапностью." (с) Джарах "Сабах"

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

"Нет, этот образ никогда не надоест. Разыгрывать суматошную, неуклюжую женщину было забавно, интересно и не надоедало." (с) Глория Хадсон, НПС

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

" Хатори, конечно, лучший агент ЮНИТИ, но даже самые уникальные агенты стареют и даже у самых уникальных бывает плохое настроение на этой почве." (с) Исамо Хатори

"Мне всё ещё было не по себе. Главным образом от того, что я услышала слово, которое Анна сказала, находясь в полуобморочном состоянии. У меня перехватило горло. Я чётко поняла одну вещь: если сейчас ко мне приставят ствол автомата и потребуют, чтобы именно я сказала Анне о смерти её матери, я не смогу. Мамочка! Мамочка! Мамочка! Это слово, сорвавшееся с губ девушки не давало покоя. Сердце у меня защемило." (с) Зарема Окаева

"Резиновых или перчаток из латекса не было, а потому пришлось довольствоваться перчатками-мочалками, которые у всех в ванных комнатах." (с) Том Гудмен

"У Джараха Тому приглянулась книга на русском, в спальне немца Йозефа были права на другое имя – Маттиас Руссо, у итальянки, имени которой Том не знал, было много записок на русском, английском и немецком языках." (с) Том Гудмен

"*Том решает осмотреть отдавленную им ногу Глории, сидит перед ней на коленях и тянет руки, но его посещает мысль* Да, сложно поверить, но в Штатах в подобных ситуациях вероятность возмущений и фраз в духе «Маньяк!» где-то пятьдесят на пятьдесят. " (с) Том Гудмен

"*опытный маньяк агент Том продолжает настаивать на осмотре ноги и забалтывает Глорию, попутно размышляя* Американцу даже стало любопытно, льстит ли ей это или всё с точностью наоборот?" (с) Том Гудмен

" *Сильвия пишет мужу* Ты как бы не входишь в лигу богатых и знаменитых, как другие гости турнира..." (с) Сильвия Руссо

"...посмотреть кино или послушать водопад, а лучше просто посидеть в уборной, но долг обязывал заниматься ерундой и помогать убийцам и аморальным людям." (с) Томоё Камики

"...он уже сам не понимал где говорит правду, а где лжёт..." (с) Том Гудмен

"Нет, искать что-то в женской сумочке?! Даже секретному агенту не стоит этого делать и поберечь нервы." (с) Том Гудмен

"А ещё, даже у самой обычной представительницы прекрасного пола в сумке могут быть вещи, которые могут заставить подозревать её в самых тяжких преступлениях, а на деле окажется что она использует всё это в мирных целях..." (с) Том Гудмен

"И, как казалось Глории, блондинка была опаснее качков-шкафов, которые эдак третьим-четвертым предложением сообщали, что они работают у "самого..." телохранителем. В смысле, ходят в неудобных костюмах, темных очках и всем своим видом показывают, кто тут охрана." (с) Глория Хадсон

"- Получается, я в банях сперла простынь! Надо потом вернуть будет, - а то некрасиво получилось как-то. Стащить простынку у нее планов не было. А то их, наверно, и так считают очень, очень странными гайкокудзинами, в смысле иностранцами, - заходите." (с) Глория Хадсон

"Что не говори, а подослать щенка, чтобы познакомиться с девушкой- это очень необычно и остроумно. Обычно мужчины предпочитают какие-то банальности вроде неловкого вопроса о самой кратчайшей дороге к местной библиотеке, стоя от нее в двух шагах, избитых с длинной бородой комплиментов или аналогов дерганья понравившейся девушки за косичку. Во взрослом варианте это были "случайные " столкновения, заскакивания в переполненный лифт в последний момент и попытки, изображая внезапный приступ клаустрофобии, прижаться поближе. Удар локтем в солнечное сплетение Эмили на таких находчивых отработала до идеала." (с) Эмили Батлер

"Теперь ей стало как-то боязно, просто прохожий не сможет вот так ткнуть пальцем в небо и попасть в ГДР." (с) Анна Шевчук

"...и это дорога к больнице! - всплеснул руками я, - наверное для большей посещаемости: пока дойдёшь, уже нужно будет идти на несколько отделений сразу." (с) Юрий Куракин

"...если когда-нибудь встречу кого-нибудь из градостроительного управления Новосибирска, обязательно заставлю его пройти здесь посреди ночи без фонарика. Можно даже в заморозки." (с) Юрий Куракин

"А подальше от Новосибирска отдохнуть лет пятнадцать не хочешь?" (с) Юрий Куракин

"Бог, или кто там есть на небе (если есть, конечно) знает, как не хотелось мне, чтобы той медсестрой с вакциной оказалась именно Анна!" (с) Юрий Куракин

"...но по этой советской беде, - я кивнул на раздолбанную дрогу, - идти я вам, всё-таки, не дам. Не хочу, чтобы вас лечил здешний персонал." (с) Юрий Куракин

"Тишина, нарушаемая только урчанием не выключенного ещё мотора. Она смотрит в мои глаза цвета стали, а я в её - цвета горького шоколада." (с) Юрий Куракин

"Гипнотический взгляд? Да, возможно. Его глаза... они были такими красивыми, но такими холодными. Она словно оцепенела, даже дышать стала, кажется, через раз." (с) Анна Шевчук

"Слава Аллаху, это были лишь её мысли, иначе интимная связь со мной была бы для неё последней.))))" (с) Зарема Окаева

"Ему самому было не лучше и, может, он тоже хотел упасть в обморок и потом слёзно умолять о чём-то..." (с) Сергей Дубов

"Ты расстреляла мою совесть!" (с) Юрий Куракин

"А ворчать надо, а то как она узнает, что я все вижу, знаю, ругаюсь, но готов к компромиссам?" (с) Джарах "Саббах"

"Американцы честно врали нам." (с) Юрий Куракин

"Мужчина сказал, что Анна его девушка, но я не спешил тут же отдавать ему драгоценный груз." (с) Юрий Куракин

"Яркий свет настольной лампы выхватывал лишь нижнюю часть моего лица, но в остальной полутьме поблёскивали сталью глаза. Пока эта сталь только изучала, прикидывала, где лучше пробурить скважину для фонтана откровений." (с) Юрий Куракин

"Да за такую подставу я ему мозги взломаю, не то, что компьютер!" (с) Глория Хадсон

"Твой хрустальный мир легко разбить, а вот, построишь ли ты его вновь, не порезавшись о его осколки?" (с) Юрий Куракин

"Я полагаю, вы тоже когда-нибудь найдёте человека, с которым захочется просыпаться в одной постели, а не только ложиться в неё. Если, конечно, вы понимаете разницу." (с) Эмма Вудс

"Я хотела убежать от самой себя, а попалась в руки КГБ..." (с) Анна Шевчук

"Вот за что он лично не любил террористов, так это за отсутствие внятной базы. Чего ты хотел добиться? Как это должно было получиться из-за твоих действий? В чем смысл вашей борьбы? На эти вопросы они не могли ответить ничего, кроме невнятных лозунгов, осевших у них в мозгах." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Фахид-то, может, уже поумнел, раз выжил..." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Украдкой я смотрела на куратора, наверное, любуясь им. Сильный крепкий суровый восточный мужчина-воин. Меня привлекали такие, но у Джараха была особая жёсткая, притягательная власть." (с) Зарема Окаева

