До 18 июня на форуме проходит кругосветная викторина! Хочешь блеснуть знаниями, получить подарки и узнать что-то новое?

Угадай 21 страну по кадру!
16.10.2017: Допрашиваем Джараха до 21 октября включительно!

Мы приятный на вкус коктейль из шпионских игр, альтернативной истории и юмора. Основное внимание уделяем логике, бою и выполнению заданий - шпионских или диверсионных. 2016-й год. На карте сохранены СССР и ГДР. Могущественны США, ФРГ, Англия, Япония. Спецслужбы - не бездействуют, так как в ходу - гаджеты и интернет. Подписывайтесь в паблик. Если есть вопросы, можете напрямую спросить у ЦК НОЛФ или обратиться в гостевую книгу.
ДОСКА ПОЧЁТА
ДОСКА ПОЗОРА
ЛЮБИМЫЕ ЦИТАТЫ
НАША ГОРДОСТЬ
ДЖАРАХ САББАХ
ЖЕРТВА ДОПРОСА

"Тут теперь, главное, поговорить с Аней без свидетеля Ивана Хоменко. Кстати, о разговоре с Аней Серёга вообще старался не думать. Кто его знает, что чувствует сейчас его любимая в сложившейся ситуации и что она устроит капитану Дубову после освобождения. Он, признаться, даже боялся немного." (с) Сергей Дубов

"Волнение стихло, после слов Дубова о том, что его отец сможет на раз решить исход ситуации. Только что-то подсказывало Хоменко, что генерал будет далеко не в восторге от услышанного, не так он скорее всего планировал провернуть эту миссию. Очередной плюсик в корзинку с названием "Презрение и нелюбовь к выпендрежнику Дубову". (с) Иван Хоменко

Вроде не от дурака рожала, сама не идиотка… Вот в кого она у меня такая простодырая и наивная? Дурочка романтическая… (с) Людмила Шевчук

"- Не понимаю, что люди в нем находят, только и знают, что губят себя и не более того. - Девушка и в самом деле не курила, да и к этому занятию относилась явно негативно. Просто не понимала, что все находят в этом занятии, какой удовольствие. Вот приводить себя в порядок, выглядеть красиво, совершенствоваться в чем-то – это удовольствие, а курение к удовольствию не относится, скорее это уничтожение собственного организма." (с) Кэтрин Уодли

"- Жрать хочу, - пробормотал Валерий, ввалившись вместе с Дубовым на кухню внутреннего двора. - Ведь нам мужикам что главное? Пожрать да выпить. Ну и титьку какую помять!" (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"Опять же, качественная банальность, поданная под другим углом, может быть той еще внезапностью." (с) Джарах "Сабах"

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

"Нет, этот образ никогда не надоест. Разыгрывать суматошную, неуклюжую женщину было забавно, интересно и не надоедало." (с) Глория Хадсон, НПС

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

" Хатори, конечно, лучший агент ЮНИТИ, но даже самые уникальные агенты стареют и даже у самых уникальных бывает плохое настроение на этой почве." (с) Исамо Хатори

"Мне всё ещё было не по себе. Главным образом от того, что я услышала слово, которое Анна сказала, находясь в полуобморочном состоянии. У меня перехватило горло. Я чётко поняла одну вещь: если сейчас ко мне приставят ствол автомата и потребуют, чтобы именно я сказала Анне о смерти её матери, я не смогу. Мамочка! Мамочка! Мамочка! Это слово, сорвавшееся с губ девушки не давало покоя. Сердце у меня защемило." (с) Зарема Окаева

"Резиновых или перчаток из латекса не было, а потому пришлось довольствоваться перчатками-мочалками, которые у всех в ванных комнатах." (с) Том Гудмен

"У Джараха Тому приглянулась книга на русском, в спальне немца Йозефа были права на другое имя – Маттиас Руссо, у итальянки, имени которой Том не знал, было много записок на русском, английском и немецком языках." (с) Том Гудмен

"*Том решает осмотреть отдавленную им ногу Глории, сидит перед ней на коленях и тянет руки, но его посещает мысль* Да, сложно поверить, но в Штатах в подобных ситуациях вероятность возмущений и фраз в духе «Маньяк!» где-то пятьдесят на пятьдесят. " (с) Том Гудмен

"*опытный маньяк агент Том продолжает настаивать на осмотре ноги и забалтывает Глорию, попутно размышляя* Американцу даже стало любопытно, льстит ли ей это или всё с точностью наоборот?" (с) Том Гудмен

" *Сильвия пишет мужу* Ты как бы не входишь в лигу богатых и знаменитых, как другие гости турнира..." (с) Сильвия Руссо

"...посмотреть кино или послушать водопад, а лучше просто посидеть в уборной, но долг обязывал заниматься ерундой и помогать убийцам и аморальным людям." (с) Томоё Камики

"...он уже сам не понимал где говорит правду, а где лжёт..." (с) Том Гудмен

"Нет, искать что-то в женской сумочке?! Даже секретному агенту не стоит этого делать и поберечь нервы." (с) Том Гудмен

"А ещё, даже у самой обычной представительницы прекрасного пола в сумке могут быть вещи, которые могут заставить подозревать её в самых тяжких преступлениях, а на деле окажется что она использует всё это в мирных целях..." (с) Том Гудмен

"И, как казалось Глории, блондинка была опаснее качков-шкафов, которые эдак третьим-четвертым предложением сообщали, что они работают у "самого..." телохранителем. В смысле, ходят в неудобных костюмах, темных очках и всем своим видом показывают, кто тут охрана." (с) Глория Хадсон

"- Получается, я в банях сперла простынь! Надо потом вернуть будет, - а то некрасиво получилось как-то. Стащить простынку у нее планов не было. А то их, наверно, и так считают очень, очень странными гайкокудзинами, в смысле иностранцами, - заходите." (с) Глория Хадсон

Лента Rusff
Prologue. The Power of Imagination Daring life: NEW YORK Loves You  Москва-криминальная столица России
» NOLF в VK » NOLF на Photoshop: Renaissanse » NOLF на Мийроне" » NOLF на Live Your Life » NOLF на White PR » NOLF на ТАНКЕ » NOLF на ЗЕФИРЕ » NOLF на COFFEE BREAK » NOLF на APTiSHOK » NOLF на QUADRO.BOARDS » NOLF на Едином форуме поддержки
ТОПЫ
Рейтинг форумов Forum-top.ru
*жать каждый день
БАННЕРЫ

Ничто не вечно | Nо One Lives Forever

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Назад в прошлое или будущее » Oktoberfest, (17 сентября, 2016 после обеда, примерно 16.00, Мюнхен)


Oktoberfest, (17 сентября, 2016 после обеда, примерно 16.00, Мюнхен)

Сообщений 21 страница 40 из 51

1

Что: Октоберфест (Oktoberfest) — крупнейший в мире фестиваль пива. Он проходит в столице Баварии — Мюнхене, начинается во второй половине сентября и продолжается 16 дней. К сожалению, этот фестиваль пива был омрачён террористической атакой, в эпицентре которого оказалась Силвия Руссо и Джарах. А ведь всё так хорошо начиналось:  коллеги  встретились в Мюнхене, поговорить и насладится пивом...
Локации:  «Hofbrauhaus»
Участвуют: Силвия Руссо и Джарах "Саббах"
Конец:  Возвращение домой. Силвия поедет в Берлин, Джарах пойдёт в гостиницу.
Погода: Довольно дождливо, тучки, временами идёт мелкий дождик. Хотя уже через пару часов должно выглянуть солнце.

Дополнительная информация

Ну, или как-то так...


0

21

В этот момент в темноте разадался шум сломанной металлической рамы на одной из которых держалась брезентовая конструкция палатки у ресторана «Hofbrauhaus». Часть брезента упала вниз, прямо на людей. Далее, стену прорвал грузовик, который на полном ходу начал таранить людей. Второй боевик, сидевший на сиденьи пассажира стал стрелять в толпу.

Поднялась паника. 8 тысяч человек, отмечавших праздник в палатке «Hofbrauhaus» стали бежать к выходу, толкая и топча друг друга. Но всё затруднял огромных кусок брезента, свисавший с потолка и закрывающий видимость почти половине людей. Так что многие бежали в слепую, падали, толкали и дрались друг с другом.

Однако, среди них были и те кто не торопился никуда убегать. Вместо этого они достати свои телефоны и стали снимать всё происходящее на мобильную камеру. Таких застреливали в первую очередь.

