15.12.2017: КАК СОЗДАТЬ НОВОГОДНЕЕ НАСТРОЕНИЕ?

Мы приятный на вкус коктейль из шпионских игр, альтернативной истории и юмора. Основное внимание уделяем логике, бою и выполнению заданий - шпионских или диверсионных. 2016-й год. На карте сохранены СССР и ГДР. Могущественны США, ФРГ, Англия, Япония. Спецслужбы - не бездействуют, так как в ходу - гаджеты и интернет. Подписывайтесь в паблик. Если есть вопросы обращайтесь к ЦК НОЛФ или в гостевую книгу.
ЖЕРТВА ДОПРОСА
ДОСКА ПОЧЁТА
ДОСКА ПОЗОРА
НАША ГОРДОСТЬ
ХАРУКА МУОРИ

"Тут теперь, главное, поговорить с Аней без свидетеля Ивана Хоменко. Кстати, о разговоре с Аней Серёга вообще старался не думать. Кто его знает, что чувствует сейчас его любимая в сложившейся ситуации и что она устроит капитану Дубову после освобождения. Он, признаться, даже боялся немного." (с) Сергей Дубов

"Волнение стихло, после слов Дубова о том, что его отец сможет на раз решить исход ситуации. Только что-то подсказывало Хоменко, что генерал будет далеко не в восторге от услышанного, не так он скорее всего планировал провернуть эту миссию. Очередной плюсик в корзинку с названием "Презрение и нелюбовь к выпендрежнику Дубову". (с) Иван Хоменко

Вроде не от дурака рожала, сама не идиотка… Вот в кого она у меня такая простодырая и наивная? Дурочка романтическая… (с) Людмила Шевчук

"- Не понимаю, что люди в нем находят, только и знают, что губят себя и не более того. - Девушка и в самом деле не курила, да и к этому занятию относилась явно негативно. Просто не понимала, что все находят в этом занятии, какой удовольствие. Вот приводить себя в порядок, выглядеть красиво, совершенствоваться в чем-то – это удовольствие, а курение к удовольствию не относится, скорее это уничтожение собственного организма." (с) Кэтрин Уодли

"- Жрать хочу, - пробормотал Валерий, ввалившись вместе с Дубовым на кухню внутреннего двора. - Ведь нам мужикам что главное? Пожрать да выпить. Ну и титьку какую помять!" (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"17 мая - казалось бы обычный день. Бойцов гоняют по плацу, офицеры сидят в своих каморках, а прапорщик Петраков трезвеет после очередной попойки. По крайней мере так он планировал провести весь этот день." (с) Валерий Петраков

"Опять же, качественная банальность, поданная под другим углом, может быть той еще внезапностью." (с) Джарах "Сабах"

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

"Нет, этот образ никогда не надоест. Разыгрывать суматошную, неуклюжую женщину было забавно, интересно и не надоедало." (с) Глория Хадсон, НПС

"- Какие тут ещё чудеса кроме зелёного пива? Бутерброды с золотым напылением?" (с) Зарема Окаева

" Хатори, конечно, лучший агент ЮНИТИ, но даже самые уникальные агенты стареют и даже у самых уникальных бывает плохое настроение на этой почве." (с) Исамо Хатори

"Мне всё ещё было не по себе. Главным образом от того, что я услышала слово, которое Анна сказала, находясь в полуобморочном состоянии. У меня перехватило горло. Я чётко поняла одну вещь: если сейчас ко мне приставят ствол автомата и потребуют, чтобы именно я сказала Анне о смерти её матери, я не смогу. Мамочка! Мамочка! Мамочка! Это слово, сорвавшееся с губ девушки не давало покоя. Сердце у меня защемило." (с) Зарема Окаева

"Резиновых или перчаток из латекса не было, а потому пришлось довольствоваться перчатками-мочалками, которые у всех в ванных комнатах." (с) Том Гудмен

"У Джараха Тому приглянулась книга на русском, в спальне немца Йозефа были права на другое имя – Маттиас Руссо, у итальянки, имени которой Том не знал, было много записок на русском, английском и немецком языках." (с) Том Гудмен

"*Том решает осмотреть отдавленную им ногу Глории, сидит перед ней на коленях и тянет руки, но его посещает мысль* Да, сложно поверить, но в Штатах в подобных ситуациях вероятность возмущений и фраз в духе «Маньяк!» где-то пятьдесят на пятьдесят. " (с) Том Гудмен

"*опытный маньяк агент Том продолжает настаивать на осмотре ноги и забалтывает Глорию, попутно размышляя* Американцу даже стало любопытно, льстит ли ей это или всё с точностью наоборот?" (с) Том Гудмен