"Если истово верить в каждую, то в скором времени превратишься в дерганное существо с огромными перепуганными глазами и мешком соли в руках, как у Деда Мороза из русских сказок, ага. А, и для полноты образа две лошадиные подковы на шею для равновесия и четырехлистник клевера в кармашек. Представили?" (с) Эмили Батлер

"Понедельник тоже не был ни в чем виноват. Дурную славу ему обеспечили бурные выходные, из-за которых некоторые люди не успевали высыпаться и раздражались при наличии малейшего повода, чтобы выплеснуть дурное настроение на того, кому не повезет попасть им под горячую руку. Если повода не было, его придумывали." (с) Эмили Батлер

"...это кто же тебя так воспитал, что ты во время разговора со старшим уходишь?" (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его" (с) Джарах "Саббах"

"независимая, свободолюбивая женщина, привыкшая отвечать за себя сама, добровольно стала помогать террористам, для которых женщина не то, что не человек, даже хуже хорошего коня" (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"...иорданец дождался момента, когда девушка повернется к нему спиной и, быстро взяв в руки нож, вытянул руку, проводя кончиком ножа от затылка Заремы вниз, по позвоночнику, к плечам. Пока - не сильно, не дожимая едва-едва, что бы линия окрасилась кровью."(с) Джарах "Саббах"

"До какой степени физического воздействия мог зайти разговор, он пока и сам не знал. Калечить ее он точно не собирался, но взрывная чеченка могла повести себя непредсказуемо,..." (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его. А спорить с каждым, доказывая и объясняя почему у тебя так... времени не хватит. Коран учит и мудрости и терпению и вести себя достойно и примером показывать верность религии." (с) Джарах "Саббах"

"Дверца, висящая на одной петле, негромко, но противно скрипнула. Джарах резко пнул ее ногой, действуя как раз просто, грубо и потому, что захотелось и та грохнулась на пол." (с) Джарах "Саббах"

Девочкам, в конце концов, тоже надо развлекаться, а пялиться так откровенно и впрямь было нехорошо.(с) Джарах "Саббах"

Лента Rusff
Prologue. The Power of Imagination Daring life: NEW YORK Loves You


» NOLF в VK » NOLF на Photoshop: Renaissanse » NOLF на Мийроне" » NOLF на Live Your Life » NOLF на White PR » NOLF на ТАНКЕ » NOLF на ЗЕФИРЕ » NOLF на COFFEE BREAK » NOLF на APTiSHOK » NOLF на QUADRO.BOARDS » NOLF на Едином форуме поддержки
ТОПЫ
Рейтинг форумов Forum-top.ru
*жать каждый день
БАННЕРЫ

Ничто не вечно | Nо One Lives Forever

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Я тебя никому не отдам, 12.07.16

Сообщений 21 страница 40 из 46

21

"Волнуется. Значит, есть чего бояться. Меня? И меня тоже, но слишком уж волнуется"Азиаты, насколько он помнил, взрывы не любят. Им милее тихо-мирно зарезать, скинуть с моста. А кроме того, кусок видео, который уцелел, для него, Зарему знающего, был весомым аргументом, что бы начать задавать вопросы.
Аккуратный шаг, убрала голову. Сгибает руку. Надеется уйти кувырком? Взять что-то? Голос стал спокойнее. Что-то придумала? Интересно, а куда она побежит-то? На миг даже стало интересно, дать убежать и посмотреть, что будет дальше. Но... Именно это желание сбежать его и злило. Можно ошибаться, можно натворить в эмоциональном порыве много того, что исправлять будет сложно. Но надо иметь смелость признать свои действия и нести за них ответственность, а не врать и пытаться как-то выкрутиться.
Конечно, японцы и правда могли бы попытаться ее подставить, но у них было слишком мало доказательств, на аккуратных и умеющих хорошо все просчитывать умников это похоже не было.
Правое плечо чеченки немного опустилось. Джарах наклонил голову на бок, увидел медленно сгибающееся колено.
- Ты очень много говоришь, - усмехнулся он, плавно отшагивая от нее, давая себе пространство для маневра, - и эмоционально.
Джарах разжал ладонь с ножом и и резко схватил девушку за запястья, заворачивая ей руки за спину, локтями друг к другу и поднимая ее кисти вверх. Пока - не очень больно, тоже на грани. Еще пара сантиметров и будет больно.
- Куда собралась? - так же вкрадчиво спросил он.

+2

22

- Никуда, -  осторожно отозвалась я, пытаясь лишний раз не шевелиться, потому что любое неосторожное движение могло привести к перелому, учитывая хватку, с которой меня держал Саббах, -  в комнату.
А что есть в комнате?  Да ничего, кроме свечи и ботинка.  Невелик арсенал.  Может, правду сказать?  Отчитает немного да отпустит.  А отпустит ли?  А, если в наказание сдаст на милость подружек Акеми?  Я осталась стоять неподвижно, гадая, что террорист сделает в следующую минуту.  Просчитать Саббаха ещё никому не удавалось.  Я попыталась повернуть к нему голову, но анатомически это было невозможно, потому можно попробовать импровизировать и сказать хотя бы часть правды, добавив немного маскировки.  Главное сейчас, чтобы он отпустил, а там посмотрим.
- Одна из девиц была против того, чтобы я оставалась в хиджабе и убеждала меня одеться в европейское (при этом сама она оставалась в кимоно).  Мы едва не поссорились, но тут вошла другая и стала заступаться за меня.  Я незаметно ушла, они остались одни и, кажется, ругались между собой.  Кто-то кому-то угрожал, но я не стала дослушивать.  Это всё, что я вспомнила.
Ну вот, как-то так.  Пройдёт ли такое?  Всё правдоподобно.  Их много погибло, так что, кто были эти двое уже не установить.  Стоять было неудобно, но я терпела.  Не вечно же он будет меня так держать.

+2

23

- В комнату, - повторил Джарах, - это кто же тебя так воспитал, что ты во время разговора со старшим уходишь?
На самом деле, тут он ее понимал. Стоять, когда кто-то приставил тебе нож к шее, очень неуютно и хочется побыстрее уйти. То, что она рассказывала, могло бы быть, не знай он характер Заремы.
- Значит, какая-то японка оскорбила твой наряд, потребовала открыть волосы, а ты просто ушла, предоставив другой спорить с ней? - заинтересованно уточнил он. Если бы она и правда повела себя так, он бы порадовался. Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его. А спорить с каждым, доказывая и объясняя почему у тебя так... времени не хватит. Коран учит и мудрости и терпению и вести себя достойно и примером показывать верность религии.
- Ну, пошли в комнату, - хмыкнул он, перехватывая тонкие запястья одной рукой и легонько толкая девушку вперед.

