До 18 июня на форуме проходит кругосветная викторина! Хочешь блеснуть знаниями, получить подарки и узнать что-то новое?

Угадай 21 страну по кадру!
16.10.2017: Допрашиваем Джараха до 21 октября включительно!

Мы приятный на вкус коктейль из шпионских игр, альтернативной истории и юмора. Основное внимание уделяем логике, бою и выполнению заданий - шпионских или диверсионных. 2016-й год. На карте сохранены СССР и ГДР. Могущественны США, ФРГ, Англия, Япония. Спецслужбы - не бездействуют, так как в ходу - гаджеты и интернет. Подписывайтесь в паблик. Если есть вопросы, можете напрямую спросить у ЦК НОЛФ или обратиться в гостевую книгу.
ДОСКА ПОЧЁТА
ДОСКА ПОЗОРА
ЛЮБИМЫЕ ЦИТАТЫ
НАША ГОРДОСТЬ
ДЖАРАХ САББАХ
ЖЕРТВА ДОПРОСА

"Тут теперь, главное, поговорить с Аней без свидетеля Ивана Хоменко. Кстати, о разговоре с Аней Серёга вообще старался не думать. Кто его знает, что чувствует сейчас его любимая в сложившейся ситуации и что она устроит капитану Дубову после освобождения. Он, признаться, даже боялся немного." (с) Сергей Дубов

"Волнение стихло, после слов Дубова о том, что его отец сможет на раз решить исход ситуации. Только что-то подсказывало Хоменко, что генерал будет далеко не в восторге от услышанного, не так он скорее всего планировал провернуть эту миссию. Очередной плюсик в корзинку с названием "Презрение и нелюбовь к выпендрежнику Дубову". (с) Иван Хоменко

Вроде не от дурака рожала, сама не идиотка… Вот в кого она у меня такая простодырая и наивная? Дурочка романтическая… (с) Людмила Шевчук

"- Не понимаю, что люди в нем находят, только и знают, что губят себя и не более того. - Девушка и в самом деле не курила, да и к этому занятию относилась явно негативно. Просто не понимала, что все находят в этом занятии, какой удовольствие. Вот приводить себя в порядок, выглядеть красиво, совершенствоваться в чем-то – это удовольствие, а курение к удовольствию не относится, скорее это уничтожение собственного организма." (с) Кэтрин Уодли

"- Жрать хочу, - пробормотал Валерий, ввалившись вместе с Дубовым на кухню внутреннего двора. - Ведь нам мужикам что главное? Пожрать да выпить. Ну и титьку какую помять!" (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"Опять же, качественная банальность, поданная под другим углом, может быть той еще внезапностью." (с) Джарах "Сабах"

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

"Нет, этот образ никогда не надоест. Разыгрывать суматошную, неуклюжую женщину было забавно, интересно и не надоедало." (с) Глория Хадсон, НПС

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

" Хатори, конечно, лучший агент ЮНИТИ, но даже самые уникальные агенты стареют и даже у самых уникальных бывает плохое настроение на этой почве." (с) Исамо Хатори

"Мне всё ещё было не по себе. Главным образом от того, что я услышала слово, которое Анна сказала, находясь в полуобморочном состоянии. У меня перехватило горло. Я чётко поняла одну вещь: если сейчас ко мне приставят ствол автомата и потребуют, чтобы именно я сказала Анне о смерти её матери, я не смогу. Мамочка! Мамочка! Мамочка! Это слово, сорвавшееся с губ девушки не давало покоя. Сердце у меня защемило." (с) Зарема Окаева

"Резиновых или перчаток из латекса не было, а потому пришлось довольствоваться перчатками-мочалками, которые у всех в ванных комнатах." (с) Том Гудмен

"У Джараха Тому приглянулась книга на русском, в спальне немца Йозефа были права на другое имя – Маттиас Руссо, у итальянки, имени которой Том не знал, было много записок на русском, английском и немецком языках." (с) Том Гудмен

"*Том решает осмотреть отдавленную им ногу Глории, сидит перед ней на коленях и тянет руки, но его посещает мысль* Да, сложно поверить, но в Штатах в подобных ситуациях вероятность возмущений и фраз в духе «Маньяк!» где-то пятьдесят на пятьдесят. " (с) Том Гудмен