" *Сильвия пишет мужу* Ты как бы не входишь в лигу богатых и знаменитых, как другие гости турнира..." (с) Сильвия Руссо

"...посмотреть кино или послушать водопад, а лучше просто посидеть в уборной, но долг обязывал заниматься ерундой и помогать убийцам и аморальным людям." (с) Томоё Камики

"...он уже сам не понимал где говорит правду, а где лжёт..." (с) Том Гудмен

"Нет, искать что-то в женской сумочке?! Даже секретному агенту не стоит этого делать и поберечь нервы." (с) Том Гудмен

"А ещё, даже у самой обычной представительницы прекрасного пола в сумке могут быть вещи, которые могут заставить подозревать её в самых тяжких преступлениях, а на деле окажется что она использует всё это в мирных целях..." (с) Том Гудмен

"И, как казалось Глории, блондинка была опаснее качков-шкафов, которые эдак третьим-четвертым предложением сообщали, что они работают у "самого..." телохранителем. В смысле, ходят в неудобных костюмах, темных очках и всем своим видом показывают, кто тут охрана." (с) Глория Хадсон

"- Получается, я в банях сперла простынь! Надо потом вернуть будет, - а то некрасиво получилось как-то. Стащить простынку у нее планов не было. А то их, наверно, и так считают очень, очень странными гайкокудзинами, в смысле иностранцами, - заходите." (с) Глория Хадсон

"Что не говори, а подослать щенка, чтобы познакомиться с девушкой- это очень необычно и остроумно. Обычно мужчины предпочитают какие-то банальности вроде неловкого вопроса о самой кратчайшей дороге к местной библиотеке, стоя от нее в двух шагах, избитых с длинной бородой комплиментов или аналогов дерганья понравившейся девушки за косичку. Во взрослом варианте это были "случайные " столкновения, заскакивания в переполненный лифт в последний момент и попытки, изображая внезапный приступ клаустрофобии, прижаться поближе. Удар локтем в солнечное сплетение Эмили на таких находчивых отработала до идеала." (с) Эмили Батлер

"Теперь ей стало как-то боязно, просто прохожий не сможет вот так ткнуть пальцем в небо и попасть в ГДР." (с) Анна Шевчук

"...и это дорога к больнице! - всплеснул руками я, - наверное для большей посещаемости: пока дойдёшь, уже нужно будет идти на несколько отделений сразу." (с) Юрий Куракин

"...если когда-нибудь встречу кого-нибудь из градостроительного управления Новосибирска, обязательно заставлю его пройти здесь посреди ночи без фонарика. Можно даже в заморозки." (с) Юрий Куракин

"А подальше от Новосибирска отдохнуть лет пятнадцать не хочешь?" (с) Юрий Куракин

"Бог, или кто там есть на небе (если есть, конечно) знает, как не хотелось мне, чтобы той медсестрой с вакциной оказалась именно Анна!" (с) Юрий Куракин

"...но по этой советской беде, - я кивнул на раздолбанную дрогу, - идти я вам, всё-таки, не дам. Не хочу, чтобы вас лечил здешний персонал." (с) Юрий Куракин

"Тишина, нарушаемая только урчанием не выключенного ещё мотора. Она смотрит в мои глаза цвета стали, а я в её - цвета горького шоколада." (с) Юрий Куракин

"Гипнотический взгляд? Да, возможно. Его глаза... они были такими красивыми, но такими холодными. Она словно оцепенела, даже дышать стала, кажется, через раз." (с) Анна Шевчук

"Слава Аллаху, это были лишь её мысли, иначе интимная связь со мной была бы для неё последней.))))" (с) Зарема Окаева

"Ему самому было не лучше и, может, он тоже хотел упасть в обморок и потом слёзно умолять о чём-то..." (с) Сергей Дубов

"Ты расстреляла мою совесть!" (с) Юрий Куракин

"А ворчать надо, а то как она узнает, что я все вижу, знаю, ругаюсь, но готов к компромиссам?" (с) Джарах "Саббах"

"Американцы честно врали нам." (с) Юрий Куракин

"Мужчина сказал, что Анна его девушка, но я не спешил тут же отдавать ему драгоценный груз." (с) Юрий Куракин

"Яркий свет настольной лампы выхватывал лишь нижнюю часть моего лица, но в остальной полутьме поблёскивали сталью глаза. Пока эта сталь только изучала, прикидывала, где лучше пробурить скважину для фонтана откровений." (с) Юрий Куракин

"Да за такую подставу я ему мозги взломаю, не то, что компьютер!" (с) Глория Хадсон