+1

24

Джарах не видел моего лица и это было счастьем, потому что я покраснела как майская роза, услышав вопрос о воспитании.  Я была воспитана практически образцово:  я почитала старших, не смела грубить и дерзить родителям, а перед старшими мужчинами ходила, не поднимая глаз.  Потому-то вопрос куратора стал абсолютным деморализующим фактором, на который я даже не нашлась, что ответить.  Не рассказывать же о том, как и в каких традициях меня воспитывали.  Или нужно что-то ответить?  Он, по сути, упрекнул меня... нет, мою семью в том, что они меня плохо воспитали!  На миг, страх перед террористом куда-то исчез, уступив место возмущению.  Может быть, ничего и не было.  Может быть, он не хотел никого оскорбить, но воспитанием на Востоке занимается семья!
- Меня хорошо воспитали! -  отозвалась я с нотками металла в голосе и мгновенно выпрямилась, подняв голову.  Мои тёмные глаза сверкнули, но к счастью иорданец не видел этого.
"Под конвоем" я дошла до комнаты.  Когда террорист отпустил, я обернулась к нему и, так уж случилось, что посмотрела ему прямо в глаза.  Его взгляд пугал и завораживал одновременно.  И надо бы опустить глаза, но я была будто загипнотизирована.  Сердце забилось чаще.  Насколько же он мне нравится, что даже в такой ситуации я успеваю любоваться им?  Нравится?  Да нет же!  Не может быть.  Просто я отношусь к нему по особенному и всё!
- Вы не верите мне, -  толи вопросительно, толи утвердительно сказала я, -  почему?  Да, я ушла и оставила спорить их.  Побоялась сорваться и наделать глупостей.
Договорив, я улыбнулась, но мой разум безжалостно отчитывал меня и каждая мысль отдавалась в мозгу ударом плети:  какая наглая ложь!  Кому ты врёшь?!  Мужчине, который старше тебя!  Правоверному!  Самому Джараху Саббаху!!  Ложь -  грех!  Я старалась не отводить взгляд и не опускать головы, глядя на Джараха ровно и спокойно.  Я оглянулась лишь однажды:  в углу, от которого я была недалеко, стояла палка для задвигания штор.  Простая, фанерная, полая внутри.  Её было легко сломать, но металлические крючки могли оставить мелкие болезненные раны, которые, если что, помогут мне выиграть время.  Неужели это страх за собственную жизнь.  Ты забыла, кто перед тобой? -  пытался докричаться разум, но я не то что не могла ответить на этот вопрос, я его просто не слышала.  Похоже, я действительно "подзабыла" КТО передо мной и что этого человека нельзя делать не только своим врагом, но даже противником в тренировочном спарринге.

+1

25

- Ну так и веди себя достойно, - спокойно посоветовал Джарах. Или уже не возмущайся и не реагируй, если делаешь то, что может выглядеть неправильным, себе-то можно и не лгать, почему ты совершаешь тот или иной поступок.
В комнате Зарема, сверкая глазами и меняясь в лице, продолжала напоминать азкрученную пружину в механизме, готовую в любой момент распрямиться. А отвечая на вопрос, она оглянулась. Плохой знак. Если человек ищет путь к отступлению, ему есть чего опасаться. И хотя характер у него самого тоже тяжелый, обычно, не разобравшись в ситуации, он не наказывал никого и об этом тоже знали. Поэтому прикидывать возможности побега — очень, очень плохая идея.
- Это не похоже на тебя, - ответил он, - обычно ты не молчишь, когда дело касается того, что тебе важно и дорого и не уходишь, даже если у тебя появляются защитники. Кроме того, будь у японцев цель подставить тебя, доказательства были бы лучше. Они сами не ожидали того, что произошло. И ты хорошо умеешь обращаться со взрывчаткой.
Кто другой уже бы поклялся чем-то дорогим, от здоровья близких до кар Аллзха, убеждая в своей невиновности. Но не она. Либо не считает нужным, либо не хочет врать. И больше всего злило, что Зарема не может либо соврать так, что бы сомнений в ее невиновности не осталось, либо в конце концов, набраться мужества и рассказать правду. Потому, что чем дольше они кружат возле этой правды, тем хуже.

+1

26

- Простите, -  лаконично ответила я на замечание о моём поведении.  Здесь Джарах был абсолютно прав и не согласиться с ним было бы глупо.
Но вот что делать дальше?  Он будто бы смотрел мне в душу.  Он знает характер каждого своего подчинённого и это отличает его от многих других предводителей.  Знает и мой.  Пусть Аллах рассудит, достойна ли я кары от рук этого человека, -  решила я и, закусив губу, прошла к дивану.  Сев, я сложила руки на коленях и проговорила не поднимая глаз:
- Да, это я устроила взрыв в зале для переговоров, -  мой голос эхом отдался от стен полупустой квартиры, -  Акеми велела мне снять хиджаб и переодеться в европейскую одежду.  Дескать, японцам не по нраву присутствие мусульман в национальной одежде! -  воспоминания о том разговоре яркими кадрами проносились передо мной.  Я выпрямилась и голос мой стал жёстче.  Акеми была мертва, но злость на неё всё ещё кипела в моей душе, -  я отказалась.  У нас началась драка.  Она кинула в меня сюри... сюр... в общем, их оружие.  Потом я сказала ей, чтобы она тогда тоже сняла свои национальные одежды и разорвала на ней кимоно... -  тут последовала пауза, потому что я устыдилась обнажённого тела японки, -  она убежала, назвав наши нравы дикими.  Я пообещала отомстить, ну и...
Я замолчала, нервно заправив прядь чёрных волос за ухо.  Некоторое время в комнате стояла звенящая тишина.  Потом я медленно подняла голову:
- Это всё.  Взрыв я сделала на следующее утро.  Ночью прикрепила пластид под столом в зале...  Потом меня схватили.  Я не успела уйти.
Всё моё существо выражало вину, которую я была готова признать.  Я не знала, что ещё говорить и, тем более, что делать.  Думать о побеге было поздно:  правда рассказана, а я один на один с террористом в пустой квартире.  Остаётся надеяться на милость Аллаха.

+3

27

- Так какого черта ты молчала?! - не выдержав, рявкнул он, с размаху саданув кулаком по дверце шкафа. Та не выдержала удара и закачалась на одной петле, - Я зачем тебя вытаскивал оттуда, похерив отношения с японцами?! Что, ну что я после этого должен был сделать? Кожу с тебя снять?! Я в ваших глазах совсем монстр, что ли, я понять не могу? Прошу соблюдать правила и не врать! Еще ни одного не искалечил, если успел сказать правду раньше чем я узнаю!
Да, порой он был слишком крут в наказаниях, но когда подчиненный успевал сказать правду, Саббах честно пытался сдерживаться, придерживаясь золотой мудрости "за правду половина вины снимается" И знали же, видели, слышали. Нет, страх наказания настолько крепко сидел в голове, что подумать было, видимо, очень сложно.
- Вот что у этой дуры японской в голове было, одежда ей не понравилась?! А у тебя?! Какой шайтан за тобой ходит и под руку толкает? Можно же было взрыв в последний день устроить, раз припекло! И не в зале переговоров! Зарема! Нельзя всегда действовать самым простым и грубым методом, когда хочется!
Дверца, висящая на одной петле, негромко, но противно скрипнула. Джарах резко пнул ее ногой, действуя как раз просто, грубо и потому, что захотелось и та грохнулась на пол.
- И куда ты бежать собралась? Ты знала, куда? - в Хабаровске у нее, кажется, никого не было. "И нет же, проще казалось сбежать и пусть потом ловят, это же не так страшно, как правду сказать!" с сарказмом подумал он.