+2

22

Что-то изменилось. Нет, дело было не в мужике, который ошалел от количества проявляющих к нему внимание женщин, не в том, что людей стало больше. Чутье, появившееся за годы войны, проснулось. Иорданец насторожился, пытаясь понять, что же не так, уже не обращая внимания на женщин.  Шум. За палаткой изменился звуковой фон. Разобрать детали он не успел. Но звук мощной машины, подминающей под себя препятствие он знал хорошо. И еще лучше знал, что "скорая" так не делает.
Раз. Ногой он пнул стул, на котором сидела Зарема, роняя ее на пол из поля видимости тех, кто бы мог заехать сюда. Он точно знал, что девушка должна сгруппироваться раньше, чем сообразит, что происходит, а потом и начать действовать.
Два. Первые выстрелы. Джарах схватил Сильвию за свободную руку, рывком подтаскивая ее к себе и прижимая спиной к своему корпусу, словно в порыве страсти и резко пригибаясь за стол уже с итальянкой.
Бежать сейчас - самоубийство. Не убьют, так задавят в толпе. Точнее, у него шансы выйти были, но с ним две женщины. И то, что одна из них отличный боевик, ни как не отменяло здесь и сейчас того, что она была женщиной, тем более, той женщиной, о которой он должен заботиться, пусть даже как об оружии Аллаха. А бросить здесь совершенно беспомощную в этой ситуации итальянку было бы подло и бесчестно.
На пьяницу ему было наплевать. Ему сейчас было наплевать на всех, кроме этих двух.
- Звоните в полицию, - тихо и спокойно произнес он на ухо Сильвии, - не вырывайтесь. Смотрите на нас с Заремой.
И обратился уже к чеченке на ее родном:
- Прикрытие. Стол и трупы.
Геройствовать, бросаясь с голыми руками на автоматчика, он не собирался. Сейчас - так это точно. Если у них один ствол, он потребует перезарядки. И тогда уже можно или погеройстовать с чем-нибудь в руках - был бы нормальный нож! - или уходить. Не убегать, не провоцировать. Тихо, спокойно, незаметно отходить. А пока сделать укрытие из стола, возможно, прикрыться трупами. Человеческие тела служат отличным щитом. Тяжелым, пачкающим, но если на тебе нет бронежилета, то это один из лучших выборов. А еще под ними можно спрятаться и притворится таким же.
Страха не было. Его уже давно если и могло что-то испугать, так это или страх за близких, когда в их районах начинались обстрелы или неизвестность. Здесь же все было предельно понятно и знакомо. Он внезапно даже усмехнулся. Отличная тренировка, побыть с другой стороны.

Отредактировано Джарах "Саббах" (10.08.2017 15:29)

+3

23

Волна раздражения на пьяного гяура постепенно схлынула.  В конце концов, не стыдно ли тратить эмоции на эту свинью?  А Сильвия пусть окажет ему помощь, если хочет.  Это уже не моё дело.  Я спокойно сидела в тени, делая глоток из маленькой фарфоровой чашечки.  Со стороны входа слышался какой-то шум, будто что-то ломали ил куда-то врезалась машина.  Очередные подвыпившие не справились с управлением, -  подумала я совершенно отстранённо.  Однако, шум продолжал усиливаться, превратившись в грохот.  Входные двери начали проламываться словно картонные.  Я повернулась было к Джжараху, но он чётким ударом ноги выбил из-под меня стул.  Я успела сгруппироваться за секунду до падения, поэтому ничего себе не повредила. 
    Шок прошёл с первыми выстрелами.  Наполовину въехавший в толпу грузовик, что-то кричащие автоматчики (что именно они кричали невозможно было разобрать из-за звука автоматных очередей и криков людей)
- Это что, наши?! -  вырвалось у меня.
Я переводила взгляд с Джараха на Сильвию и обратно.  Вообще-то Саббах и был страшен тем, что по его лицу никогда нельзя было прочесть, о чём именно он думает, что собирается предпринять и так далее.  Но сейчас на его лице была эмоция!  Непонимание, смятение и волнение.  Как часто такую гамму чувств можно увидеть на лице полевого командира?  Значит, не наши!  Но кто тогда?!  Приказ от Джараха, держащего Сильвию с другой стороны от себя, поступил незамедлительно и я поняла -  это не учебная тревога, не ошибка и не что-либо ещё -  это теракт и этим террористам всё равно, есть ли среди посетителей единоверцы (если, конечно, среди атакующих вообще есть мусульмане).  Обстановка была самая что ни на есть боевая.  На эмоции и размышления времени не было.
- Поняла, -  кивнула я, ответив также по-чеченски.  В ситуациях, подобных этой родной язык всегда был привычнее.
Оставаясь на полу, я поползла к ближайшему столику, но не к нашему, потому что он стоял ближе к центру зала, по которому уже рассредоточились автоматчики.  На мне не было бронежилета, у меня не было оружия.  Оставалось только либо молить Аллаха о милости, либо делать дело, -  подсказала я сама себе.  Аккуратно, чтобы не привлекать внимания, я опрокинула ближайший стол и подвинула так, чтобы он закрыл Сильвию и Джараха.  Проползла ещё метр, чтобы перевернуть следующий.  В этот момент, на чистом английском с американским акцентом прокричал один из нападавших:
- Именем Аллаха!  Всем лечь на землю! -  после его слов последовала длинная злая очередь в потолок.
Простреленные лампы заискрили, помещение погрузилось в полумрак.  Это было нам на руку.  Теперь стало понятно, что нападавшими были американцы, неумело подделывавшиеся под мусульман.  Убить бы разом!!! -  зло подумала я, лёжа теперь за двумя трупами, так удачно лежащих один на другом.  Оглянувшись на командира, я увидела, что он крепко прижимает к себе Сильвию.  Скорее всего, она не была боевиком, потому я обрадовалась, что её есть, кому защитить, потому что терять членов Организации нам никак нельзя.
- Что вам от нас нужно? -  вдруг, выкрикнула какая-то блондинка, вскочив на ноги.
Дура и есть!  Гламурная, развратная, пустая.  Мы сами расстреливал таких в первую очередь, потому что, если такие выживают, то месяца через два начинают храбриться в социальных сетях, мол, я пережила теракт и ничуть не испугалась.  Это дискредитирует нас, да и просто выглядит глупо.  Но сейчас её крик помог мне, потому что прокричав "заткнись!", один из террористов прошил девушку очередью.  Снова крики и паника.  Я успела перевернуть два стола и выстроить их так, чтобы получилась "стена", круглые столешницы были похожи на оборонительные щиты.  В итоге, Джарах и Сильвия смогут теперь проползти по образованному мной коридору.  Ии мешал какой-то стул и, подавшись назад, я отшвырнула его, освобождая путь.
    Но столы не бесконечны, и вот пустое пространство!  Пустое!!!  В этой части зала не было даже трупов.  Если трупа нет, нужно сделать его, -  подумала я и осмотрелась.  Впереди стоял автоматчик.  Он не стрелял, но судорожно дёргался в ту сторону, откуда слышался хотя бы какой-то звук.  Он был в маске, но по нервным движениям я поняла, что он, скорее всего наколот наркотиками.  Чтобы сделать два переката, мне пришлось схватить с пола нож, упавший с какого-то столика и распороть платье по бокам.  Получились два глубоких разреза от бедра.  Сексуально?  Скорее всего, но о какой сексуальности сейчас может идти речь!  Просто платье сковывало движения.  Оказавшись за спиной террориста, я коброй взметнулась вверх (так, чтобы меня не было видно за ним) и двумя движениями, потому что нож был тупой, перерезала ем горло.  Тело автоматчика дёрнулось и стало обмякать.  С трудом удерживая тяжёлого мужчину, я аккуратно забрала автомат, а самого его привалила к стене.  Если он упадёт, его коллеги решат, что он отключился, и, скорее всего, не обратят на это внимания или наоборот -  обратят и потеряют бдительность.  Подхватив труп грузного толстяка лежащий рядом, я "посадила" его, а сама укрылась за ним.  У меня в руках был заряженный автомат.  Можно начать отстреливаться, прикрывая тыл Джараху и его спутнице, но я рисковала сама стать мишенью.  Ситуация была боевой, но вот я была в лёгком синем платье и без прикрытия.  Я позорно запаниковала!  За это не только Саббах, но и любой из нашего крыла, если бы узнал, мог бы расстрелять без всякого суда.  Краем глаза я посмотрела на водителя грузовика, сейчас спокойно стоящего почти в центре зала.  Руки террориста крепко сжимали руль.  Он был готов продолжать таран по малейшему приказу.  Я всмотрелась в его лицо -  мусульманин!  Это было непостижимо для нас -  идти на акцию с открытым лицом, только если это не...  Мне хватила секунды, чтобы увидеть торчащий из воротника камуфляжа тоненький проводок, который явно не был проводом от наушников.  Крепко сжимая в руках автомат, длинным перекатом я оказалась подле Джараха и Сильвии и сказала по-русски, чтобы Сильвия тоже понимала меня (можно было и по-английски, но уж какой быстрее вспомнился, на таком и сказала):
- А грузовике смертник!  Рвануть может в любую минуту!

Отредактировано Зарема Окаева (10.08.2017 18:52)

+2

24

Силвии абсолютно не понравилось отношение новой знакомой мусульманки к человеку со сломанной рукой. Когда он потерял сознание, видимо от огромного количества выпитого, она хохотнула. Итальянка нахмурилась, процедив сквозь зубы ругательство на родном языке убрала телефон в сумочку.

Да, герр Джарах. Он отключился, но это даже к лучшему. Вправляйте руку... Или что вы там хотели сделать? Я подержу его. - сказав это по-английски, Силвия встала позади выпившего и подняла его голову. Увы, оказать первую медицинскую помощь они не успели ибо раздался грохот, потом упала часть брезента, в палку ворвался грузовик и началась стрельба.