"Твой хрустальный мир легко разбить, а вот, построишь ли ты его вновь, не порезавшись о его осколки?" (с) Юрий Куракин

"Я полагаю, вы тоже когда-нибудь найдёте человека, с которым захочется просыпаться в одной постели, а не только ложиться в неё. Если, конечно, вы понимаете разницу." (с) Эмма Вудс

"Я хотела убежать от самой себя, а попалась в руки КГБ..." (с) Анна Шевчук

"Вот за что он лично не любил террористов, так это за отсутствие внятной базы. Чего ты хотел добиться? Как это должно было получиться из-за твоих действий? В чем смысл вашей борьбы? На эти вопросы они не могли ответить ничего, кроме невнятных лозунгов, осевших у них в мозгах." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Фахид-то, может, уже поумнел, раз выжил..." (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"Украдкой я смотрела на куратора, наверное, любуясь им. Сильный крепкий суровый восточный мужчина-воин. Меня привлекали такие, но у Джараха была особая жёсткая, притягательная власть." (с) Зарема Окаева

"Если истово верить в каждую, то в скором времени превратишься в дерганное существо с огромными перепуганными глазами и мешком соли в руках, как у Деда Мороза из русских сказок, ага. А, и для полноты образа две лошадиные подковы на шею для равновесия и четырехлистник клевера в кармашек. Представили?" (с) Эмили Батлер

"Понедельник тоже не был ни в чем виноват. Дурную славу ему обеспечили бурные выходные, из-за которых некоторые люди не успевали высыпаться и раздражались при наличии малейшего повода, чтобы выплеснуть дурное настроение на того, кому не повезет попасть им под горячую руку. Если повода не было, его придумывали." (с) Эмили Батлер

"...это кто же тебя так воспитал, что ты во время разговора со старшим уходишь?" (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его" (с) Джарах "Саббах"

"независимая, свободолюбивая женщина, привыкшая отвечать за себя сама, добровольно стала помогать террористам, для которых женщина не то, что не человек, даже хуже хорошего коня" (с) Джарах "Саббах" в образе Андрея Лозовского

"...иорданец дождался момента, когда девушка повернется к нему спиной и, быстро взяв в руки нож, вытянул руку, проводя кончиком ножа от затылка Заремы вниз, по позвоночнику, к плечам. Пока - не сильно, не дожимая едва-едва, что бы линия окрасилась кровью."(с) Джарах "Саббах"

"До какой степени физического воздействия мог зайти разговор, он пока и сам не знал. Калечить ее он точно не собирался, но взрывная чеченка могла повести себя непредсказуемо,..." (с) Джарах "Саббах"

"Аллаха не оскорбят слова неверного, но действия его сыновей и дочерей могут прогневать его. А спорить с каждым, доказывая и объясняя почему у тебя так... времени не хватит. Коран учит и мудрости и терпению и вести себя достойно и примером показывать верность религии." (с) Джарах "Саббах"

"Дверца, висящая на одной петле, негромко, но противно скрипнула. Джарах резко пнул ее ногой, действуя как раз просто, грубо и потому, что захотелось и та грохнулась на пол." (с) Джарах "Саббах"

Девочкам, в конце концов, тоже надо развлекаться, а пялиться так откровенно и впрямь было нехорошо.(с) Джарах "Саббах"

Лента Rusff
Prologue. The Power of Imagination Daring life: NEW YORK Loves You


» NOLF в VK » NOLF на Photoshop: Renaissanse » NOLF на Мийроне" » NOLF на Live Your Life » NOLF на White PR » NOLF на ТАНКЕ » NOLF на ЗЕФИРЕ » NOLF на COFFEE BREAK » NOLF на APTiSHOK » NOLF на QUADRO.BOARDS » NOLF на Едином форуме поддержки
ТОПЫ
Рейтинг форумов Forum-top.ru
*жать каждый день
БАННЕРЫ

Ничто не вечно | Nо One Lives Forever

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Казино "Нихон" 20. 06 - 01.07 » Горе объединяет(?) (25.06.2016).


Горе объединяет(?) (25.06.2016).