+2

28

Когда он ударил кулаком в дверцу шкафа, я дёрнулась, возблагодарив Аллаха за то, что я была не на месте этой дверцы.  Потом он начал задавать вопросы, каждый из которых бил словно плеть, так что я невольно вжимала голову в плечи. 
- Я не знаю, -  тихо ответила я, -  я запуталась.  Я...  Зачем нам вообще эти японцы? -  я вскинула глаза на куратора, -  Лицемерные подлые твари, не выносящие другие национальности и другие религии!  Да они нож и эту... звёздочку кинут в спину при первой возможности!
Я намеренно умолчала, не ответив на вопрос про монстра.  Если скажу "да" -  обижу, если скажу "нет"...  Сейчас это не столь важно и глупо.  Тем более, что некоторые и правда так считают.  А я?  Я боюсь его, но...  Эта мысль как и многие другие так и не была доведена до конца.  Поняв, что бить меня не собираются, я встала и подошла к окну, стараясь, однако, не сильно-то в него выглядывать.  Мы были здесь полулигально, так что лишние глаза были совершенно ни к чему.  Страх перед Саббахом прошёл мгновенно.  Сейчас он был просто мужчиной-единоверцем.  Эмоции легко завладевали мной и почти все также быстро отпускали.  Но эмоции относительно японок так и остались внутри меня, проходя по всему телу горячей взрывной волной.
- Вот именно! -  всплеснула руками я, повернувшись к Джараху, из-за усилившегося акцента и эха в квартире, голос мой звучал громче, чем следовало, но меня понесло, -  Что было у неё в голове?!  Азиатское дружелюбие?  Чушь!  Гостеприимство?  В их деревянных с бумагой домах просматривается каждый уголок!  Там не переодеться даже!  Почему я должна уступать?  Они не оскверняют свою веру отказом носить традиционные одежды!
Слова о том, что я могла устроить взрыв позже и в другом месте, заставил меня замолчать.  Он прав.  Я опять не сдержалась.  Как всегда в такие моменты.
- Шайтан меня попутал, -  сказала я, чуть опустив глаза, но не столь покорно, как раньше, -  Когда она полезла в драку, я...  Простите меня.  Я не знаю, куда хотела бежать, -  я сделала паузу, -  но теперь этого уже не надо.

+3

29

- Японцы, точнее, конкретно эта группировка имеет выход на технологии, - пояснил он, - их страна пока еще впереди планеты всей по микросхемам, приборам и прочей мелочи. Кроме того, они делают лучше всех это из пластика, что позволяет проносить взрывчатку через рамки аэропортов и других мест. И подумай вот над чем - мы часто ведем себя не лучше. В наших странах косо сморят на женщин с непокрытой головой или в джинсах.  У нас до сих пор есть кафе, куда женщинам входить нельзя. Правда, для них тоже есть отдельные заведения, но... И видимо, что-то такое и было в голове у этой кретинки. 
Ладно, умников, способных собрать небольшие контроллеры, реле и управления из пластика, без грамма железа и имеющих вид какого-нибудь фена или тостера, можно найти и в Европе, обиженных и недооценных везде хватает. Все равно ему менталитет европейца был ближе, чем азиата. Плохо, что те японцы затаят злобу, а мстить они тоже умеют. Хотя открыто пакостить не рискнут, "потерять лицо", показав, что личное для них важнее общего дела, для них это порог смерти.
А Зарему, кажется, проняло. Ну, хоть бояться перестала, появилась какая-то... живость, что ли.
- Ладно, - кивнул иорданец, - просто запомни на будущее, что не всегда стоит действовать сгоряча. И да, бежать никуда не надо. Я отвечаю за тебя и я не для того вытаскивал тебя из Японии, что бы сделать что-то страшное  с тобой здесь.

+2

30

А где? -  хотелось мне спросить на последнюю фразу Джараха, но я не стала этого делать.  Зачем?  Мой куратор благороден и не причинит мне вреда.  Стало спокойнее и плечи расправились сами собой.  Никакой угрозы со стороны Джараха не было.  Да и японцы пока молчали.  Я внимательно выслушала террориста и запомнила всё, что он говорил.  Теперь придётся относиться к этому клану с уважением, как бы не было противно.
- Но извиняться перед ними я не буду, -  твёрдо сказала я, снова садясь на диван.
В этот момент у Саббаха зазвонил телефон.  Совсем ненадолго - на два или три гудка и отключился.  Неужели ошиблись номером?  Это вряд ли.  Чувство необъяснимой тревоги вновь вернулось и уговаривать себя, что всё в порядке было бесполезно.
    Поскольку квартира была однокомн7атной, то намаз мы совершали я на кухне, а Джарах в комнате, ак как мужчины и женщины в Исламе всегда творили молитву отдельно.  В своей молитве я благодарила Аллаха за доброту и мудрость Саббаха и за то, что мне гарантированно не придётся умирать с тяжёлым поясом на теле.  Хотя, я всегда была готова умереть за Аллаха.  Я всегда была немного безумной -  так обо мне говорили.  Кто-то даже сравнивал меня с ассасинами и это было приятно.  Может быть
это и так, но я совершенно этого не стеснялась, потому сейчас, как всегда после молитвы, я блаженно прикрыла глаза, чтобы насладиться светом, который впустило в себя моё подсознание. Я как всегда парила над землёй, слившись с...  Скрип тормозов за окном прервал состояние транса.  Встав, я подошла к окну, просто чтобы посмотреть, кому там делать нечего.
    За окном стояли две чёрные машины.  Чёрные "Волги".  Кто ездит в России на чёрных "Волгах" знали все.  Споткнувшись о молитвенный коврик, я вбежала в комнате и, как это было не совестно, прервала намаз Джараха, что делать категорически запрещено.
- Федералы под окнами!  Указывают рукой наверх.  Кто-то, -  я опустила взгляд на телефон Джараха, па который кто-то звонил пробивным звонком, -  сдал квартиру.