"*опытный маньяк агент Том продолжает настаивать на осмотре ноги и забалтывает Глорию, попутно размышляя* Американцу даже стало любопытно, льстит ли ей это или всё с точностью наоборот?" (с) Том Гудмен

" *Сильвия пишет мужу* Ты как бы не входишь в лигу богатых и знаменитых, как другие гости турнира..." (с) Сильвия Руссо

"...посмотреть кино или послушать водопад, а лучше просто посидеть в уборной, но долг обязывал заниматься ерундой и помогать убийцам и аморальным людям." (с) Томоё Камики

"...он уже сам не понимал где говорит правду, а где лжёт..." (с) Том Гудмен

"Нет, искать что-то в женской сумочке?! Даже секретному агенту не стоит этого делать и поберечь нервы." (с) Том Гудмен

"А ещё, даже у самой обычной представительницы прекрасного пола в сумке могут быть вещи, которые могут заставить подозревать её в самых тяжких преступлениях, а на деле окажется что она использует всё это в мирных целях..." (с) Том Гудмен

"И, как казалось Глории, блондинка была опаснее качков-шкафов, которые эдак третьим-четвертым предложением сообщали, что они работают у "самого..." телохранителем. В смысле, ходят в неудобных костюмах, темных очках и всем своим видом показывают, кто тут охрана." (с) Глория Хадсон

"- Получается, я в банях сперла простынь! Надо потом вернуть будет, - а то некрасиво получилось как-то. Стащить простынку у нее планов не было. А то их, наверно, и так считают очень, очень странными гайкокудзинами, в смысле иностранцами, - заходите." (с) Глория Хадсон

Лента Rusff
Prologue. The Power of Imagination Daring life: NEW YORK Loves You  Москва-криминальная столица России
» NOLF в VK » NOLF на Photoshop: Renaissanse » NOLF на Мийроне" » NOLF на Live Your Life » NOLF на White PR » NOLF на ТАНКЕ » NOLF на ЗЕФИРЕ » NOLF на COFFEE BREAK » NOLF на APTiSHOK » NOLF на QUADRO.BOARDS » NOLF на Едином форуме поддержки
ТОПЫ
Рейтинг форумов Forum-top.ru
*жать каждый день
БАННЕРЫ

Ничто не вечно | Nо One Lives Forever

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Назад в прошлое или будущее » Я тебя никому не отдам, 12.07.16


Я тебя никому не отдам, 12.07.16

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Что: Зарема, бывшая на задании в Японии, сцепилась с японкой, так же агентом СТРАХа, на религиозную тему. И устроила взрыв в жилье девушки. К сожалению, ссору видели многие и сообразить, что это была чеченка, сотрудники японского филиала смогли. Девушку поймали, расспросили, но сами не рискнули наказывать, зная характер Джараха, которого и пригласили для того, что бы он разобрался с подчиненной.
Локации: Японская штаб-квартира СРАХа, номер Джараха.
Участвуют: Зарема Окаева, Джарах "Саббах"
Конец: как догоримся
Погода: на улице жарко и нет ветра, в помещении куда приянее.

Дополнительная информация

---

0

2

Внешний вид:  длинное синие платье и такого же цвета хиджаб.  Туфли на среднем каблуке.  Из косметики -  только чуть подведены глаза
С собой:  Чёрная женская сумка с вещами, необходимыми, чтобы пробыть вне дома пару дней и миниатюрная взрывчатка, замаскированная под упаковку пластырей.