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

Много чего нужно было ответить на реплику Сергея.  Много.  Например о том, что Аллах всё видит и это, хоть и моральное, но наказание было им заслужено, но, во-первых, он сам это прекрасно понимал, во-вторых, как раз в ту секунду, когда я собиралась уже сказать хоть что-то, мы услышали женский крик.  Молодой человек первым бросился из кафе, я следом.  Перескакивая лестничные пролёты через две ступеньки, мы влетели в коридор онкологического отделения.  Подбежав к палате Людмилы Александровны (поскольку крик доносился с того конца коридора), мы увидели молодую женщину, сидящую на полу у стены.  Она была без сознания.  Из палаты в это время вывозили каталку, вокруг которой столпились врачи и медсестра, моя сегодняшняя напарница, поддерживала капельницу.  Бледная, под цвет простыней Людмила лежала на каталке с плотно закрытыми глазами, а на губах её алели капельки крови.  Сергей спросил, помогу ли я ей?
- Анне да, -  сказала я, глядя на девушку на полу, -  а вот ей...
Я молча кивнула в сторону каталки, которую стремительно везли по коридору в сторону грузового лифта.  Врачи её боролись за жизнь пациентки, но всё и так было понятно.  Сейчас нужно было сделать что-то, чтобы молодой человек либо не впал в ступор, либо не начал разносить больницу по кирпичику -  не нужно ему этого делать.  Потому я сказала:
- Отнеси её в палату, а я принесу нашАтырь, -  от волнения я сделала ударение на второй слог, но разве это сейчас играло какую-то роль?
Когда Сергей поднял Анну на руки, я убежала в процедурную.

                                                                                                                            ***

    В некоторых советских больницах реанимационное отделение находилось на цокольном этаже.  Выглядело это очень цинично и очень прагматично, как и многие вещи в СССР:  тут тебе реанимация, а тут тебе морг за поворотом.  В рамках онко-отделения это выглядело ещё более ужасным.  Но дежуривший сегодня Климовский А. Ю. честно пытался спасти больную.  Честно помог медсёстрам завести каталку в палату реанимации и честно велел приготовить дефибриллятор.  А потом честно заглянул в медицинскую карту пациентки.
- Не реагирует, Андрей Юрьевич, -  с тревогой проговорила молоденькая медсестра с небесно-голубыми глазами.
Вторая снова приложила женщине к груди кругляшки электродов.  Тело Людмилы Александровны Шевчук подбросило вверх, а потом она снова неподвижно лежало на жёсткой каталке.  Вдруг, кардиограф запикал чаще, а кривая сердцебиения участилась на количество острых волн.
- Пульс есть! -  обрадовалась медсестра, -  Андрей Юрьевич!  Жива!
Но врач радости не поддержал, а только медленно стащил с головы высокий медицинский колпак и молча кивнул на пациентку.  Из груди Людмилы вырвался надсадный кашель, сопровождаемый редкими кровяными каплями, а потом какой-то хрипящий звук, будто бы она говорила что-то.  А потом кардиограф издал непрерывающийся монотонный писк, а на мониторе стала видна идеально ровная линия.  Медсёстры застыли в оцепенении.  Им обеим уже доводилось видеть смерть, но каждый раз это воспринималось как в первый.
- Вызовите санитаров и в морг, -  чуть охрипшим голосом проговорил Климовский, -  а я извещу её дочь и зятя, они оба здесь.
Врач вышел, одна из медсестёр следом.  Через три минуты пришли два молчаливых крепких мужчины в марлевых повязках.  И никто уже никогда не узнает, что "невнятный звук", вырвавшийся из груди военного врача был её последним словом -  "Анечка".

                                                                                                                                ***

    Я быстрым шагом шла в направлении палаты, где находились Сергей и Анна, когда меня обогнал Климовский, дежуривший в этот вечер. 
- Андрей Юръевич! -  окликнула я его, но он даже не обернулся, пришлось догнать его и взять за плечо, -  Андрей Юръевич, подождите!
- А ты подождать не можешь? -  резко ответил он, обернувшись.
- Если что-то с Людмилой Александровной, я сама им скажу.
Я знала, какими сухими, неумолимыми и беспощадными могут быть слова врача, который сообщает людям о смерти их близких.  Знала и не хотела, чтобы Сергей и Анна узнали об этом вот так, топорно, некорректно.  За то время, что мы проговорили с Сергеем в кафе, я прониклась к нему и сейчас хотела максимально смягчить удар и для него и для Анны.
- А нечего говорить, -  Климовский остановился и выразительно посмотрел на меня.
Ни говоря ни слова, я прошла мимо него в палату.  Он наверняка обрадовался, ведь хоть один раз ему не придётся приносить плохие вести лично.
    Анна всё ещё была без сознания.  Поставив поднос с нашатырём, ваткой и стаканом воды на тумбочку у кровати, я не спешила приводить девушку в сознание.  Вместо этого, я присела перед Сергеем и положила свою руку на его:
- Врач сделал всё, что мог... -  я сделала паузу, потом посмотрела в глаза мото-стрелка, -  сам ей скажешь или мне?
Поднявшись, я подошла к кровати, на которой лежала Анна, чтобы привести её в чувства.