+3

31

Молитва успокаивала и приносила облегчение. А кроме того, если не помогала увидеть хотя бы часть замысла Аллаха, то помогала уложить все в душе и смиренно принимать все происходящее. Полные сложных испытаний сутки, бешеный перелет в Японию, сложный разговор с ними - да какой там покер, вот где умение блефовать пригодилось, - убийство невинного человека, которого было все-таки жаль. Оставалось надеяться, что их богиня милосердия все же за ним присмотрит, перелет сюда, тяжелый разговор с Заремой... Много разговоров. Наверно, Аллах говорил ему то же, что и он - девушке, что хороший воин умеет сражаться везде, на поле брани и в залах, где требуется уметь слушать и говорить...  А так же учиться терпению, мудрости...
- "И нет нам покоя..." - почти пропел он строчку из песни, краем глаза выглядывая в окно, - да что ж за день-то! Держи, - он сунул девушке в руку телефон и вытащил из ее волос пару "невидимок" или шпилек, он не особо разбирался - первый звонок - пожарным, на этот адрес, квартира - соседняя, у соседей пожар. Второй - ментам. В хату ломится пьяный ухажер твоей сестры, работает в конторе. Приедут они быстро, а пока разберутся...  И уходи. Уходя - бросай спичку в духовку.
Разберутся менты с комитетчиками быстро, надо полагать. Но это пара минут, которые им пригодятся. Очень пригодятся. Оставив девушку с телефоном, Джарах прошел на кухню, включил плиту,  отодвинул занавеску и щедро плеснул на конфорки масло. Насобирал все, что могло гореть - старые газеты, картонные коробки и запихнул в духовку. И пожар вам будет.
И вышел на площадку. Прислушался к одной двери, к другой. Достал заколки и возблагодарил Аллаха, что СССР страна, где низкий уровень преступности, а замки ставят простые, потому, что язычок замка быстро покорно щелкнул. И окна у квартиры выходили куда надо - с другой стороны дома. Ну а спуститься вниз по карнизу или вылезти из окна на крышу это не проблема.

+1

32

- И нет нам покоя, -  повторила я, беря спички.
Всё было молниеносно:  два раза чиркнуть, бросить и успеть покинуть квартиру до того, как раздастся взрыв.  А что?  Так бывает:  взрыв бытового газа и всё.  Прошло буквально полминуты после того, как мы выскочили на лестничную площадку и раздался взрыв.  Поти теракт, -  пронеслось у меня в голове.  Поднявшись на этаж выше, я посмотрела в окно и увидела, что и менты и комитетчики ВМЕСТЕ собираются войти в подъезд.
- Через них не получится, они все идут сюда.  Давайте через крышу!
Не то чтоб я отдавал приказы куратору, вовсе нет, просто в данной ситуации мы оба оказались заложниками обстоятельств и были наравне.
    Я бежала так быстро, как только могла, перескакивая через две ступеньки.  Дверь чердака открыть не получилось, потому что душку висячего замка кто-то чем-то залепил.  Дождавшись Джараха, чтобы войти вместе, я резко рванула на себя замок, который у меняя в руке и остался.  Вместе с дверной дужкой.
- Русский сервис, -  пренебрежительно проговорила я, заходя на чердак и оставляя замок там.
Через небольшое слуховое окно мы выбрались на крышу и осмотрелись.  Внизу всё ещё стояли чёрные машины федералов и жёлтые милицейские.  Интересно, до чего такого они договорились, что действуют сообща?  Теперь нужно было ждать, пока они уедут.  Чтобы меня (Джарах, надеюсь, присоединится) гарантированно не было видно с крыши соседних зданий, я пригнулась и пробежала до толстой каменной трубы, за которой и спряталась, с тревогой посмотрев на недострой напротив:  идеальный сектор для стрельбы.  Это плохо...  Могут выставить снайпера.  Словно бы моя материализовавшаяся мысль, на крыше напротив мелькнула чья-то тень.  Я указала Джараху на дом напротив:
- По-моему, там снайпер по наши души.

+2

33

Рвануло хорошо. Взрыв всегда вызывает панику, даже бытовой. А уж когда люди заметят и ментов и комитет, паника будет превосходная. То, что надо.
Джарах выбрался вслед за девушкой на крышу, добрался до трубы и посмотрел туда, куда указывала Зарема. Снайпер? Вполне может быть. И, увидев сорванный замок за ними полезут на крышу. Под домом клумбы, третий этаж,  можно и прыгнуть, главное, грамотно, но до места, откуда прыгать, надо дойти. И не подставиться под снайпера.
- Скорее, по мою, - ухмыльнулся иорданец, хватая Зарему за шею и прижимая к себе, как в фильмах или передачах про заложников. Выстрелить в девушку,на которую нет ориентировки, снайпер не может. Общественность, суды, мировые скандалы. А ну как и правда, мирная жительница? - они решат, что ты заложница. Прыгать хорошо умеешь? Нам сейчас надо вот туда дойти и прыгнуть на клумбы. А потом угоним воон ту,- он указал кивком головы, - машину ментовскую. Я отсюда вижу, что там стажер за рулем.
"Прикрываясь" Заремой и тем не менее, идя так, что бы почти не оставлять снайперу шансов видеть их, мужчина дошел до нужного места на крыше.
- Я за руль, ты на пассажирское, парня зажимаем между нами, по дороге аккуратно выбросим, убийство нам не простят, - быстро проговорил он инструкции, - давай за мной.
Отпустив девушку, он быстро разбежался и прыгнул с крыши, метя в роскошную  клумбу. Во время прыжка Джарах успел сгруппироваться, упав, прокатился по цветам, безжалостно их сминая. Заныли отшибленные руки и ноги, принявшие удар, напоминая, что годы идут неумолимо, еще какой-нибудь десяток лет и такой трюк сможет уложить на больничную койку вернее пули. Но все мысли потом.
Араб, уже в движении распрямляясь, рванул на себя дверцу милицейской машины, другой рукой въехал по челюсти совсем молоденькому сержантику, сдвигая его и заводя машину.

+3

34

Быть заложницей у собственного куратора было весьма необычно.  Конечно, это был только инсценировка, но у некоторых видов снайперского оружия хорошая оптика, позволяющая видеть даже выражение лица человека, находится в двадцати метрах от тебя, а-то и дальше.  Поэтому, чтобы не тянуть время, я попросила Джараха подождать минуту и, спрятавшись за трубой, распустила волосы парика так, чтобы можно было закрыть ими лицо.  Сильный ветер был мне в помощь, так что пока мы шли, волосы всё время лезли в глаза и их практически не было видно.
    Благополучно пройдя до края, мы приготовились.  Джарах указал, куда нужно прыгать и задал весьма странный вопрос, умею ли я хорошо прыгать.
- Учили немного, з-  не смогла не сиронизировать я.  Именно сиронизировать, потому что "немного" в горах Кавказа или какой-либо восточной страны, где есть горы, это по пять-шесть часок тренировочных прыжков, кульбитов, бега и спарринга в условиях реального боя на сложной местности. 
Саббах прыгнул первым, безжалостно смяв красивые цветы в клумбе, я следом.  Сам прыжок был выполнен идеально, а вот приземление подкачало (хотя, кто заметит это в такой ситуации?), потому что я сильно ударилась коленом о каменный край клумбы.    Выругавшись, я побежала  машине вместе с террористом.  Молодой сержант дёрнулся было в мою сторону, когда я рванула дверцу на себя, но куратор остановил его ударом в челюсть.  Мы рванули с места.
- Эй, кто вы?  Что за произвол, я...
Но он не успел договорить, потому что я влила ему в рот флакончик духов, который вытащила из сумочки.  Не восточных, настоянных на травах и эфирных маслах (когда я ездила в Европу, я обычно не пользовалась ими -  слишком приметный аромат), а старой доброй советской "Красной Москвы".  Содержание спирта в нём было столь велико, что сержантик тут же уснул и даже захрапел.  Флакончик с оставшимися каплями я сунула ему в руку, предварительно стерев свои отпечатки.  Когда его найдут, подумают, что напился женских духов за неимением нормального алкоголя.
    Пока я производила эти манипуляции, Джарах гнал по трассе, съезжая в сторону пригорода.  Прибрав волосы парика в "ракушку", я спросила:
- Куда мы сейчас?
Оглядевшись, я поняла, что по обеим сторонам начинается лесополоса, а судя по тряске, дорога через каких-нибудь триста метров вовсе не будет асфальтированной.  Постепенно темнело и это нагоняло сонливость, но спать было нельзя.  К тому же в зеркале заднего вида подозрительно долго была видна одна и та же белая "пятёрка".
- Как вы думаете, как они нашли нас? -  спросила я, чуть повернув голову к Саббаху:  вернее сказать, кто навёл?Может быть ответ третий час едет за нами в белой "пятёрке"7
Я умышленно не сказала о ней, когда мы были в городе, потому что здесь, где по обеим сторонам лес и канавы, нам легче будет избавиться от преследователей.  Да, мало ли несчастных случаев за городом.  А, если что, в милицейской машине наверняка есть автомат.  Может быть даже не один.