    От яркого жаркого солнца не возможно было укрыться даже здесь -  в Японии.  Именно здесь располагалось японское "отделение" СТРАХа.  Наши бы сказали "ветвь", ну да ладно, терминология здесь не особо важна -  суть-то одна.  Это должны были быть мирные переговоры по взаимопомощи:  мы им оружие -  они нам прикрытие с воздуха в случае чего и помощь их "спецслужб", которые считались одними из лучших в Организации.  Почему Джарах отправил на переговоры именно меня?  Загадка из-за гадок, но он куратор -  ему видней. 
    А мне сейчас были видны небольшие домики в японском стиле, находящиеся в расположении базы.  Меня никто не встретил -  это само по себе было странно.  И где же хвалённое японское гостеприимство? -  с сарказмом подумала я, оглядываясь по сторонам.  Но никаких секретных объектов я не увидела (на то они, собственно говоря, и секретные).  У входа на территорию базы меня, всё-таки, встретили:  миловидная миниатюрная японка лет двадцати, похожая на глиняную куколку.  В японском отделе были только женщины:  вот Эмме было бы раздолье!
- Коничива, Зарема-сан, -  проговорила японка, сложив руку перед грудью и склонив голову, -  то моущимасу Акеми.
Я не разобрала слов, но поняла, что она поприветствовала меня, а потом сказала, что-то ещё.
- Салам алейкум, -  немного язвительно отозвалась я, -  не могли бы мы перейти на английский и вы повторили бы всё, что сейчас сказали?
Японка смутила, но согласилась:
- Прошу прощения, Зарема-сан.  Я поприветствовала вас и сказала, что меня зовут Акеми.  Мы ждали вас.  Переговоры будут только завтра, поэтому сейчас, если вам угодно, я показала бы вам вашу комнату.
- Угодно, -  кивнула я, посмотрев на часы -  до дневного намаза оставалось пятнадцать минут.
- Пойдёмте за мной.
"Куколка" пошла впереди, я за ней.  Пока мы шли к одному из домиков с красной выгнутой крышей, я заметила, что здесь есть не только японки, но и очень даже красивые европейки.  Комната, которая была мне отведена, была почти без мебели:  низенький деревянный столик, белый матрас (Акеми сказала, что он называется футон) с постельным бельём, да две вазы с цветами.  Двери и окна были раздвижными.  Как я поняла, члены японского сектора даже здесь пытались сохранить свои традиции, причём настолько рьяно, что это отразилось даже на мне.
- Мне очень неудобно, но, я бы хотела попросить вас кое о чём, -  покраснев, сказала Акеми, когда я, повесив на небольшой крючок, сделанный в каркасе стены, сумку, хотела расстелить молитвенный коврик.
- О чём же?
- Не могли бы вы снять с головы платок и не надевать, пока находитесь здесь?
Акеми смутилась и отвела глаза, я же так и осталась стоять с неразвёрнутым ковриком в руках, непонимающе глядя на неё:
- Но, я не понимаю...
- Ещё раз прошу прощения, но у нас не любят столь явное проявление арабской культуры.  Многим это может не понравиться.  Давайте будем лояльны друг к другу.
- Давайте, -  кивнула я и глаза мои блеснули кинжальным блеском, японка отступила на шаг назад, но на её миловидном личике по-прежнему красовалась скромная улыбка, -  снимай своё кимоно и надень европейскую одежду.  Будь лояльной!
Не дожидаясь ответа гостеприимной хозяйки, я рванулась к ней и одним движением разорвала шёлковую ткань, обнажая маленькие округлые груди Акеми.  Ойкнув, она прикрылась руками, но меня уже было не остановить, ибо она посмела заставить меня пренебречь моими традициями!  Посмела проявить неуважение к моей культуре!  Как может какая-то Неверная указывать мне, как выглядеть и, может быть, как вести себя?  Интересно, что бы на это сказал Джарах?  Дипломатично исполнил её волю?  Ну уж нет!  Я не спущу ей этого!
- Где ваша терпимость, Акеми-сан! -  ядовито улыбнувшись, спросила я, разрывая нижнюю часть её одежд, так что они теперь держались на ней только за счёт рукавов, -  Не знаю, как другие, но я не намерена выполнять ваши прихоти!  Скажи своё аригато, что меня послали с миром, а не с женским батальоном!
Неуловимое движение японки, и вот я уже лечу к стене и больно ударяюсь о неё спиной, а в животе всё свело от резкой боли.  Следом в меня полетел маленький блестящий предмет, который прорезал мой хиджаб и срезал локон волос.  При ближайшем рассмотрении это оказался сюрикен.  Я хотела было метнуть его обратно, но Акеми, повернувшись ко мне спиной, стала запахиваться в обрывки кимоно.  Мы были не на поле боя, а, значит, в спину я не атакую:  интересно, она ко всем поворачивается спиной?  А, если бы это была не я, а например подлец Хаким, который вполне мог бросить этот сюрикен ей в спин?  Опрометчиво!  На смертницу она не похожа.
- Вы кучка диких фанатиков! -  сверкая глазами, выкрикнула "терпеливая японка", -  Жаль, что Джарах-сама не прислал кого-то более цивилизованного, чем ты!
Я не успела ничего ответить, потому что она скрылась за раздвижной дверью, плотно закрыв её.  Дикие, значит?  Что ж...  Они у меня узнают силу "диких фанатиков".  Аллах велик!  Расстелив на волу нахор-намаз, я сотворила две молитвы:  обычную и ту, которую читают перед тем, как отправляться на Акцию во имя Аллаха...