Отредактировано Зарема Окаева (20.09.2017 18:36)

+2

22

Так резко всё оборвалось. Не было ничего. Ничего не чувствовалось и не ощущалось. В такие моменты это ощущение наверно должно быть приятным, но Ане после пробуждения явно будет жаль, что она проявила такую слабость, что не справилась, что не была сильной когда должна была быть. И это будет отчасти верным ощущением. Она смогла пережить побег из изолятора и принять участие в краже вакцины, перетерпев тот унизительный допрос, всё ещё оставаясь обычно медсестрой с военной базы, но пережить осознание неизбежности прямо сейчас ей не хватило сил. Признать, что всё вскоре закончится вот так... это ужасно. Будто бы всё не с ней. Хотелось бы чтобы было не с ней. Хотелось в такие моменты убежать куда-то подальше от всего мира, свернуться калачиком и пропасть. Исчезнуть на время. Лишь бы этого времени хватило на осознание того, что ничто не вечно.

Она всё ещё не приходила в себя, но уже почти отчётливо чувствовала запах лекарств и что лежит, но будто бы не может и шевельнуться. Позже к этому добавились, звучавшие эхом, сбивчивые голоса. Аня даже не может разобрать их. Как на грани сознательного и бессознательного. Ей не хватает чего-то чтобы вернуться сюда окончательно, возможно желания. Скорее всего поэтому и придумали этот едкий и гадкий нашатырь - чтобы не оставлять человеку выбора. Со временем всё становится чуть чётче и вскоре ей правда удаётся отличить женский голос и слова "скажешь или мне". К счастью или нет обморок не длится долго, если человек не заснёт, а Шевчук было точно не до сна. В какой-то момент ей даже начинает казаться будто бы она готова снова рвануть к маме, но нет. - Мамочка... - очень глухо и едва разлепляя губы, произнесла она и поморщила лоб, пытаясь шевельнуть головой, но безуспешно. Будто бы силы её покинули в тот самый момент когда мама потеряла сознание, а Аня веру в то, что сумеет побыть рядом дольше этих нескольких десятков минут.

+4

23

Серёжа был очень послушным и беспрекословно сделал как ему говорили: отнёс девушку в палату, уложил на соседнюю кровать (просто ему показалось несколько странным укладывать туда где пару минут назад лежала Людмила) и стал ждать Зарему. Удивительно, но он даже не метался по палате, не выглядвал каждые тридцать секунд в коридор, просто сидел на тумбочке, смотрел на Аню и ждал возвращания Заремы, а вместе с ней и новостей о состоянии Людмилы Александровны.
"Правда, какие тут могут быть новости?!" - рассуждал он. - "Она ж ясно дала понять: Ане помогу, а ей...."
Сергей снова и снова прокручивал в голове происходящие события и никак не мог отделаться от чувства вины. Даже сейчас, когда казалось бы надо волноваться и требовать немедленного спасения, молится всем Богам и лить крокодильи слёзы, он просто сидел на тумбочке и ждал, без единой эмоции. Дубову самому от себя страшно стало: он как будто совсем перестал чувствовать!
И вот в палату вошла Зарема и капитан почуял запах нашатыря ещё с порога, хотя бутылёк был прикрыт куском ваты. Он встал и отошёл от кровати к окну, встав около Ани с противоположной стороны. Медсестра почему-то не стала торопится приводить Анну в чувство, а обойдя кровать присела напротив него и взяла за руку. Так, до того как чеченка что-то сказала, Дубов всё понял.
- Может не сразу? - отозвался капитан. - Пусть в себя придёт сначала... Стой!
В этот момент Аня что-то сказала, но Сергей, к сожалению, ничего не разобрал, но заметил что девушка как будто пыталась очнуться без помощи медикаментов. У неё не получилось и уже через секунду она снова их покинула.
- Вообще, может, пока не надо её в чувство приводить? - и только капитан это сказал, как сразу понял какую глупость он сморозил. - А, хотя, нет. Давай, приводи... Надо же ей это сказать - рано или поздно-то.
Дубов сложил руки на груди, мысленно уговаривая себя что рано или поздно Аня всё равно узнает правду или поймёт сама. Так уж пусть лучше он ей скажет, она поплачет, но рано или поздно этот кошмар закончится и одним камнем на душе станет меньше.