Это был совершенно новый вид терроризма,  не такой как в "С.Т.Р.А.Х.". Руссо даже не ожидала что может быть что-то хуже! Но эти люди были настоящими профессионалами, безумными гениями. Они специально выбрали самую многочисленную в Мюнхене палатку, нарочно протаранили стену и начали стрельбу. Пожалуй, цель была не убить как можно больше, а привлечь внимание: попасть на федеральные каналы, первые полосы газет и побить рекорды просмотров роликов на Youtube.  У них это получилось, несколько идиотов, вместо того чтобы бежать и спасаться начали снимать всё происходящее... А убивать? Силвия успела заметить какая была давка, так что убивали люди друг друга, когда старались спасти свою жизнь.

Правда от оперативных действий Джараха Силвия немного, если говорить просто, "офигела". Она и глазом не успела моргнуть, как оказалась за столом благодаря боевику. В очередной раз Руссо убедилась что "С.Т.Р.А.Х." нанимает настоящих профессионалов. Силвия Руссо не входила в число хорошо обученных боевиков и поэтому в тот момент когда иорданец прижимал её к себе и прятал за стол, она выронила сумочку.

Маленькая белая сумочка с телефоном, билетом на поезд и тысячей  евро внутри отлетела на пару метров от стола. Там, где стреляли и бегали люди. Силвия заметила что на сумочку наступили пару раз. Когда фрау это осознала, первые пару секунд решила оставить её там же, но потом вспомнила о тысяче евро из-за которых поругалась с мужем и о билете, который так трудно купить во время Октоберфеста.

Там моя сумочка! - Силвия стала вырываться из объятий боевика, чтобы доползти и спасти если не мобильный телефон, то деньги и билет.

+3

25

- Тихо, тихо, тихо! - строго проговорил Джарах, когда Сильвия, не взирая на происходящее, начала рваться к маленькой сумочке. Как ребенок, честное слово. Ребенком Сильвия не была, она была обычной европейской женщиной, выросшей в культуре ненасилия, где стрельба и убийства случаются только где-то далеко, о чем им рассказывают новости. Все здесь были такими людьми. Стадом, которое убивали пришедшие волки. И то, что сейчас ее волновала ее сумочка, было даже лучше, чем если она начала рыдать и требовать "спасти всех".  К шайтану бы эту сумку, но если там, а где им еще быть, документы сеньориты, то эта сумка нужна, что бы не задерживаться здесь дольше необходимого, если полиция успеет раньше них. Кроме того, следов оставлять не надо.
- Я принесу вашу сумочку, - спокойно произнес он, разговаривая с ней, как с младшей сестрой. Строго и уверенно. Веди себя хорошо и старший брат сделает все, что ты просишь. Иорданец достал свой простой сотовый, купленный уже в Европе, с симкой, купленной в вокзальном туалете у барыги, - сидите. Звоните. Я сейчас.
Он усадил женщину спиной к столу, так, что бы она была прикрыта от выстрелов и от бегущих, вздохнул, мысленно помянув шайтана и, пригнувшись, бросился к сумке. Рывком оказался между ног какого-то парня, ударил его под колено, роняя животом себе на спину, вниз головой и, используя как щит, дотянулся до сумочки. Выдернул ее, отрывая ремешок и роняя кого-то, кто на нем стоял. Резко развернулся, все в том же полуприседе, с человеком на спине и рывками начал пробираться обратно. На последних метрах швырнул свою ношу в сторону, даже не разглядывая, жив ли или нет человек.
Вернувшись обратно, он заглянул в лицо женщине, убеждаясь, что она в порядке и, зажав ее сумку подмышкой, так же прикрывая, потащил дальше, в более безопасное место.
Снова появилась Зарема, уже с автоматом. Оружие, это хорошо. Жаль, что не граната, но минуту назад не было даже этого. Сойдет.
- Молодец, - кивнул он чеченке. Смертник, значит. Террорист проследил движение грузовика. Если там тоже есть взрывчатка, мало не покажется. А если ее закладывал не дурак, то взрыв будет направленный. Так, им нельзя идти к выходу, там давка. Нельзя к сцене, там слишком много аппаратуры, осколками посечет. Можно попробовать обойти террористов с тыла и выйти в проделанную ими дыру, когда они зайдут поближе. Можно выстрелить по колесам грузовика, остановив его. Можно - в голову смертника, но это опасно, где каплюсь, он не знает.
- Так, - начал принимать он решения. Подтащил к ним плошки с мягкой смесью масла и сыра, которую каких-то пять минут рекламировала Сильвия, еще какого-то мягкого сыра, пару салфеток.
- Ждем, от нас он достаточно далеко. Протирай автомат от отпечатков, - от протянул Зареме салфетки, - а потом мажь и щедро, все, где ты можешь за него взяться, этими смесями. Ни одна лаборатория не найдет отпечатков и ДНК. Мы не должны выходить с оружием и оставлять следов.
Ни кто. Ни как. Не должен узнать хоть что-то о СТРАХе. Ни единого следа. Даже пусть такого, который пока может казаться мертвым. Давать врагам шанс или отпечатки пальцев его боевика он не собирался. Сам он макнул другую салфетку в лужу жидкости, пива ли, еще чего-то и резкими движениями принялся стирать с лица и плеч Заремы кровь убитого ею террориста.
- Терпи, - скомандовал он, стирая и эти следы. Новые появятся - решат проблему. - Что ты еще заметила? Сколько их?

+1

26

Террористы сделали ещё несколько предупредительных очередей и одной короткой убили кого-то, но я не обращала на это внимания: не то чтобы я была настолько бессердечной к людской смерти (ведь кто-то же из этих гяуров мог быть нормальным человеком), просто на это не было времени. Откуда-то повалил дым. Обернувшись, я поняла, что это коротит проводка. «О, Аллах! Здесь рванёт и без всякого смертника!» Даже про себя я называла водителя грузовика не шахидом, а именно смертником, потому что шахид - это мученик, отдающий жизнь за Аллаха, а смертник это просто человек, который умрёт так, или иначе, но умрёт сегодня.

Похвала куратора была для меня бесценна, но в ситуации, когда мобилизоваться должны абсолютно все резервы организма, эмоции немного притупляются. На время, а потом они могут проявиться в двойном объёме. Но это будет потом. Если мы выживем. Дав мне смесь масла и сыра, Джарах приказал смазать автомат везде, где только было можно и я немедленно начала заниматься этим, ловко и быстро. Но тут боевик взял новую салфетку и, обмокнув её в какую-то лужу на полу, стал стирать с меня кровь убитого мной террориста. Я дёрнулась, пытаясь отстраниться или закрыться руками, но Сабах приказал терпеть, задав в это время вопрос.

- Ещё двое вон в той части зала, - сказала я и указала в противоположный конец помещения, где в тени виднелись два силуэта с автоматами, - четверо ходят по залу и двое у выхода. Да и ещё проводка искрит. Как раз там, где стоят двое, значит, туда ни идти не стрелять нельзя.

Я огляделась, судорожно соображая, что делать дальше. Я была отличным наёмником и неплохим координатором, но командовала я лишь низшими звеньями, а как наёмник никогда не принимала самостоятельных решений. Сейчас же мне предстояло именно это и делать, потому что взваливать всё на куратора почему-то не хотелось. Я сама не могла понять, почему, но хотелось максимально снять с него груз нынешней ответственности, как-то помочь. «Тем более, ему ещё Сильвию защищать», - пронеслась в голове явно оправдательная мысль. Вопрос, что она оправдывала?

- Я попробую проложить вам путь отхода, - сказала я, вплотную приблизившись к боевику, потому что из-за криков захватчиков (которые тщетно старались правильно говорить на арабском) меня не было слышно, а кричать я не рисковала, потому что нас могли услышать, - только у меня вопрос, - я перевела взгляд на грузовик, - там не может быть их ре….

Я не договорила, потому что прямо к нам шёл один из террористов. Необдуманно шёл, без прикрытия. Автомат он держал двумя руками стволом вниз. Переворачивая ногами трупы, он пинал их по рёбрам, проверяя, остался ли кто-то в живых. Мы и сами не раз так делали, так что этот приём я хорошо знала. Сильвия затаила дыхание, мы тоже. Сердце у меня заколотилось, рука чуть дрогнула. У меня был только один шанс, в противном случае, мы погибнем.

- Иншалла! - прошептала я и, прицелившись, сделала одиночный выстрел.

Попала между глаз. Боевик упал как подкошенный. Я выдохнула. Подползя к нему, я забрала его автомат и передала Саббаху - теперь он тоже сможет защищаться. Я уже хотела было пробираться вперёд, выстроив защитный «коридор» из трупов и мебели для них с Сильвией, когда вспомнила свой вопрос:

- Так вот, не может ли быть в грузовике их резерв? Для такого большого помещения их подозрительно мало.

Меж тем, террористы перемещались туда-сюда по залу, держа на прицеле насмерть перепуганных посетителей. Самое опасное было в том, что в отличии от нас, когда мы проводим свои акции, у этих не было ни требований, ни заявлений. «Агрессия без цели пострашнее атомной бомбы - ту хотя бы можно контролировать просто не нажимая на кнопку».

+3

27

Хорошо. - На удивление послушно и немногословно ответила итальянка и даже спорить не стала. Почему? Сложно сказать, но судя по согласованным действиям Джараха и Заремы нетрудно начать доверять им свою жизнь, а это значит, послушно следовать указаниям боевиков.

Службу спасения она-то вызвала, телефон знала наизусть, но как оказалось, там уже все были в курсе терракта и службы полиции и "Скорой помощи" были уже в пути. Спокойный и уверенный голос диспетчера убедил Силвию не паниковать и она поверила ему. Так что когда Джарах вернулся с её сумочкой, Силвия была спокойна. Она искренне обрадовалась и улыбнулась.