                                                                                                                               ***

    Всё произошло быстро, но феерично.  Проникнув ночью в здание, в котором должны были проводиться переговоры (перед этим перерезав горло двум охранницам), я наклеила по углам помещения и на полу под большим столом, стоящим в центре зала, несколько "пластырей", а потом преспокойно вернулась к себе и крепко заснула.  Наутро я вышла в совершенно европейской одежде:  лёгкие брюки и тонкая шёлковая блузка.  Волосы я спрятала под русым париком.  Даже губы и ногти были подкрашены.  Увидев меня, Акеми улыбнулась:
- Спасибо, что вняла моей просьбе.  Прошу простить меня за вчерашнее.  Я вспылила.
Девушка поклонилась мне чуть ли не до земли, со сложенными перед грудью руками.  Поразительно!  Ведёт себя так, будто ничего не произошло.  Хотя, какая теперь разница.  Я лучезарно улыбнулась, положив руку на плечо японки:
- Я прощаю тебя.  Прости и ты меня.  Я вчера была груба и невежественна.  Больше такого не повторится.
Я даже обняла девушку и мы мгновенно стали подругами (во всяком случае, так это выглядело со стороны).  Она угостила меня завтраком, потом мы погуляли в небольшом саду, заботливо разбитым на территории базы.  Чем я действительно полюбовалась, так это персиковыми и вишнёвыми деревьями, а лотосы привели меня в неподдельный восторг.
    Не меньший восторг ждал меня впереди.  Ровно в полдень все, кто должен был, собрались в большом зале.  И я.  Вот они!  Сидят там и разглядывают меня как восьмое чудо света (это кто ещё дикий?).  И Акеми, которая оказалась советницей главы японского отдела СТРАХа.  Лучезарно улыбается мне, приглашая занять место рядом с ней.  Да-да, сейчас-сейчас, -  мстительно подумала я, чуть улыбнувшись "подруге", а вслух сказала как бы смутившись:
- Я забыла телефон в саду.  Я на секунду.  Прошу меня простить.
Меня, конечно же, простили и я стремительно покинула зал заседаний.  Оглядываясь, я пробежала через сад туда, где была не охраняемая зона и, спрятавшись за розовым кустом, прошептала:
- Аллах Акбар!
Одно нажатие кнопки карманного пульта и пламя алым цветком взмыло вверх, раскрывая "лепестки".  Началась паника.  Охранница заметались в разные стороны.  Те, кто не был на собрании стекались к месту взрыва.  Я наблюдала за пожаром не выходя из своего укрытия и в моих чёрных глазах наверняка отражались отблески пламени.
- Конечно, я простила тебя, Акеми, -  улыбнувшись, проговорила я, наблюдая, как кто-то набирает какой-то номер на телефоне, -  Аллах тебе судья!  Я лишь сократила тебе путь к нему.
А теперь мне пора.  Короткими перебежками я достигла своего домика.  Если мне на пути кто-то встречался, я изображала неподдельный испуг, "ужасаясь" происходящему.  Мне верили.  Или делали вид, что верили.  Это не важно.  Теперь всё не важно, ведь переговоров не будет, потому что кто-то устроил диверсию и мне нужно скорее вернуться, ведь могут убить и меня.
    Именно поэтому, схватив сумку, я побежала к выходу с базы и... тут же попала в крепкие руки людей в костюмах.  Мельком я увидела, что они вовсе не были японцами, а очень даже европейцами.
- Прошу пройти с нами, Зарема-сан, -  абсолютно бесстрастно проговорил один, в то время как второй забрал у меня сумку (пластида в ней, слава Аллаху, уже не было, а пульт я выкинула в какой-то пруд в саду).
- А, что случилось? -  как можно более растерянно спросила я.
- Продолжим разговор в другом месте, -  тем же голосом ответил человек, затем оба они крепко взяли меня под руки и повели к, совершенно неприметной, чёрной машине.  Мне пришлось пойти с ними, потому что если бы я начала отбиваться, то, скорее всего, отбилась бы, но тогда во мне бы увидели боевика, а этого совсем не хотелось, ведь здесь я, как говорят Неверные, голубь мира.