+2

24

Мне всё ещё было не по себе.  Главным образом от того, что я услышала слово, которое Анна сказала, находясь в полуобморочном состоянии.  У меня перехватило горло.  Я чётко поняла одну вещь:  если сейчас ко мне приставят ствол автомата и потребуют, чтобы именно я сказала Анне о смерти её матери, я не смогу.  Мамочка!  Мамочка"  Мамочка!  Это слово, сорвавшееся с губ девушки не давало покоя.  Сердце у меня защемило.  О, Аллах!  Не представляю, что с ней будет, когда Сергей скажет ей об этом.  Сам же Сергей тоже видно запаниковал, потому что поначалу высказал абсурдную идею о том, что не нужно приводить девушку в чувства.  И всё же он решил, что девушка должна прийти в сознание.  Взяв вату, я смочила её нашатырём и провела возле носа Анны.  Глаза она не открыла, потому я легко похлопала её по щекам:
- Анна.  Аня.  Придите в себя!
Увидев, что девушка реагирует, я повернулась к Сергею и тихо сказала:
- Дальше ты сам.  Лучше будет, если я оставлю вас.  Вам говорить надо вдвоём.
И снова куча грамматических ошибок в построении предложений.  Это всё волнение.  Печально посмотрев на молодых людей, я покинула палату.  Вечер будет трудным, да и ночь не легче, потому нужно было совершить намаз.  Да и другие пациенты ждали помощи...

+3

25

Вообще было в Серёжкином стиле спрятать голову в песок, нет тигра - нет проблем. Не приводить Аню в сознание только он мог придумать. Идеальный план, кстати. Пока она в обмороке ничего не нужно объяснять. Есть время вернуть себе уверенность и самообладание. Она бы не удивилась даже, если бы услышала эти слова. Но она не слышала. Лишь отголоски, что-то нечёткое, неявное. И вот тот самый неприятный момент. Этот мерзкий запах ударяет по обонянию и девушка морщится, жмурится... не сон, теперь ясно, что всё это точно не сон. Медсестра всего лишь делает свою работу, но ей настолько не хочется приходить в себя, что она лучше бы пролежала так и дальше. Может даже вообще не возвращалась в эту неизбежность. А приходится.

Аня приоткрывает глаза, успевая лишь увидеть лицо девушки, как свет сразу же больно бьёт, заставляя жмуриться снова. Разобрать удаётся лишь то, что она оставит их. Начало она ещё не восприняла, а конец слился с посторонними звуками и её неприятным состоянием. Аня касается лба ладонью и на глаза попадается Сергей.  - Серёж! Где мама, ей помогли?! - девушка быстро соскакивает с кровати и тут же на неё оседает, такая дикая слабость - Молю тебя, скажи, что всё хорошо, Серёженька, молю - он ещё ничего не сказал, а она все последние слова уже говорила сквозь слёзы. Да, она сама медсестра, но это всю жизнь не мешало ей верить в чудо. Ведь всё могло ещё обойтись, мама ещё может быть жива и возможно ещё есть шанс снова увидеть её, обнять, поцеловать...  - Пойдём к ней, я должна её увидеть - она поднялась уже осторожнее и была полна решимости, утягивая Сергея за собой и попутно вытирая слёзы.

+3

26

Дубов поразился откуда столько энергии взялось:
"Вот только что же лежала без чувств, сил не было и только ей дали нашатыря понюхать, сразу засуетилась! Ну, оно и понятно - мы ещё и не на такое способны!"
Тем временем, Аня стала задавать вопросы, просить о чём-то и даже слёзы на глазах появились. Сергей же слушал её в полуха, сам размышляя над тем какие слова подобрать и что сказать, а в животе, вдруг, появился какой-то непонятный комок.  Банальными фразами вроде "Держись!", "Ты сильная!", "Радоваться надо, она отмучилась..." и так далее бросаться не хотелось, трагедий и слёз тоже, он посчитал, не нужно. Ему самому было не лучше и, может, он тоже хотел упасть в обморок и потом слёзно умолять о чём-то.
"Как будто это поможет..." - скептически подумал Дубов, понимая что отступать некуда, а тянуть больше нет смысла.
Но ещё в поезде он решил что будет максимально собран и не даст волю эмоциям. Моральная поддержка, оно, конечно, дело хорошее. Можно эмоционально сказать что-то такое что девушки полегчает, найти какие-нибудь слова поддержки. Да только Сергей Николаевич особым красноречием не отличался, да и не умел он зубы заговаривать. Тем более, о простых вещах, как подписание бумаг, оформление свидетельства о смерти, организация похорон - об этом тоже думать надо. Снова кто-то должен этим заниматься. Не Аня точно. Вот так у Серёги не осталось выбора, но он не жаловался. Наоборот, сам вдруг понял что ну хоть какой-то толк от него будет. От этого стало немного легче и слова поддержки нашлись. Дубов сел рядом с Аней, взял её за руку, приподнял её голову немного за подбородок, чтобы установить зрительный контакт.
- К маме не надо идти, она умерла, - чётко сказал капитан, замолчав ненадолго, чтобы помочь Ане переварить услышанное. - Но ты же знаешь Людмилу Александровну: она себя никогда не жалела, вот и запустила свою болезнь. Я у неё спрашивал, она говорит, знала что рак, пыталась лечиться, но тебе не рассказывала - не хотела расстраивать.