Спасибо! - Силвия забрала столь нужный и ценный женский аксессуар, надела её на правое плечо и вернула телефон иорданцу.

Далее Руссо не вмешивалась в диалог наставника и террористки. Они так слаженно работали что Руссо даже вмешиваться не хотелось со своими вопросами. А их у неё было полно! Начиная от банального "Зачем они это делают?" до расспоросов куда они пойдут, если к выходу и через сцену нельзя.

Можно через кухню! - Силвия ткнула в сторону барной стойки, за которой была дверь, ведущая на кухню «Hofbrauhaus».... Наверное! Ну, просто оттуда выходили официанты! К слову, сказала она это на чистом русском, практически без акцента, чему сама же удивилась.

Как раз в этот момент они оказались в шаге от смерти или быть раскрытыми, но меткий выстрел и боевик упал. Правда, его падение привдлекло внимание. Кое-то, среди них был водитель грузовика, стал стрелять в сторону их укрытия, но было темно и стреляли в "слепую". Хотя потом направил своё транспортное средство в их угол. Руссо немного запаниковала.

Скорее, надо куда-то уходить! - забормотала она на родном итальянском. Тем более, половина дела уже была сделана. Корридор Заремы был почти к барной стойке, а оттуда перелезть по ту сторону и они на кухне!

Но так думала Силвия! А как решат более опытные боевики?

+3

28

"Делать. А думать потом" Автомат, принесенный Заремой был так же, очень грубо, измазан жирной смесью, примерное расположение врагов понятно.
Казалось, с наименьшими потерями можно просто отсидеться за их "бруствером", но нет. Нападавшие ни как не хотели оставить их в покое.  Можно было выстрелить в искрящую проводку и устроить тут панику среди всех. Но шансы, что рванет или начнется пожар, были малы. А действовать надо было наверняка. Тем более, грузовик, где мог быть резерв и точно был смертник, ему совсем не нравился.
- Ухóдите с Сильвией через кухню, - коротко произнес он на русском, достал свой телефон, впихнул его итальянке, - автомат бросаешь на кухне, что бы ни одна падла тебя не сняла с ним. Номер я помню, позвоню на него. Готовьтесь, я их отвлеку.
У масла очень низкая степень дыма. А тканевые салфетки, которые явно были синтетическими, хорошо горели. Тряпка, которой Зарема протирала автомат и об которую инстинктивно вытерла руки, была грубо обмазана остатками масла, в нее он завернул маленькую тарелочку, пару столовых приборов, быстро придавая свертку овальную форму. Второе полотенце он намотал на левую руку, собираясь использовать его позже. В карман пиджака отправилась чудом уцелевшая и катавшаяся под ногами бутылочка с ароматизированным подсолнечным маслом.
- Готовьтесь, по команде, - мужчина щелкнул зажигалкой. Тряпка начала дымиться, - пошли!
Как только девушки начали отходить, он резко выпрямился, коротко замахнулся, кидая левой рукой в сторону машины свернутый предмет:
- Qunbulat  dukhan!* - рявкнул он на арабском. "Дымовая граната". Короткая очередь из прижатого к телу автомата, без целей, на подавление и прыжок за стол, уже с другой стороны. Перекатиться, нещадно пачкая в грязи одежду и волосы, выстрел в бензобак, в нижнюю его часть, что бы струйка бензина точно полилась.  Еще один перекат, которая очередь.
План удался, он явно привлек к себе внимание, потому, что послышались ответные выстрелы и крики.
Чье-то тело, какого-то мужчины, живого или нет, Джарах не разбирал. Коротко выматерившись от физического напряжения, он согнул тело, швырнув его в противоположную от себя сторону, так, что казалось, кто-то, пригнувшись побежал. Как ни странно, сработало. В том числе и потому, что из того места, куда в полет было отправлено тело, раздался крик.
Цель была простая по сути и сложная по выполнению. Подобраться к бензобаку на расстояние точного броска и кинуть в него горящую пропитанную маслом салфетку к дыре. А это точно взорвет машину и с арьергардом и с их взрывчаткой. Не сразу, время снять охрану у входа будет. Расчет был на то, что он знал, как готовят смертников. У них есть план, простой и конкретный и цель. И как только что-то начинает идти не так, кто-то начинает отстреливаться, у них сбивается эта программа, вызывая смятение и неслаженность действий.
А пока его враги отвлеклись на угол, откуда раздался крик, Джарах залез под стол, утроил дуло автомата на упавшем стуле, выцелил одного из четверых, ходящих по залу и нажал на курок. Целился он в туловище,  в самую большую часть человека. Отличным снайпером он себя не считал и целиться и стрелять сейчас в голову было бы непростительным действием. А вот три патрона, полуочередь, в грудь, террориста заставили пошатнуться и осесть. Место под столом было хорошее, незаметное и пока иорданец не собирался его покидать, не сводя дула с места, где упал враг. Потому, что к нему бежал другой, проверить товарища.

*

Qunbulat  dukhan!  - газовая граната

Отредактировано Джарах "Саббах" (25.08.2017 11:05)

+2

29

Я уже открыла было рот, чтобы сказать Сильвии, что она предложила хороший вариант и я с ним согласна, но Саббах опередил меня, приказав нам уходить через кухню.
- А вы...? -  начала я, но иорданец так на меня посмотрел, что я поняла, что вопросы излишни, тем более такие.  Проявлять о нём беспокойство (во всяком случае, вслух), значит оскорбить его, посчитать слабым.  Джарах таковым не являлся, поэтому я замолчала в ожидании нового приказа.
Пока мужчина сооружал "гранату", мы с Сильвией напряжённо ждали, находясь "на низком старте".  И вот Саббах дал команду!  Ловко перепрыгнув через барную стойку, я открыла её, чтобы женщина могла пройти не совершая акробатических прыжков.
    Когда мы скрылись за дверями кухни, я, наконец, выдохнула.  Но ненадолго, так как времени у нас было мало.  Я слышала грозный голос куратора, а, затем, стрельбу, доносившуюся из зала.  Надеюсь, он не ранен.  Эта мысль проскочила у меня в мозгу столь быстро и спонтанно, что её, наверное, заметило только моё подсознание, но не я сама.
- Идёмте, -  шепнула я Сильвии, передёрнув затвор автомата и идя впереди.
Белая кафельная плитка на стенах, такой же белый кафель на полу и узкий проход между столов.  Мы старались двигаться почти бесшумно, надеясь, что в тусклом свете ламп (и как можно готовить при таком освещении?) нас не разглядят.  Сильно пахло маслом и жареной едой.  От включённых повсюду плит и грилей было душно.  В первом коридоре нам никто не встретился, но, свернув за угол огромного помещения кухни мы, нос к носу, столкнулись с молодой официанткой, а неподалёку от неё, спиной к нам стоял повар.
- KsOmmak!* -  по-арабски выругалась я и обернулась к Сильвии, словно бы ища у неё поддержки.
Нет, не поддержки -  ответа на вопрос, что делать?  Сильвия же умная -  она же придумала вариант про кухню.  Но сейчас у нас не было времени что-то придумывать.
- Кто вы такие?! -  выкрикнула официантка, -  Вы из этих?! -  ока мотнула головой в сторону зала.  Стрельба и крики были слышны даже здесь.
Официантка и повар, наверное, были теми немногими, которые ещё в начале заворушки успели спрятаться.  Они видели наши лица.  Ну, во всяком случае, девка.  Если я сейчас пристрелю их -=  Джарах потом пристрелит меня за лишние трупы.  С другой стороны, автомат-то принадлежит американцам и моих отпечатков на нём нет и не будет.  Две короткие очереди и на полу и на белом кафеле, словно красные маки заалели пятна крови, в которых лежали два человеческих тела:  молодая девушка и мужчина средних лет.  Из кастрюли на электрической плите что-то "убегало".  Мы побежали дальше.  До двери на "чёрную" лестницу оставалось всего ничего.  Открыв её, я коснулась руки Сильвии и встала так, чтобы она была за моей спиной:
- Подождите -  я проверю!  Здание может быть оцеплено.  И полицией в том числе.
Привычным движением я передёрнула затвор и держа автомат наизготовку, уже собралась открыть дверь, когда вспомнила -  Джарах приказал бросить его в кухне!  Естественно, что я не собиралась возвращаться туда, а "чёрная" лестница, она на то и "чёрная", чтобы прятать там всё "тёмное" и тайное.  Когда мы спустились, я забросила автомат под лестницу.  Интересно, как воспринимает меня Сильвия? -  думала я, пока мы шли к двери на выход, -  Наверное, считает кровожадным фанатиком, готовым убить любого.  Впрочем, сейчас не об этом нужно думать.
    И вот она, долгожданная железная дверь -  выход!  Руссо подошла к ней первая и уже хотела потянусь за ручку, когда я увидела то, чего на ручке двери точно не должно было быть -  на небольшом проводке висела граната Ф-1 -  в просторечии "лимонка".
- Сильвия, нет! -  почти выкрикнула я, -  Отойдите в сторону, я обезврежу её.  У вас есть что-нибудь мягкое, во что можно будет завернуть её, чтобы не взорвалась тут, в проходе? -  спросила я на русском, -  Моя сумочка осталась в зале.
Джарах, наверняка, пойдёт этим путём.  Нужно унести гранату подальше отсюда.  Осторожно, с больше чем ювелирной точностью я взялась за крепящийся к ручке двери проводок.  Работа эта кропотливая, но при наличии определённых навыков, сделать это можно довольно быстро.  Мне потребовалась минута, чтобы отцепить гранату от двери.  "Сюрприз" был в том, что она оказалась без чеки!  О, Аллах!  Что же это такое?  Сильвия дала мне что-то (в темноте я даже не разглядела, что это.  Положив гранату я, затаив дыхание, бережно, словно живое существо, понесла её туда же, куда бросила автомат.  Один неверный шаг и мы обе погибнем.  Не дёт ли мне Аллах понять, что меня ждёт путь шахида? -  подумала я, вздрогнув от собственной мысли.  Вдруг, навстречу мне стала двигаться какая-то фигура.  Когда она попала в пятно света узкой масляной лампы, я тоже вышла из темноты, держа перед собой гранату.
- Она висела на ручке двери, -  тут же объяснила я, -  без чеки.  Я просто хотела унести её.
последняя оправдательная фраза нужна была для того, чтобы куратор не подумал, что я, и правда, решила пойти путём шахида-смертника.
------------------------
*KsOmmak! -  Твою мать! (араб.)