+2

35

- Как они нашли нас, мы потом подумаем, - ответил он, - сейчас нам надо сделать так, что бы не нашли. Забрала же у сержанта пистолет?  Готовься стрелять по колесам. Только по колесам, Зарема. Пока мы тут только подозреваемые и похожие на кого-то лица. А вот если повесим на себя ненужное убийство, то на нас начнется серьезная охота.
Когда надо было убивать или пытать, Джарах не колебался ни секунды, не боясь убирать лишних или наказывать смертью за предательство. Но тогда, когда чужая смерть сулила неприятностей больше, чем выгоды он искал способы ее избежать. Как сейчас. Лица их видели смутно, не четко, пожар спалит почти все отпечатки, да и толку, что что-то найдут? Ну, побегают за ними, пока могут, а потом случится что-то более важное, сегодняшнее и странные гости уже будут вторичными. Не убили, не покалечили, ну и хрен с ними, попадутся еще - хорошо, не попадутся...
Дождавшись, пока белая "пятерка" с пробитыми колесами останется позади, иорданец еще какое-то время мчался по бездорожью, что-то выглядывая. И в какой-то момент машина остановилась, что бы выгрузить невольного пассажира и потом остановилась снова.
Постучав пальцами по рулю и призвав мысли и внутренние силы к порядку, мужчина кивнул:
- Выходим, машину тоже поджигаем, - засунуть в бензобак и вытащить ветошь не сложно, как и кинуть ее в салон, что бы потом уронить туда горящую спичку и поджечь еще кусок, свисающей из бака.
Пройдя чуть больше километра они вышли к станции, чьи провода и свет Саббах так выглядывал по дороге. Оставалось надеяться, что Аллах на их стороне и не подведет и в этот раз.
Скорый поезд "Владивосток - Харьков" остановился минут через десять. Увидев тлеющий огонек сигареты в двери одного из вагонов, Джарах подхватил Зарему под руку и потащил туда.
- До Казани, без подселенцев, - мужчина небрежным жестом вытащил пару крупных купюр, демонстрируя проводнице. Тетка, уже в годах, если и колебалась, то недолго.
- Спальное купе свободное, - прокуренным голосом сообщила она, - беспорядки не учинять и мы расстанемся в Казани в счастливом неведеньи друг о друге.
- Приятно иметь дело с деловым человеком, - хмыкнул Джарах, отдавая деньги, - не сочтите за наглость, но нам бы еще чай.
- Сделаем, - кивнула проводница, демонстрируя фокус с исчезновением денег в недрах формы, - пойдемте, провожу.
- Четыре дня, двенадцать часов, - протянул Саббах, прочитавший информацию движения у дверей, но уже  в купе, когда проводница оставила их, - но в Казани у нас своих много. И моих. Была в Казани? Там такие мечети красивые...
В Казани жила пара приятелей по МГУ, с которыми он иногда честно обменивался письмами, передавал подарки и поддерживал своеобразные дружеские отношения. И эти знакомые, кто-то с полным пониманием, а кто-то невольно, помогали даже не СТРАХу, а Саббаху в деле СТРАХа. А еще там была пара радикальных мусульманских ячеек.

+2

36

Мне оставалось только молча следовать за куратором и выполнять приказы.  Но меня это ничуть не тяготило:  Джарах делал всё что нужно с неумолимой жёсткостью и поразительным изяществом.  По характеру я не могла назвать себя ведомой, ибо вести меня мог только Всевышний.  И Саббах -  он, кроме отца и матери (даже с ней я умудрялась ссориться) был единственным исключением.  Так что когда мы оказались в купе, я была абсолютна спокойной и умиротворённой, так как во время нашего маленького "приключения" я прекрасно сбросила негатив и подзарядилась хорошей дозой адреналина.
- Нет, -  улыбнулась я и покачала головой, -  но рада, что посчастливится там побывать.  Несмотря на, почти русские корни, я очень редко бываю в России.  Последний раз была в Новосибирске.  А, да, вы же в курсе.
Мне почему-то стало смешно от собственной глупости:  рассказывать иорданцу о городе, в который он же меня и отправлял с заданием.  Мы в купе были одни, потому я позволила себе маленькую вольность:  сняла парик и убрала его в сумку, потому что голова от него ужасно устала.  Чёрные волосы густыми волнами рассыпались по спине и плечам.  Перед Джарахом сидела сейчас истинно восточная девушка.  Когда принесли чай, я сделала глоток горячего напитка и чуть заметно скривилась:
- О, Аллах!  В кафе больницы чай вкуснее.
И правда:  чай, который нам принесли был очень чёрным, но на вкус был явно второй свежести -  не то горьким, не то кислым.  Я отставила чашку и посмотрела в окно:  за окном были очень красивые пейзажи.  Они расслабляли и радовали глаз не меньше, чем загадочная восточная местность, к которой я, в принципе, привыкла.
- А вы много раз были в России? -  спросила я, пользуясь моментом, чтобы подольше и побольше пообщаться с террористом и, уже который раз ловлю себя на мысли, полюбоваться им.
Я не стала уточнять, надежные у него в Казани люди или нет.  Про Абдуллу он мне не ответил напрямую, значит, не расскажет и дальше.  Мда-а-а, прошлись мы сегодня по Хабаровску карающим пламенем Аллаха.  Никаких акций не надо.  Я полезла в сумку, чтобы достать зеркальце, как вдруг моя рука наткнулась на что-то металлическое.  Я посмотрела получше:  у меня в сумке был пистолет того сержантика, которого мы выкинули из машины.  Я должна была сбросить его рядом с ним, но, забыв, что это не моё оружие, машинально положила его в сумку.  Фактически, украла!  Шийтан меня побери!  Грех на душу взяла.  Но, теперь уже не сбросить.  И надфиля нет -  номера спилить.
- Простите, а... можно вопрос?  Проверять на наличие оружия, наркотиков и прочего нас, надеюсь, не будут?
Сумку я закрыла на все молнии, так что пистолета Саббах пока не видел, а показать его я боялась -  вдруг, кто-нибудь зайдёт, а мы ещё не заперли дверь на защёлку после ухода проводницы.