+1

27

Такое утомительное, выматывающее молчание Сергея только сильнее напрягало и пугало. Странно, но более Аня ничего не могла сказать, даже поторопить его не смела. Он был таким задумчивым, что даже непривычно странно выглядело это всё со стороны. Она догадывалась о чём он хочет сказать, она ведь сама всё видела, но не хотела верить в это, даже задумываться об этом не хотела. Возможно даже было бы легче обмани он её сейчас, но надолго ли? Рано или поздно нужно будет всё признать и принять. Пришлось немного осесть и перевести дыхание, пока Дубов не уселся рядом, пытаясь поймать её взгляд. Может быть так было вернее всего, возможно это был самый правильный подход, резко и чётко. Всё по делу. Но для неё такие слова показались слишком уж сухими. Она была бы готова услышать их в таком тоне от медсестры, но не от любимого мужчины, который вроде как должен понимать и щадить её чувства.

Аня ничего не говорила, лишь молча проглотила всё как есть. А потом он добил её известием о том, что мама знала о своём недуге. Всё это время знала?! Но ведь всё можно было исправить? Хотя бы попытаться! Зачем? Почему она молчала? Кого она боялась расстроить? Так у Шевчук хотя бы было время подготовиться и она бы точно старалась почаще видеться с ней. Да и он не лучше. Сколько времени он проводил здесь, в больнице, а Ане даже не намекнул. Не сказал ничего, она бы сразу же рванула сюда, не раздумывая. Целых две недели в Индии она ни о чём не подозревала, а могла быть рядом. Впрочем... уже неважно... Уже всё это неважно...

Девушка так ничего и не сказала, спокойно и молча выйдя в коридор. Как назло, в подтверждение, мимо провезли уже бездыханное тело её матери, попутно накрывая её лицо простынёй. От этого стало совсем дурно. Аня вернулась в палату, где успела провести некоторое время рядом с матерью и взяла пакет с продуктами, что купила по дороге сюда. Окинув взглядом палату она всхлипнула, прикрывая свободной рукой нижнюю часть лица, а глаза изо всех сил жмуря. Ненавидеть кого-либо сейчас или винить в своей беде она просто не имела права. Пакет Шевчук принесла на стойку и попросила раздать всем, кто нуждался в чьей-то поддержке, а потом вышла из больницы, глубоко вдыхая воздух. Что делать дальше? Такие странные чувства, словно ураганом гуляли внутри неё, снося всё на своём пути. Жестоко и подчистую. В какой-то момент девушка просто пошла, а потом и вовсе побежала вперёд, не оглядываясь и не желая останавливаться. Она не видела ничего вокруг и не слышала, просто бежала, надеясь, что сумеет сбежать от себя...

0

28

Когда Аня вышла в коридор, Серёге даже стало как-то легче. Он не сразу пошёл вслед за ней, а несколько минут посидел в палате. Конечно, он мог бы выдать что-то более эмоциональное. Но он же, каким бы оболтусом не был, человек военный, а не артист. Не просто так же он дослужился до капитана (пусть и не без помощи бати). Да и потом, он считал что в таких ситуациях не надо произносит двусмысленных слов, в духе "Она ушла от нас", "заснула вечным сном", чтобы не быть неправильно истолкованным. Точно также как и не стоит говорить слов поддержки, потому что они не помогают, а делают только хуже. Словом, Дубов сказал новость так как бы сам хотел её услышать - прямо и безо всяких лирических отступлений. Понравилось Ане это или нет он не знал, но сейчас это было последнее что волновало Дубова.
Ему же тоже надо было время чтобы всё переварить, успокоится. А для этого капитану-то и нужно было побыть в одиночестве и тишине. Чтобы он никому не мешал и ему никто не мешал. Так что он был благодарен Ане за то что она не стала с ним разговаривать и куда-то ушла. Да, она появилась в палате снова, собрала вещи, но потом снова исчезла. И её не было довольно долгое время. Капитан не знал сколько он приходит в чувства, но когда же всё таки попытался узнать где его девушка, ему сказали что она убежала.
Сначала Сергей не поверил и несколько раз переспрашивал охранника, но он говорил всё одно: сначала вышла, а потом убежала. Дубов, уточнив все детали, перед поисками девушки, решил поговорить с Заремой. Так он нашёл медсестру и попросил её подержать тело Людмилы в морге один день.
Мне надо Аню найти, она вот куда-то убежала... Она может побыть у вас эту ночь? Завтра, ну максимум после завтра, - Сергей помолчал. — Всё зависит от того когда я найду Аню, мы придём и всё оформим и подпишем всё что надо. Ладно? Или мне лучше с врачом поговорить?
Чтобы не начать паниковать и не наделать глупостей Дубов сконцентрировался на двух целях: решить вопрос с Людмилой Александровной и найти Аню. И сейчас он пытался решить первую проблему, касающуюся того что же делать с телом.