+3

3

Внешний вид и инвентарь

Одежда:  синие джинсы, светлая футболка, спортивный пиджак, часы.
С собой: телефон, записная книжка, обычный раскладной нож. В номере вещи на пару дней.

А он рассчитывал, что Зарема сможет удержаться и обойдется без эксцессов! Но посылать кого-то из мужчин было бы только хуже. Увы, многие из них, даже умея вести себя с европейцами, в странах Азии начинали демонстрировать не лучшие черты характера. Азиатская вежливость и закрытость, неспешность это была совершенно иная неспешность, людям Востока не понятная. И Зареме нужно было учиться. Не только быть боевой единицей, но расширять свои возможности, раскрывать потенциал. Она не росла в бедных кварталах, в ее семье до определенного момента все было нормально, она знает и помнит мирную жизнь, умеет ладить, понимает российскую часть западного мира.
Взорвать даже не дом, а зал собраний! Четверо погибли сразу, шестеро раненых. Какой шайтан шептал ей на ухо, Джарах не мог понять. К счастью, девчонке хоть не оторвали голову на месте, просто закрыв ее на базе и позвонив ему, требуя срочно явиться на разборки.
Пока Саббах летел и добирался, часть его команды искала информацию, все, что можно найти, на погибших. Вряд ли там найдется причина, приведшая к взрыву, но может там найдется то, что можно выдать за причину. Скорее всего, кто-то что-то сказал Окаевой и та не сдержалась.
Встречали его вполне европейского вида, но совершенно недружелюбные агенты СТРАХа, находящиеся на службе в Японии.
В ходе обмена короткими репликами, иорданцу удалось узнать, что Зарему продержали в изоляции те двое суток, что у него ушли, что бы добраться. А от взрыва погибла в том числе и советница одной из глав клана, с которой, по словам одной из девушек, у Заремы и была стычка.
Личные причины. Плохо. "Лучше бы она ее утопила в пруду незаметно, может, быстрее поняли бы," мрачно подумал Джарах. Переговоры сорваны, японцы и европейцы жаждут крови и извинений, а причина в девичьей ссоре. И то, что японка как-то да была виновата, проблему не решало. Зарему они не получат, это ясно, своих Саббах не отдавал, предпочитая разбираться самому. Убивать девушку он тоже не собирался, обойдутся как-нибудь, не для того в нее вкладывались.
Джейс и Калеб, так представились мужчины, привезли его на базу, Джейс любезно проводил его номера, показывая, что Саббах здесь гость и ему ни кто ничего не запрещает. А после повел его в комнату, куда должны были привести и девушку.
- Мы сразу и озвучим все, - пообещал он Джараху.
Когда чеченку привели, араб стоял с очень мрачным, но спокойным лицом, решив пока ее игнорировать и послушать, что будет сказано.
- Акеми сказала одной из сотрудниц, что у нее возникло "серьезное недопонимание с прибывшей девушкой", у которой, по мнению Акеми, "слишком взрывной характер", - спокойно, слишком спокойно произнес Калеб, обращаясь к Зареме, - и вы утверждаете, что не причастны к взрыву?