+2

37

Оставалось надеяться, что хоть до Казани они доедут в более-менее относительном покое. Проводница явно опытная, прекрасно понимает, что если ее пассажиров не побеспокоят, то можно рассчитывать и еще на вознаграждение, поэтому их покой будет охранять лучше, чем всех остальных вместе взятых пассажиров. А если что-то пойдет не так  - найдет способ предупредить.
Дождаться какой-нибудь станции с вечными бабушками-старушками с едой... Вспомнились студенческие поездки. К Кериму, как раз в Казань, в гости на новогодние каникулы, в Крым с ребятами летом, отец был не против таких поездок, считал, что сыну надо заводить друзей, да и учиться общаться с иноверцами. А раз проблем у мальчика нет, зачем запрещать?
Увидев распущенные волосы Заремы Джарах почти расслабился. Черные, густые, красивые, падая на плечи, они смягчали лицо девушки, делая ее в свете мелькающих фонарей мягкой и загадочной. Эдакий жест доверия. Волосы женщины, ее фигура, это ее сокровища, ее тайны, которые известны лишь самым близким ее мужчинам - отцу и братьям, потом мужу и сыновьям. Восточные женщины ему нравились больше еще и поэтому. На людях они были скромны и убраны, но дома! Яркие, красивые, шумные, веселые! Женщины западной культуры выглядели красиво в обществе. Яркие, элегантно или подчеркнуто-женственно одетые, дома они надевали простую домашнюю одежду, убирали волосы в некрасивый узел, смывали косметику... Нет, женщина и без косметики прекрасна, но... И уставшие после работы, хамили или не хотели разговаривать с мужьями. Все наоборот. Зарема же оставалась дочерью Востока. Собранная, резкая на заданиях и на людях, оставаясь вдвоем с ним, она вела себя... пожалуй, лучше всего подходило слово "прилично". Становилась тише, спокойней.
- Зато горячий, - философски пожал он плечами на замечание о чае, - в России, да, одно время даже, можно сказать жил здесь. Полюбил русский балет. В Новосибирске, правда, не был, - хмыкнул иорданец. Перестук колес, ночь за окном, горький чай, все это настраивало на определенный лад. Умиротворяющий настрой едущего человека, - Москва, Ленинград, Казань, Великий Новгород, в Крыму был. Ну, в Хабаровске побывали,  - снова улыбнулся он.
А вот вопрос чеченки его насторожил. Особенно, если учесть, что перед этим она покопалась в сумочке и как-то резко ее застегнула. Аллах, дай этой женщине немного мудрости! Объясни ей, что сейчас ее проблема - это наша проблема, моя проблема! Нет, хватит с него на сегодня. В конце концов, заглянуть туда можно будет, когда она куда-нибудь выйдет или уснет, что бы точно знать, к чему быть готовому. Или спросить ее днем. Или может, она просто сформулирует правильно фразу и скажет сама. Но когда?! Аллах, что за страшное место эти женские сумки, в аэропорту было все хорошо, когда там успело появиться то, что нельзя видеть контролю?!
- До Читы крупных станций не будет, если только на приграничных с Китаем станциях не возникнет проблем , - проблемы с коммунистически-социалистическим Китаем у СССР возникали редко, но мелким бандитам закон не писан, как известно, - если тебе надо будет, что бы я вышел, не стесняйся сказать.
Переодеться, расчесаться, мало ли. Внезапно путешествие в поезде обрело ряд мелких проблем, связанных с их полами. И ему надо было ни чем не смутить и не обидеть девушку, никак не проявить неуважения.

+3

38

- Ну и слава Аллаху, -  сказала я, чуть откинув назад голову и устремив задумчивый взгляд вверх.
Стук колёс, чай, огоньки фонарей за окном, приятная компания.  Это дарило умиротворение.  Не такое, какое бывает после боя или выполненного задания, когда ты понимаешь, что Аллах был на твоей стороне, а значит, ты достоин быть его Воином.  Это простое умиротворение жизни, в котором не страшно просто расслабиться и высвободить "женскую" половину своего "я".  Джарах обладал какой-то неповторимой суровой красотой и мог расположить к себе так, что с ним хотелось говорить и говорить и говорить...
- А я всегда хотела посетить Ленинград, -  проговорила я, делая глоток горячего невкусного чая, -  только задания в нём не выполнять.  Красивый город, жалко портить.
Я могла быть беспощадной к Неверным, но вот разрушить что-то красивое, исторически ценное -  этого я не могла себе позволить.  Многие ваххабиты рушат мечети и прочие здания архитектуры только потому, что их построили кафиры.  С этим я была категорически не согласна (как и с убийством детей, стариков и животных), потому с некоторыми ваххабитами в нашем крыле (да-да, там были и такие) у меня часто возникали конфликты.
- А в чеченской республике вы были? -  спросила я, чуть облокотившись локтем о подушку (очень хотелось прилечь и говорить лёжа, но Джарах может неверно истолковать этот жест), -  вы немного знаете чеченский.
На фразу Саббаха о том, чтобы он вышел, если мне понадобится, я покачала головой и ответила с улыбкой:
- Не стоит.  Я выйду в уборную, если потребуется.
Мужчина сидел в лёгкой куртке, так что большая длинная дыра на рукаве была мне заметна.  Я долго стеснялась сказать об этом, но, с другой стороны, не сказать тоже нельзя, иначе это будет позор.  Потому я достала иголку и чёрные нитки (на такие случаи у меня было несколько моточков разных цветов), потом посмотрела на куратора и снова улыбнулась, немного покраснев от неловкости:
- У вас на левом рукаве очень большая дырка.  Наверное, зацепились за что-то.  Давайте куртку, я зашью её.