+1

29

Пока Сергей и Анна разговаривали, я была в процедурной.  Заперев дверь на ключ, я расстелила молитвенный коврик и принялась творить молитву.  Время намаза ещё не пришло, но я могу просто не успеть.  Эта молитва была особой:  её читали боевики перед тем, как провести Акцию или пойти на смерть.  На смерть идти я не собиралась, а вот до выполнения задания осталось совсем немного. 
    Убрав коврик, я посмотрела на часы -  до окончания приёмного времени осталось десять минут.  Вот и прекрасно.  Аня останется одна.  В самый раз.  Но её этот мотострелок...  Если он выживет, будет плохо -  не нужны мне сейчас стычки с русскими военными.  Вытацив из под стола запечатанную картонную коробку с красным крестом на боковой грани, я проверила её содержимое, а затем крепко перемотала скотчем.  Коробка была небольшой и довольно лёгкой.  Взрывчатка много не весит.  Осталось отдать её Анне и попросить отнести на сестренский пост.  Очень удобно -  находится как раз посреди коридора, радиус поражения будет как раз такой, какой и нужен.  Выйдя из процедурной, я уже направилась было к палате, где находились Сергей и Анна, но молодой человек сам бежал мне навстречу.  Аня сбежала?  Тем лучше.  Бомба как раз дистанционная.  Поставить на пятнадцать минут и уйти.  Конечно, я рисковала, потому что бомбу могли найти до взрыва и это меняло дело, но...  Да поможет мне Аллах.
- Нет-нет, -  улыбнулась я, -  вам с врачом говорить не нужно.  Сейчас вам лучше найти Аню.  Нельзя оставлять её одну в таком состоянии.  А с врачом я сама поговорю, не волнуйтесь.  Идите смело.
Я чуть улыбнулась.  Хотела попрощаться с Сергеем за руку, но руки были заняты коробкой. Когда мужчина, наконец, ушёл, я выдохнула.  Всё! Последний рывок.
    Принеся коробку на пост, я поставила её под "кафедру" и быстрым шагом направилась к чёрному ходу.  Пройдя по тёмной лестнице, я вышла на улицу.  Не сбавляя шага прошла по территории больницы.  На мне всё ещё была одежда медсестры, под которой была блузка и длинная, но не в пол, юбка.  У ворот больницы я посмотрела на часы.  Три минуты.  Аллах Акбар!  Выйдя за ворота, я спряталась в кустах, медленно стягивая с головы накрахмаленный белый колпак.  Пятьдесят девять, пятьдесят восемь, пятьдесят семь...  Внутри всё напряглось.  Если взрывчатка не сработает, или её найдут -  задание провалено, и тогда...  Десять, девять, восемь, семь...  Я прикрыла глаза и сделала жест, будто умываю лицо -  аналог креста у христиан.  Три, два, один.  Оглушительный взрыв, но без столба пламени.  Просто огонь начавшегося пожара.  Это не я пожалела взрывчатки, это медсестра Анна не смогла бы положить больше...  Она и Сергей были почти единственными на этаже, а из дежурных медсестёр только мы...  Меня уже не достанут, а вот беглянку скорее всего найдут и допросят по всей строгости.  Миссия выполнена!
- Аллах велик, -  прошептала я по-русски и, сняв медицинский халат, понесла его в руках, чтобы скинуть в ближайшую мусорную кучу, но предварительно поджечь. 
Можно отправляться на базу!

Эпизод закончен.

+3

30

В больнице произошёл взрыв, но тело Людмилы не пострадала, так как находилось в морге. После расследования на месте, подозрения пали на Анну Шевчук которая была на сестринском посту, отдала какой-то пакет, а потом убежала из больницы.

http://funkyimg.com/i/2kdXh.png

0


Вы здесь » Ничто не вечно | Nо One Lives Forever » #Казино "Нихон" 20. 06 - 01.07 » Горе объединяет(?) (25.06.2016).