Отредактировано Зарема Окаева (18.08.2017 20:51)

+2

30

Силвии не нужно было повторять дважды про кухню, она была перепугана и хотела поскорее оказаться на свежем воздухе, а не сидеть свернувшись на полу и вздрагивать от выстрелов, которые казались европейке слишком громкими. В ушах звенело, потому что она не привыкла к такому шуму, так что слова, особенно на иностранном языке который она знает хуже всех, итальянка разбирала с трудом. Тем не менее, Руссо не могла уйти молча, беспрекословно последовав приказу иорданцу. Уходя, она сжала телефон, кивнула и сказала:

Герр Джарах, будьте осторожны! Если вас тут пристрелят, баронесса и Волков убъют вас на первом же собрании! - это была, конечно же, шутка, но в каждой шутке есть доля правды, тем более она была благодарна боевику что тот взял весь удар на себя и отпустил женщин, просто как настоящий джентельмен!

«А мог бы и мне дать этот автомат, заставить мазать соусом и стрелять!» - вот откуда у Силвии появились силы пошутить перед уходом. Обычное "Спасибо", показалось слишком банальным, да и потом, поблагодарить можно позже, когда все выберутся живыми.

Так они оказались на кухне и благодаря ловкости Заремы, Силвии не пришлось прыгать, иначе неизвестно смогла бы она так же ловко провернуть этот фокус. Всё таки, гимнастикой и спортом итальянка не занималась уже очень давно, лет десять назад. На кухне Силвия почувствовала себя лучше, не в безопасности, но уже можно хотя бы не нагибаться и не бояться выстрелов. Так они встретились с поваром и официанткой.

Нет! Нет! Мы гости "Октоберфеста"! - быстро нашлась итальянка. — У меня чек есть, секунду...

Силвия стала судорожно рыться в сумочке ища чек, как доказательства того что они не террористы, а обычные гости, но Зарема не стала ждать и зачем-то пристрелила обоих. Внутри итальянки всё кипело. Она развернулась к чеченке и без страха быть застреленной, схватила её за воротник.

Зачем ты это сделала?! Они были невиновны! У них даже оружия не было!!! - закричала она на террористку по-английски. — Я могла бы показать чек и мы бы вместе вышли на улицу!!! Или ты возомнила о себе что можешь убивать всех кто тебе не нравится?!

Выстрелы, пробившие стекло в кухонной двери заставили Руссо немного поумерить свой пыл. Она отпустила Зарему и они побежали дальше. Силвия ещё негодовала за лишние жертвы, которым, конечно же, Зарема великодушно не оставила шансов на выживание, именно поэтому она не смогла промолчать когда чеченка заговорила про оцепление.

О да, кому из нас и стоит боятся полиции, так это тебе. - ответила итальянка, но таки пропустила террористку вперёд и даже нашла ей что-то мягкое - прихватку, чтобы завернуть гранату.

Когда они таки вышли на улицу и их встретил полицейский, Силвия бегло объяснила ему что они просто отдыхали в палатке, а когда случилась атака, они не смогли выйти из-за давки решили выходить через кухню. Сказала также что внутри остался ещё один человек, который пытается обезвредить террористов и ему нужна помощь. Также она упомянула о версии Заремы о том что в грузовике может быть смертник.

Вы должны вмешаться! Он один там не справится! - теперь Руссо схватила полицейского за воротник и стала требовать ворваться в палатку и помочь Джараху. Только после того как она услышала о том что снайперы заняли свои позиции, а группа охраны границ 9, немецкий спецназ, вот-вот начнут операцию, фрау отпустила полицейского, извинилась и даже предложила свою помощь.

Я в детстве помогла маме в больнице и потом работала санитаркой в госпитале. Я могу помочь... - полицецский указал Руссо где можно найти мед. персонал и обратился к Зареме:
Вы ранены? Вам нужна помощь?

+2

31

За стеной палатки снова послышался шум. Уже куда более знакомый - военная полицейская техника. Бронированные машины, спецназ, полевой госпиталь. Значит, скоро снайперы займут свои позиции и начнется штурм. И во время начала штурма ему надо быть не в палатке, потому, что для немцев он будет на одно лицо с нападавшими.
Полуочередь во второго террориста, очередь в воздух веером, что бы напугать всех. Как ни странно, лишних жертв Джарах не любил, когда сам брал в руки оружие. Взял в руки оружие - взял на себя ответственность, с тебя же потом и спросят. И не баронесса и Волков, а неизмеримо высшие силы. Но этими мыслями иорданец мудро ни с кем не делился. А то где потом искать вот таких смертников? Удостоверение личности он переложил в сумку из кармана пиджака. И начал быстрыми перебежками продвигаться на кухню, вслед за женщинами. По дороге подхватил чей-то оброненный мобильник, выбирая самый простой. Тем более, что шум начинающегося штурма нарастал. Раздался первый выстрел из снайперского оружия. На кухне мужчина позволил себе короткую паузу. Сдернул темный пиджак, кидая его на так и не выключенный гриль, сдернул резинку с волос. В зале был коротко стриженный араб с автоматом в темной одежде? К полиции выйдет с волосами до плеч и в светлой футболке. Так себе обманка, но хоть какая-то.
На встречу внезапно вышла Зарема с гранатой в прихватке... В голове пронеслась, так до конца и не оформившись, что мирная женщина встречает мужчину на кухне с едой, держа в прихватке сковороду, например, с мясом, а террориста - с гранатой в прихватке. Он даже коротко хмыкнул, чем-то эта мысль ему понравилась.
- Ну-ка, - тихо произнес он, - держи ее, как держишь...
Саббах внимательно смотрел на гранату. Пружинная взорвалась бы в руках девушки, сними она ее с растяжки. Или она бы держала ее по-другому. Значит, кто-то сделал так же, как делали они - убрал чеку и поставил куда более тонкие и легко срабатывающие проволочки. Вопреки всем фильмам, чека не так легко выдирается из тела гранаты и растяжка срабатывает не всегда. А вот если ее убрать и заменить проволокой, то шансы куда выше.
- Аллах хранит тебя, - серьезно сказал террорист. Зареме удалось убрать растяжку и не выдернуть проволочку. Не обращая внимания на начавшийся штурм, потому, что выстрелы звучали с обеих сторон, а значит ни немцы ни смертники сюда быстро не дойдут, он указал на тончайшую медную "скобку", - видишь? Чеку вынули, а поставили это, что бы сработала от малейшего касания. На базе покажу, как такие делать и как их обезвреживать не на удачу.
Он поправил скобку, загоняя импровизированный держатель поглубже и бережно положил гранату на пол.
- Говори при немцах только по-русски или по-английски, - предупредил он, - если спросят гражданство, говори, что ты давно живешь в России. Притворись, что тебе страшно, можешь попытаться заплакать или молчать в шоке, вздрагивай от выстрелов,  но не будь спокойной и не удивляйся тому, как я буду себя вести.
Они вместе, первым он, она следом, выбрались из кухонной двери. Покорно замерли по команде полицейского, подняли руки вверх.
Сейчас Джарах мало чем походил на себя в зале палатки. Распущенные взлохмаченные волосы, перепачканный чем попало, мужчина ссутулился, так, словно привык много времени проводить за рабочим столом, работая с бумагами или компьютером, щурился, словно у него плохое зрение, глядя на полицейского.
- Джарах Сараби, мы отдыхали с друзьями, - отвечал он на вопросы полицейского, - да, удостоверение в кармане, вы позволите достать? 
- Вы видели что-нибудь странное в зале? - спросил полицейский, изучая документ, который позволил Джараху достать. Так же тот протянул ему визитку, где была указана профессия его личности - инженер геологоразведки Polymetal International.
- Простите, - у араба получилось изобразить смущенную улыбку, - мои очки... почти сразу разбились. Грузовик, потом эти...террористы, они разошлись по залу, кто-то начал стрелять, началась паника, я... мы ждали и тихо ползли к кухне. Эта фрау, - он указал на Зарему, - сестра моего друга, коллеги из России, тут должна быть еще одна фрау, фрау Руссо. Вы ее видели? С ней все в порядке?
Саббах видел, как ведут себя жертвы налетов. Его земляки, его соотечественники. И сам испытал это страшное чувство паники и неизвестности не раз, когда рвались ракеты рядом с местами, где бывали члены его семьи. Поэтому передать и изобразить этот страх и растерянность он мог. А кроме того, полицейский был хорошим полицейским, но плохим психологом. Перед ним было двое людей, ведущих себя тихо, выполнявших его команды, имевших документы и не выглядевших подозрительно. Грязные, в драной одежде, щурившиеся в свете фонарика, вздрагивающее от выстрелов.