+3

4

Сидя в подвальном помещении с серыми стенами и грибком на стенах, буйно разросшемуся тут от сырости, я злилась на себя, за то что не смогла решить вопрос как-то иначе, на Акеми и на всех этих красивых утончённых лицемерок, по вине которых я попала сюда.  Хотя, зачем мне злиться на себя, если она первой проявила неуважение.  И это с ними я должна была вести переговоры?1  В полутьме тусклой лампы мои глаза яростно сверкнули.  А теперь меня, скорее всего, расстреляют!  Ну или отрубят голову, как было принято в древней Японии.  Оцени, Акеми!  Я не такая уж дикая и кое-что знаю о вашей стране.  Поднявшись, я со злости ударила кулаком в стену и проговорила тихо:
- Нет!  Глупо злиться на тебя, Акеми, ведь это ты невежественна.  Но ничего -  Аллах исправит твои ошибки!
Агенты японского отдела забрали у меня всё и даже лакированные чётки, потому, чтобы хоть как-то прийти в равновесие, я села на колени и принялась читать молитву.  Её прервал скрип открывающейся двери.
- Пошли.
В дверях стоял тот же, лишённый всяких эмоций, человек в костюме, что запер здесь, а до того вместе с напарником забрал меня у выхода с японской базы.  Но самой он мне идти не дал, а, буквально потащил, крепко взяв за локоть.  Я не спрашивала, куда меня ведут, а, даже по пути, возможно, по последнему, продолжала монотонно бормотать молитву.
    Пройдя два узких небольших коридора, мы свернули в ещё более короткий и подошли к тяжёлой металлической двери, открыв которую, человек грубо толкнул меня в спину:
- Заходи.
Переступив порог, я огляделась.  Здесь не было орудий пыток или расстрельной стены.  Не было даже следователя, ведущего допрос.  Здесь был Саббах, от мрачного взгляда которого я не то что сквозь землю, сквозь время и пространство была готова провалиться.  С ним был напарник того, кто привёл меня сюда.  Напарник говорил, куратор молчал.  Меня усадили на стул перед пустым столом.  Один вышел, а тот, что говорил с Джарахом, остался.  С его слов я поняла, что Акеми успела "пожаловаться" на меня кому-то из девиц, после нашей ссоры.  Я отвернулась, чтобы Джарах не смог видеть ярости на моём лице.  Говорящий, вдруг, неожиданно обратился ко мне.  Нужно было хорошо подумать:  стоит ли скрывать?  Ведь я -  Воин Аллаха и отстояла мою веру и мою культуру, показав, что с нами так нельзя, что мы сила!  Стоит-стоит!  Мы сила, но "карающий меч правосудия" существует не только у нас.  Смерть в результате казни, ещё и неверного недостойна Воина Аллаха!
- Нет,-  ответила я, стараясь не встречаться взглядом с Джарахом, -  у нас с Акеми, действительно, был конфликт, но утром мы помирились.
А вот этого вы отрицать не можете, потому что это видело половина базы.  Я с трудом удержалась от ехидной усмешки.

+3

5

- Вы не знаете, - со змеиной ласковостью проговорил европеец, - но наша система безопасности через определенные промежутки времени скидывает видео с камер на внешний сервер...
- Ну так покажите, - раздраженно прервал его Джарах, - давайте посмотрим.
Мужчина кивнул и сделал знак рукой. В комнате появился еще один мужчина, с простеньким ноутбуком. Он встал так, что бы было видно всем и открыл небольшой отрезок видео. На нем  было видно, как Зарема что-то явно пытается прикрепить, но что именно - видно не было.
- И все? - иронично спросил  Джарах, чувствуя, как напряжение отпускает. Прямых доказательств у них не было и сейчас было важно, кто кого передавит.
- Она ставит взрывчатку! - обвиняюще произнес Калеб.
- Подслушивающие устройства, - спокойно произнес Джарах.
- Это! Взрывчатка! Какие! Устройства?!
- А я говорю - электронные шпионы.
-  А что она скажет? - агент обратил взгляд на Зарему.
- А она ничего не скажет! - рявкнул иорданец и в его речи послышался легкий арабский акцент, - вы меня сюда притащили, ну так меня и слушайте! Вы, уроды, что хотите? Моего бойца подставить? Сами взорвали свою неугодную бабу, а на нее свалить хотите?
Саббах начал медленно подниматься.
- Куда?! - рявкнул он, заметив движение парня с ноутбуком, - сидеть!
Тот вздрогнул от обращенного внимания  и счел за лучшее сесть на один стульев в комнате. А иорданец понимал, что выйти с боем не получится и надо, что бы их выпустили.
- Шпионаж! - выдвинул новое обвинение Калеб, решив пока не настаивать не взрыве. Нет, араба, конечно, остановят, но проверять на себе, что он успеет с ним сделать, агент не хотел.
- Шпионаж, - согласился Джарах, - не по моему приказу. Я разберусь.
- Погладите ее по головке и скажете "умничка, только больше не попадайся"? - ядовито уточнил собеседник, - мы разберемся сами.
- Нет, - коротко ответил террорист. С одной стороны, он был прав - формально у них есть кусок видео, где не понятно, что девушка делает. С другой - эти твари хотят крови. Не собираешься давать им кровь, убеди, что она прольется. Поэтому он подошел к Зареме и, коротко замахнувшись, ударил ее по щеке. Удар был сильный, настолько, что она едва не слетела со стула. Но он в скулу, выше челюсти, так, что  по зубам не попало и не попал кулак и по виску. Араб резко заломил ей руки за спину, до боли и сдернул со стула, - мы уходим.