+2

39

Ему Ленинград тоже нравился. Дома старые, красивые, прямые линии улиц, шпиль Адмиралтейства, мистические россказни. И Петергоф, город-музей, красивый, сказочный.
- Красивый город, - кивнул иорданец, - своеобразный. Дом с грифонами, где аптекарь жил, который секрет вечной жизни открыл, а грифоны эти летали по ночам. Все хотел там переночевать, не в доме, так хоть на чердаке. Лошади, опять же, красиво сделаны.
В одну из попыток молодых, полных энтузиазма и, как они утверждали, атеизма, забрала милиция. Узнав, с какого факультета парни и фамилии двоих, стражи порядка поскучнели, провели беседу, порекомендовали не нарушать и отпустили. Тогда у них опыта не было - как прятаться, где прятаться, да и сейчас можно просто найти жильца, готового за определенную сумму пустить на ночь любопытных туристов в квартиру. С деньгами, как заметил Джарах, жить стало значительно проще, но скучнее. Ну а лошади - так какой араб не любит красивых лошадей, пусть и замерших в вечных памятниках?
- Надо будет съездить, только не как в Мюнхен, а получше подготовиться, - весело хмыкнул он, - именно в отпуск и всех недобитков предупредить - хоть один теракт и я сам их живых на куски порежу и бродячим собакам скормлю. Поедешь?
Может, правда, надо будет еще кого-нибудь взять. Может, матушку Заремы или тетку, что бы не выглядело очень уж двусмысленной эта поездка для нее. Может и польза будет, Зарема станет не такой воинственной. Да и матери спокойнее будет, что ее дочь не только... с оружием и сражается.
- В Аргунском ущелье, где Ушкалойские башни и дальше, Ушкалой, Итум-Кале, - кивнул Саббах, - с местными группами знакомиться приезжали, предлагали дружбу и централизованную организацию. Согласные до сих пор там занимаются, в горах. Красивейшее место...
Горы. Высокие, с переходами, долинами, по которым бежали быстрые реки, холодные и чистые, леса и пещеры. Удобное место для тренировочных лагерей и если уж там сумеешь выжить, после много где легко будет, кроме его дома - пустыни, песок, сухость, - только я сперва чеченский выучил, а потом поехал. Был у меня учитель из этого ущелья, артиллерист бывший, глазомер - без приборов считал!
Джарах посмотрел на куртку и правда обнаружил там дыру.  Да, в такой суматохе не то, что дыру, ранение не всегда замечаешь.
- Держи, - он снял куртку, протягивая ее девушке. Кто бы сказал, что она, сидящая с иголкой, одна из опаснейших и коварных женщин? Смущенный взгляд, робкая улыбка. И словно не она спорила с ним несколько часов назад, обличая японцев.
Все-таки как бы ни была хороша в своем деле Эмма, западные женщины так не умеют. Не играть, а правда быть домашней, женственной и мирной, когда ситуация не требует иного и превращаться в фурию и джиннию, когда надо. Правда, конкретно этой черноглазой и черноволосой фурии он бы добавил если не мудрости, то хотя бы терпения.

Отредактировано Джарах "Саббах" (09.12.2017 14:56)

+3

40

- Говорят, туда хорошо ехать летом, когда ночи белые, -  сказала я, задумчиво глядя на пейзаж за окном, -  можно покататься по рекам и каналам.  Я бы хотела.
Мы говорили по-русски и мне было комфортно.  Находясь рядом с Джарахом я могла вспомнить о своей родине то немногое, что я помнила с детства, когда был жив отец.  И дед.  Но это было давно.  В прошлой жизни, которую от этой отделила первая выпущенная мной автоматная очередь...  Удивительно, но сидя с опасным арабским террористом я беседовала даже не о войне, а о мирной жизни и мне не было скучно или неинтересно.  С ним, наверное, интересно было бы обсудить  даже продажу лепёшек на рынке, -  пришла в голову наиглупейшая в жизни мысль.
- Говорят, что грифоны -  это хранители богатства, -  сказала я, вспомнив то, что читала когда-то из области мифологии народов мира.  Были в моей жизни и такие моменты.
За окном совсем стемнело, потому свет фонарей казался ярче.  Но мне не хотелось спать.  Не хотелось терять нить разговора.  Предложение террориста просто отдохнуть в красивом российском городе было более чем неожиданным и даже насмешило:
- Да уж! -  отсмеявшись, сказала я, -  Мюнхен я надолго запомню!  Внеплановая тренировка.
От посланной неведомым террористам угрозы шёл такой заряд, что по коже пробегали мурашки, но мне это понравилось.  Настроение улучшалось с каждой минутой.  Я даже позволила себе немного ослабить рамки самоконтроля, совсем чуть-чуть и, с лёгким кокетством склонила голову набок и смеясь спросила:
- А куда ехать?  Резать недобитком или отдыхать? -  это был лёгкий, но совсем незлобный подкол, потому как приглашение прозвучало сразу, после угрозы, -  Резать ещё кого-то после Японии...  Заманчиво, но я и так доставила вам немало хлопот, за что ещё раз прошу прощения, -  я чуть склонила голову, потом снова посмотрела на куратора, -  а вот отдохнуть я не против.  Поеду.  Интересно будет сходить в Эр... Эр... как его...  ЭрмИтаж, -  это слово давалось почему-то с трудом и я всегда неправильно ставила в нём ударение.
   Сама судьба определила так, что Джарах был именно в той части Чеченской республике, где я была в детстве со своей семьёй.  Мне нравилось слушать, когда Саббах говорил о войне и об общем деле.  Я наверное, могла бы слушать его часами.  Это часть моего непростого мировосприятия -  война была мне ближе, чем мир.  А, может, дело было не только в тематике, но и в его голосе?  Я не стала задумываться об этом, потому что мне вспомнилось детство:
- Я видела эти башни, -  сказала я, чуть откинувшись назад, -  мне тогда пять лет было.  Недалеко от ущелья был аул.  Там жил мой дед.  Мы каждое лето на месяц приезжали к деду.  Традиция такая была.  Правда с отцом были там всего однажды.  После этого он ушёл в Афганистан и...
Я замолчала закусив губу, и только кулаки сжались сами собой.  Я любила отца как никто, но, даже через много лет так и не смогла найти того кафира, который убил его.   Я лишь знала, что это был русский...  На войне невинных нет, -  сказали мне когда-то, -  зато страдают те невинные, чьих родственников убили на этой войне.  Силой заставив себя вернуться в реальность, я продолжила:
- Дед учил меня лепить из глины, так что годам к десяти я могла произвести миску на гончарном круге.  У него было самое большое хозяйство во всём ауле, -  я улыбнулась, -  а потом началась война.  Пришли русские, американцы...  Сейчас этого аула уже нет.  Кто успел, тот ушёл...
Я перевела внимание на куртку, которую зашивала.  В моих глазах была ностальгия по детству, печаль и злость на Неверных, разрушивших аул, где жили мои предки.  Тонкие пальцы проворно держали иголку, строчка была такой ровной, что, если не приглядываться, то и не заметишь, что где-то что-то зашито.
- Держите, -  улыбнулась я, отдавая обратно куртку, -  зашила на совесть.
В соседнем купе пьяная компания заорала песни, громко играя на гитаре.  Слышался звон соприкасающихся толи стопок, толи бокалов и развратный женский смех.  Я посмотрела на часы -  первый час ночи.  Если не угомонятся к тому времени, когда мы ляжем спать...  Пойду разбираться, -  подумала я, допивая остывший чай.
- Нам бы перекусить, -  предложила я, -  а-то я немного отвыкла есть один раз в день.  Здесь есть вагон-ресторан?  Деньги у меня есть, -  поспешно добавила я, чтобы Джарах не думал, что я собираюсь есть за его счёт.  Правда деньги были украдены из бардачка милицейской машины (возникает вопрос, что они там делали?), но это уже вопрос десятый.

+2