+3

32

Ещё когда мы были в кухне, Сильвия очень ни к месту накинулась на меня, начав выражать свои претензии, по поводу убитых мной свидетелей.  Интересно, она не могла сказать об этом позже?  Взяв женщину за отвороты одежды, я прижала её к противоположной стене и заговорила по-английски:
- А ты что, хотела, чтобы они нас запомнили и потом сдали?  Ты вот их жалеешь.... простите, вы....  А они потом запомнят нас.  Запомнят, что у меня не европейская внешность, а в руках автомат.  И что?  В панике причислят к нападавшим!  Вам это надо?  И, мне не все подряд не нравятся, -  умолчим о перспективе джихада, -  мне не нравятся лишние свидетели.  А, вдруг, кто-то из них хорошо рисует?
Рывком отпустив Сильвию, я пошла дальше.  Первое впечатление друг о друге теперь было безнадёжно испорчено.  Особенно это огорчало в свете того, что мы были из одной Организации.  Хотя, если Аллаху будет угодно, мы найдём путь к примирению.  Она знает о Восточном крыле, знает, какого нрава там люди.  Что ж теперь недовольна?  Но злиться на Сильвию или, тем более, обижаться, не было ни времени, ни желания:  Европа и Восток далеки друг от друга также, как Северный Полюс от Южного -  странно было бы, если бы мы сразу достигли абсолютного понимания.
    Пришедшего Джараха я, в первые секунды, даже не узнала, потому что никогда не видела его с распущенными волосами.  Хотя, так ему, может быть, было даже лучше:  или ему всё идёт?  Или я в моде и тому подобных вещах не разбираюсь?  А, ш-шайтан!  Я внимательно слушала куратора и изумлённо смотрела на "заменитель" чеки в гранате.
- Не знала, что так бывает, -  поразилась я.
На дальнейшие указания я также кивнула.  Аккуратно растрепав парик, я взяла ближайшую луковицу и стала резать ножом на доске.  Из глаз тут же начали катиться слёзы.
- Так нормально? -  спросила я, повернувшись к боевику, -  Да хранит нас Аллах!

                                                                                                                     ***

    - Нет, -  рыдая луковыми слезами, заверила я полицейского, -  я не ранена.  Только сумочка...  Она там.  Там документы и деньги.
Я разрыдалась ещё больше и, встав поближе к Джараху (ведь я "сестра его друга"), уткнулась лицом в его плечо, изображая истерику.  Раньше мне никогда не приходилось легендироваться жертвой, поэтому я не очень понимала, как это делается.  Но, видимо, у меня получалось, потому что ко мне тут же подбежала молоденькая медсестра и протянула стакан с водой и какую-то голубую таблетку.
- Вот, выпейте, -  улыбнулась она, -  вам станет лучше.
Я с подозрением покосилась на таблетку.  Скорее всего, это был Валиум -  сильный транквилизатор.  Мне стало не по себе.  Несмотря на то, что я была Воином Аллаха, закалённая в боях и тренировках, было у меня одно уязвимое место:  я ненавидела и боялась психиатрию и всё, что с ней было связано.  Потому-то я всегда отворачивалась, когда видела под препаратами наших шахидов.  Так что сейчас я старалась отмахнуться от таблетки, но медсестра упорно продолжала вкладывать мне её в руку.  Обречённо осмотревшись, я выпила её и зарыдала снова.
- Вы говорите по-немецки? -  спросил подошедший полицейский.
Я его поняла, но всё равно посмотрела на него растерянно и сказала по-русски:
- Там... там столько убитых...  Там мои вещи!  Я...  Я....
Полицейский хотел спросить ещё что-то, но тут к нам подбежали люди в форме спецназа:
- Все террористы ликвидированы.  Можете пройти в здание, там много раненых.  Люди до смерти перепуганы.
Последнее относилось к работникам "скорой", которые, похватав чемоданчики и носилки, побежали внутрь через ту же дверь, через которую мы вышли.  Когда мимо прошёл спецназовец с автоматом, я очень правдоподобно взвизгнула и села на корточки, закрыв голову руками.  Ко мне подошёл полицейский и, бережно подняв, проговорил:
- Успокойтесь, Фрау.  Всё будет хорошо.  Как ваше имя?
Он говорил по-английски и я, всё-таки, решила ответить:
- Зарема.  Я русская!  Паспорт...  В России жила.
И вот тут я не переигрывала:  Валиум делал своё чёрное дело.  Конечно, это был не Скополомин, но у неподготовленного к такого рода препаратам человека, язык мог запросто развязаться.  Голова начинала кружиться, появилась слабость и лёгкая тошнота. 
- Ваши вещи обязательно найдутся, -  полицейский успокаивающе гладил меня по плечу, -  не бойтесь.  Бандиты пойманы, всё закончилось.  Хельга!  Займись ею!  Кажется в шоке.  Может впасть в ступор или в истерику.
Я даже не сразу поняла, что он говорил про меня!  И тем более не поняла, куда он меня ведёт.  Сообразила я только тогда, когда меня подвели к открытым дверям машины "скорой помощи" и полная немка в белом халате подала мне руку, желая помочь забраться внутрь.  Это в мои планы совсем не входило!  Шайтан!  Перебор!  Перевыполнение легенды!
- Нет-нет!  Мне ничего не нужно, спасибо!
Я дёрнулась в сторону, но полицейский и врач были на редкость настойчивы.  Мужчина направлял меня в сторону машины, а Хельга тянула за руки.  Надо было срочно что-то придумать.  Импровизировать.  Да что угодно!
- Джарах! -  крикнула я, -  Сильвия!  Это мои друзья.  Позвольте мне остаться с ними!  Со мной всё будет в порядке.
Язык стал заплетаться, захотелось спать.  Но я держалась изо всех сил, пытаясь твёрдо стоять на ногах и попытаться вырваться.  Перебор!  О, Аллах!  Хорошо хоть Джарах кажется не знает про два "незапланированных" трупа.  Меж тем, к Сильвии подошёл другой полицейский и внимательно посмотрев на неё, спросил:
- Вам и вашему другу нужна какая-нибудь помощь?  Можете попросить успокоительного, если оно вам нужно.

+3

33

Силвия Руссо почти сразу ушла в указанном ею направлении и потому не знала что делали её товарищи по несчастью. Она стала перевязывать раны, обрабатывать порезы и огнестрельные ранения и делать тугие тампонады – словом, делать то чем зарабатывала на жизнь несколько лет назад, когда семье нужны были деньги на создание издательства Маттиаса.

Что стало с Заремой и Джарахом она не знала, да и, откроевенно говоря, она была рада тому что Зарема осталась где-то там. Они друг друга не поняли, её аргументы о том что их запомнят и могут обвинить в терракте итальянка не поняла и не стала спорить только потому что сейчас куда важнее было помочь медицинским работникам спасти пострадавших и оказать им первую медицинскую помощь. Силвия, конечно, не была потрясающим специалистом, не имела какого-то особенного образования, но первую помощь оказывала мастерски. Собственно, этим, а ещё уборкой, она и занималась в берлинской больнице.

Что же касается Джараха, Силвии было не всё равно, как в случае с чеченкой. Этот человек показал себя совершенно с другой стороны, так что теперь она очень уважала его, как человек, так и отличного специалиста. Подходя снова и снова к новым раненным и видя убитых, Руссо каждый раз боялась встретить на носилках иорданца, как среди раненных, так и среди убитых.

Неизвестно сколько Силвия провела волонтёрствуя, но когда объявили о том что всех задержали, итальянка прошла проверить машину с убитыми ещё раз. Хорошей новостью оказалось то что Джараха там Руссо не увидела. А когда уточнила это все трупы что нашли в палатке, почувствовала как будто камень с души свалился.

Тогда же итальянка уже собиралась вернуться к своим обязанностям, как вдруг услышала кто-то кричал её имя. Силвия обернулась и увидела Зарему, которую Хельга старалась уговорить сесть в машину, но та сопротивлялась. Прошлое недопонимание отошло на второй план, Руссо на самом деле испугалась что с Заремой что-то случилось. Она бросила всё, подбежав к машине.

- Что?! Что случилось?! – испуганно спросила она, очевидно у Хельги, так как Зарема не понимает немецкий, а говорила фрау именно на нём.