Отредактировано Джарах "Саббах" (17.10.2017 16:21)

+3

6

Записи с камер!  Как я могла не догадаться!  Как могла позволить себе засветиться!  Лицо моё оставалось спокойным, но внутри в желудок упал свинцовый холодок страха.  Я невольно перевела взгляд на куратора.  Как мастерски он вёл этот диалог и, похоже, вот-вот выиграет одной только интонацией.  Истинный воин Аллаха посланный нам в подмогу! -  подумала я.  Какие-то другие мысли сейчас не могли бы даже сформироваться, потому что на первом месте был страх, причём даже не перед агентами или Аллахом...  Саббах был страшнее и виртуознее любых спецслужб.  Во всяком случае, так мне казалось.  Удар оказался столь неожиданным, что я едва не упала и удержалась на стуле только за счёт того, что отвела в сторону левую ногу, чтобы опереться ею.  Джарах был страшен в гневе!  То что случилось тогда, когда меня избили плетьми, было не чем по сравнению с тем, что происходило сейчас.  Я открыла было рот, чтобы сказать что-то ему или всем присутствующим, но не успела даже начать говорить, потому что моя рука была заломлена мне за спину так, что в плечевом суставе послышался хруст.  Не перелом, скорее всего, просто вывих, но от боли я едва не застонала.  Позор тебе, Окаева!  За всеми этими миссиями прикрытия ты совершенно разучилась терпеть боль.  Видимо, теперь научат.
- Хороший ход, -  ухмыльнулся Калеб, -  сейчас вы заломили ей руку за спину, а покинув территорию базы бережно вправите вывих и извинитесь, мол, так было нужно?
- Отпусти их, -  неожиданно сказал второй агент.
- Что?
- Он сам с ней разберётся.
Нам неожиданно легко позволили уйти и даже вернули мне мои вещи.  Перед выходом мои чёрные глаза "просканировали" агентов.  И где подвох, гяуры?  Просто взяли и отпустили -  как же-как же!
    Но, так или иначе, но мы покинули территорию базы.  Пока шли до выхода, Джарах отпустил мою руку, чтобы это не выглядело уж совсем дико.  Я тут же схватилась за плечо, принявшись растирать её.  Передо мной стояла дилемма -  сказать правду куратору и, тем самым, быть честной перед ним и перед Аллахом, ведь ложь в Исламе -  грех, или продолжать молчать и отрицать всё.  Сказать -  значит отправиться в шахиды или получить наказание в сравнении с которым битьё плетьми покажется приятной расслабляющей процедурой.
- Это не я, -  понизив голос, честно соврала я, пока мы шли к его машине, -  маячок у меня, действительно был.  Свой.  Я на всякий случай, чтобы, если что, можно было предоставить...
От крайнего волнения я говорила на смеси чеченского и русского.  Как я не старалась, голос у меня дрожал.  Я старалась не смотреть на лицо Джараха, боясь что даже в профиль увижу на нём угрозу.  Конечно увижу!  Но я не отходила от него не на шаг, боясь "спугнуть" и навлечь огонь н себя.  Ситуация походила на ту, как если бы я была переговорщиком, боящимся спугнуть террориста во время теракта.  Когда мы подошли к машине, внутри почему-то всё похолодело.  Я понимала, что никакой "вежливости" в пределах лагеря не будет и в помине.  Сев на переднее сидение я стала перебирать лаковые чётки.  Пальцы изредка подрагивали.
    Ни я не Джарах пока не знали, что за нами постоянно менялись машины, в которых ехали Джейсон и Калеб:  агенты японских спецслужб, целью которых было проследить, действительно ли я получу своё наказание или поведение Джараха было лишь спектаклем для отвода глаз.

+1


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Назад в прошлое или будущее » Я тебя никому не отдам, 12.07.16