+2

34

Джарах, внешне переживая и волнуясь, брежно поддерживал Зарему, тихо разговаривая с полицейским, внутри гордился Заремой. Умница. Особенно его порадовало использование лука, что бы вызвать слезы. А медсестра с таблетками его не удивила. Конечно, им надо успокоить всех, что бы не допустить распостранения паники. Пока медсестра занималась девушкой, полицейский отвел его в сторону, записывая показания и задавая уточняющие вопросы. Отвечал иорданец максимально честно там, где это можно было - сколько примерно было террористов, когда начали стрелять, в какое время все началось и разводя руками на все остальное, мол, очки потерял, думал о спутницах, ползли к кухне, у входа вроде бы стояло двое или трое боевиков. Да, кто-то начал стрелять в зале, но он не видел кто, не оглядывался. Может, кто-то из гостей был военным или среди террористов началась свара? Нет, герр... кто вы? сержант? нет, герр сержант, не могу предположить, из-за чего. Я мусульманин и мне стыдно, что мои единоверцы напали на мирных людей, а у ислама много радикальных ответвлений, увы, не смогу вам помочь здесь. Сержант коротко поблагодарил Джараха и отошел к кому-то еще, кого опрашивал его коллега. А Саббах отправился выручать Зарему.
- Вы позволите? - так же близоруко щурясь, он осторожно прикоснулся к руке медсестры, - пожалуйста. Я заберу Зарему домой, она поспит и успокоится. Вы понимаете, - террорист превзошел сам себя, выдав такую смущенную улыбку, что медсестра прекратила попытки затащить девушку в машину, - там были...выходцы с востока. И в больнице может быть... не от персонала, конечно, - он поднял руки, как бы говоря этим жестом, что верит, что для мюнхенских врачей расизма нет, - а среди других пациентов. Многие пострадали, а   девушке просто страшно. Мы уложим ее спать, а если что-то пойдет не так, обратимся в больницу.
Хельга задумчиво посмотрела на мужчину. Безобидный близорукий взгляд, тихий вежливый голос среди громких голосов и невнятных выкриков,  вызывали расположение и толику сочувствия. И друг девушки был прав, им двоим, с их восточными чертами в больнице придется испытать сильное давление. А раз его знакомая не ранена, а просто в панике, то можно и отпустить. Ей и правда надо отоспаться.
- Сильвия! - обрадовался Саббах, - помогите мне уговорить эту отважную фрау отпустить Зарему домой. Она не ранена, просто очень испугалась. А дома она выспится, в знакомых стенах.

+1

35

- Хорошо,-  как мне показалось, с неохотой ответила Хельга, отпуская мои руки, -  но имейте ввиду, когда закончится действие лекарства у неё могут начаться истерики или она наоборот может замкнуться в себе.  Не волнуйте её, не тревожьте и ни в коем случае, даже косвенно, не напоминайте о сегодняшней трагедии.
Некоторое время, врач пристально меня рассматривала.  Валиум никак не хотел заканчивать своё действие и я молила Аллаха только о том, чтобы поскорее оказаться где-нибудь, где есть подушка и одеяло и отключиться на сутки. Закончив "осмотр экспоната", Хельга извинилась и пошла в сторону двух девушек которые, обняв друг друга, беспрестанно рыдали.  Мы же втроём тут же отошли в сторону.  Некоторое время я всё ещё придерживалась за Джараха, имитируя запуганность.  Шайтан!  Какой позор!  Я едва на ногах стою из-за проклятой таблетки!  Даже под действием транквилизатора я ощущала стыд.  И перед Джарахом в том числе, хотя наша легенда с блеском удалась на двести процентов.
- Спасибо вам, -  проникновенно сказала я, поочерёдно посмотрев на Джараха и Сильвию, -  хотя я сама виновата.  Переиграла с перебором, -  я попыталась улыбнуться.
Мы постепенно уходили от место всеобщей суеты из-за теракта.  Ощутимо похолодало, мне же было холоднее ещё и от того, что моё платье было разорвано по бокам и теперь сильно поддувало.  Нас не могли слышать, поэтому мы могли говорить более свободно.
- Вы, наверное, поедете в гостиницу? -  спросила я своих спутников, -  Если хотите, я не буду мешать:  могу вызвать такси и поехать в свою.  Я остановилась близ аэропорта.
Ещё тогда, когда я подошла к их столику в ресторане, я видела, как мило и раскованно общались между собой Саббахи Сильвия.  Возможно у них даже были романтические отношения.  Я этого не знала.  С одной стороны, не хотелось быть назойливой и мешать их компании, с другой -  шайтан путал мои мысли и вселял в сердце маленького, почти незаметного червячка под названием ревность.  Правда, поняла я что это именно ревность, спустя много времени.  А сейчас почему-то просто квалифицировала это как неизъяснимую печаль при взгляде на своего куратора и его красивой спутницы.

+2

36

Приглядевшись и пислушавшись к спору между медсестрой и террористкой Силвия осознала что с Заремой ничего серьёзного не случилось -  так, стресс. Испытав облегчение, то самое чувство как будто камень с души свалился, итальянка присела на край машины, перевести дух. Она сильно распереживалась за чеченку, а ведь пару часов назад она кричала на на неё. Впрочем, если бы Руссо было всё равно, она бы и голоса не повысила, ей было бы всё равно, а тут... Почему же вдруг Зарема не оставила её равнодушной Силвия не знала. Все её симпатии и антипатии к различным людям происходили сразу и на подсознательном уровне. Конечно, со временем она узнавала человека и мнение менялось. Как с Дмитрием Волковым, например.

Фрау Хельга, - обратилась она к немке, не оборачиваясь, — Я работала в госпитале и у меня большой опыт. Если что, я смогу оказать первую помощь и вызвать врача. Сейчас в ваших услугах нуждаются другие и больше чем она...

Разумеется, большой опыт - только частичная правда. Силвия хорошо делала перевязки и оказывала первую медицинскую помощь, чисто убирала помещения и умело развлекала больных своей болтовнёй. Всё остальное она или не умела делать, или делала, но плохо. А если учесть что Руссо давно не работала... В общем, многое она просто не помнила, а часть вспомнила только сегодня, пока волонтёрствовала с другими мед. работниками.

Кажется, её заявление о многолетнем опыте, или уговоры Джараха, сработали. Хельга отпустила больную и отправилась работать на площади, по которой совсем недавно бегала Силвия, изображая из себя мед. сестру. И только присев на край машины, она поняла что сильно устала, заметила грязь и кровь на своей одежде и вспомнила про поезд.

«У меня же билет на 18 апреля!» - спохватилась она, роясь в своей сумочке.

Времени для раздумий не было, так как Зареме понадобилась помощь. Она совсем ослабла под действием успокоительного и могла идти только опираясь на Джараха. Силвия машинально пошла рядом, бросив свой пост сестры милосердия.

Мне надо по магазинам... - невпопад пробубнила она по-английски. — Я не могу сесть на поезд в таком виде... Проводник решит что я кого-то убила. Но уже поздно и они откроются только завтра к обеду, а пока мне надо найти гостиницу....

Потом она обернулась к Джараху и Зареме и была готова задать им вопрос о наличии свободных мест в их отелях, но тут Зарема ляпнула такое, что у Руссо перехватило дыхание, она остановилась и расхохоталась во весь голос.

Нет-нет, что ты! - сказала она по-русски, отсмеявшись. — Я пригласила герра Джараха как коллегу, а он так мило согласиться выпить пива на "Октоберфест".... Мы не спим вместе....  - Силвия немного помолчала и добавила, — Честно!

Но гостиница мне нужен очень, а ещё - новые одежда. Мои остались в «Hofbrauhaus»! - она глянула на Зарему, ожидая предложения поделится своей одеждой на время, но чеченка была немного слаба и невнимательна из-за таблеток и поэтому итальянка обратилась к Джараху, уже по-английски. — Она, кажется, совсем слабой. Надо проводить её до отеля, а потом придумать что-то со мной.

Причём предложение звучало не как просьба, а как приказ, как будто у иорданца не было выбора или фрау Руссо не сомневалась в том что он не откажет.

+2

37

Пассаж Заремы про то, что она не будет мешать, Джарах не совсем понял. Без него фраза звучала нормальным предположением, что решив отдохнуть на Октоберфесте, они с сеньорой Руссо сняли номера в одной гостинице. Реакция Сильвии объяснила странную фразу и вызвала у иорданца раздражение. У Сильвии было обручальное кольцо на пальце, а он бы не позволил себе завести роман с замужней женщиной, потому, что нельзя любить или восхищаться тем, кого не уважаешь. А как уважать ту, что не уважает своего мужа? Особенно, если это европейская женщина, которая выходила замуж сама, по своей воле? Такие женщины могут стать случайными спутницами на ночь, но проводить с ними время, нет, это просто невозможно. Если у женщины проблемы с мужем, их надо решать с помощью мужчин своей семьи, отца, братьев. К Сильвии Джарах относился хорошо, ни разу, кажется, не видел ее без кольца и о своем муже она говорила сегодня с любовью в голосе. Впрочем, говорить что-то сейчас чеченке бесполезно, она просто не услышит, под действием лекарств. Но с этим кое-что можно сделать. Он перехватил Зарему, снимая браслет из паракорда с руки и расстегивая его. Коротко глянул на мусульманку, прижал ее покрепче, фиксируя, и тонкое лезвие, спрятанное в застежке резко и быстро резануло ее по внутренней стороне плеча. Внезапная и неожиданная боль спровоцировала выплеск адреналина, разгоняя кровь, усиливая дыхание и  снимая на ближайшие минут двадцать-тридцать действие валиума. А царапина была не опасной. Пара дней и заживет.
- Когда у вас или кого-то приступ анафилактического шока или вы находитесь под действием подобных веществ, резкая и внезапная боль спровоцирует выплеск адреналина. А это двадцать или сорок минут жизни, - спокойно пояснил террорист, убирая браслет в карман, - лучше, конечно, с размаху вилкой в плечо или бедро.
А сейчас, когда все более-менее в себе, можно подумать, что делать с Сильвией.
- Не расходимся,  - принял он решение, зная, что стресс штука опасная и накрыть дам может и через четыре часа. А одурманенную и временно бодрую одну оставлять тоже нехорошо, - мы ловим такси, едем в гостиницу к Зареме, забираем ее вещи, а потом едем ко мне, номер хороший и ночевать где есть, будете моими гостьями.
А еще это была не самая хорошая гостиница, но постель и номера там всегда были чистыми, белье сухое, горничная не совала нос в вещи, а администратор согласился бы принести в номер если не кровать, то матрас за дополнительную плату.
- С одеждой... - мужчина с сомнением посмотрел на платье Сильвии, - я уговорю горничную срочно привести ваше платье в порядок, но результат может быть.. не знаю.
Сам Саббах решил бы этот вопрос просто - выбрал бы на темной улочке пьяного посетителя баров, более-менее подходящего по размеру и убедил бы его поделиться. Прием Терминатора был на удивление действенным.

Отредактировано Джарах "Саббах" (03.09.2017 15:47)

+3

38

Только смех Сильвии смог пробить дурманящую (в не очень хорошем смысле) пелену, накрывшую моё сознание.  Женщина смеялась так заразительно, что я тоже прыснула со смеху.  А уж когда она заговорила по-русски, я полноценно засмеялась:
- Вы очнь смешно говорите по-русски.
Но потом пришёл стыд.  Лицо запылало так, что я готова была провалиться сквозь землю.  Проницательная Сильвия озвучила то, что я так старалась скрыть:  мою... ревность?  Да нет!  Не может этого быть!  Я не его женщина, чтобы ревновать и... "двойка" мне по конспирологии!
- Но, я не имела это ввиду... -  начала я, от души жалея, что у меня нет мусульманского платка, чтобы скрыть лицо.  Взяв себя в руки, я улыбнулась красивой женщине, -  я вам верю.  Если бы вы были вместе, то не добавили бы слово "честно".
Я не лукавила.  Слова Сильвии, действительно, звучали искренне и открыто.  Невозможно было не поверить.  Я даже пожалела о том инциденте, который случился между нами на кухне.  Но она ведь не виновата в том, что наши с ней нравы так отличаются.  На Востоке и на Кавказе менталитет не такой, как в Европе.  На Саббаха я предпочитала и вовсе не смотреть, так как перед ним уровень стыда просто зашкаливал.  Я старалась не встречаться с ним глазами и хотела было перевести тему на что-то более нейтральное, когда он сам сделал это без всяких слов.  Резкий перехват, щелчок браслета и вот острое лезвие вонзается в кожу.  Я коротко вскрикнула и непроизвольно дёрнулась, так что лезвие оставило на коже длинную царапину, разорвав ткань платья.
- Что это такое? -  испуганно спросила я, ошарашенно глядя на куратора.  Сперва я подумала, что так он хочет наказать меня за открытие постыдной темы из-за моего неуместного вопроса, но потом он всё пояснил, -  мне уже лучше, -  сказала я, потирая пальцами виски, -  наверное.  Только голова раскалывается.  Но сердце хочет жить.
После последней фразы я улыбнулась, дав понять, что не собираюсь падать в обморок и более менее пришла в норму.  Джарах сказал нам не расходиться и решил, что нужно сначала поехать ко мне, а потом к нему.  Отказываться от приглашения было неприлично, поэтому я кивнула.  Когда Сильвия заговорила про одежду, я тут же сказала:
- Не надо никакой горничной.  Мы ведь с вами примерно одного размера, верно?  Когда приедем ко мне, я подберу вам что-нибудь, а завтра вы сможете пойти по магазинам.  Идёт?

                                                                                                                             ***

    Гостиница, в которой я остановилась, находилась близ аэропорта.  Я сняла недорогой, но уютный одноместный номер:  чистый и светлый, с преобладанием бежевого, белого и кремового цветов.  Когда мы вошли, я извинилась и тут же направилась в сторону ванной комнаты, чтобы обработать рану на плече.  Мне самой нужно было помыться и переодеться, но по правилам гостеприимства, я решила сначала предоставить эту возможность Сильвии:
- Можете воспользоваться моей ванной.  Мыло, шампунь, гель для душа -  всё есть.  В шкафчике есть чистые полотенца и халат.  А я пока посмотрю, что может подойти вам из моей одежды.
Сама же я присела на край кровати и чуть приспустив рукав платья (которое здесь же и выброшу) принялась обрабатывать рану.  Я старалась сесть так, чтобы Саббах не видел моих обнажённых плеч.
- Большое спасибо, что избавили меня от действия этой дряни, -  сказала я, закончив процедуру.  Затем поднялась и, подойдя к куратору коснулась губами его руки (знак уважения и благодарности на Востоке), -  может, хотите кофе?  Только в номере к сожалению, растворимый -  варить его негде.  Сделать?
Я готова была направиться в сторону импровизированной гостиной, где стоял электрический чайник.  Настоящий кофе, видимо, я смогу выпить либо дома, либо на базе организации, а предлагать вот эту, как говорят русские, бурду Джараху -  позор!  Но другого нет, а ждать нас ему ещё долго.

+3

39

Что интересно, женщины друг друга поняли и посмеялись. Вот что у них в головах? Вокруг только что умирали люди, они сами были без оружия, под угрозой смерти, а тут такие странные мысли. Хотя чему тут удивляться, давно известно, что мужчины и женщины мыслят по-разному. Но… А повел бы он любовницу на фестиваль пива? Пожалуй, только если бы она захотела, сам бы он подобное не предложил, выбрав более...культурный отдых.
В номере, когда Сильвия ушла в ванну, он отвернулся к окну, что бы не смущать девушку, которой надо было тоже привести себя в порядок и смотрел на город, всполошенный, как муравейник, в который ткнули палкой. Может, этому муравейнику и казалось, что это горящая палка, но нет, это была просто палка.
- Делай, - кивнул он на вопрос о кофе, - и тебе тоже надо. И контрастный душ, так просто валиум не выйдет. А пока - в чем были ошибки напавших?
Любую ситуацию можно обратить в пользу и он собирался этим  воспользоваться. Пока Зарема будет анализировать, думать и на примере ситуации, случившейся с ней, это тоже сгонит сон от валиума и меньше дури в голове будет.

+2

40

К сожалению, сделать растворимый кофе похожим на настоящий, это магия, которой я не владела, потому пришлось просто положить его чуть больше, а сахара ровно столько, чтобы не чувствовалось кисловатого привкуса.  Тогда его даже можно будет пить.
- Душ я обязательно приму, -  проговорила я, наливая кипяток в чашки, -  а потом мы с Сильвией переоденемся, а-то выглядим как внебрачные дети шайтана.
Аккуратно поставив чашки на небольшой поднос, я плавной походкой вернулась в комнату.  Да-да, во мне была грация и то что я боевик, практически на неё не повлияло.  До пятнадцати лет... до того как я узнала о смерти отца... меня обучали танцам, оттуда и привычка в мирной обстановке (почти всегда) двигаться легко и плавно, как и подобает женщине Востока.  Я уже почти поставила поднос на столик, когда из уст боевика прозвучал вопрос, заставший замереть.  Проверяет!  От соратников я часто слышала "истории" о том как любит Саббах устраивать несанкционированные "экзамены" своим людям.  И попробуй только ответить неправильно!  Одна только история с молодым парнишкой-подрывником чело стоит:  Саббах приказал ему заминировать дорогу за определённое время и только в конце дал нужный инструмент.  А потом поставил его рядом с собой в пяти метрах от заминированной дороги и велел нажать кнопку на пульте...  Парня потом долго называли неприглядным русским словом "ссыкун".  Слава Аллаху, мне не надо дороги минировать, -  подумала я и, поставив всё-таки поднос, ответила:
- Они... они рассредоточились неравномерно.  Бар и вход в кухню остались без надзора, зато многие скопились у входа, который легко просматривался снайперами с крыши дома напротив.  Плюс этот наркоман с автоматом -  он мог завалить им всё дело.  Но грузовик со смертником стоял правильно.
Закончив, я беззвучно выдохнула, ощутив себя школьницей на экзамене.  А, чего я, собственно, так дрожу:  это лишь вопрос, небольшая теоретическая проверка и всё.  Но, вопреки моим мыслям дрожь не утихла, потому пришлось на время скрыться в соседнем помещении под предлогом поиска какой-то вещи.  Хотя я и знала, что Джарах ничего мне не сделает (ну, я так думала), мне всё равно было не по себе.  Приведя нервы в порядок, я вернулась и уже спокойно спросила:
- Всё правильно?
Если бы он преподавал теоретическую подготовку, я бы уже была сброшена со скалы за не прохождение.  Образно, конечно.  И всё-таки ему идут распущенные волосы.  Шайтанов Валиум!  ЭФто здесь вообще ни при чём!

+3


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Назад в прошлое или будущее » Oktoberfest, (17 сентября, 2016 после обеда, примерно 16.00, Мюнхен)